КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеПальнем-ка пулей в Святую Русь...

16 ИЮЛЯ 2010 г. НИКИТА КРИВОШЕИН

«Пальнем-ка пулей в Святую Русь...»

(А. Блок «Двенадцать»)

 


На открытии выставки "Осторожно, религия!" в музее и общественном центре
имени Андрея Сахаров 14.01.2004

 

Этим ли отчаянным советом Александра Блока, верующего в Бога (и в богоданность революции, увы, тоже), вдохновлялись устроители мероприятий «Осторожно религия!» и «Запретное искусство-2006»? Если подходить оптимистически, то можно сказать, что они выбрали своим примером седобородый эпатаж Маринетти с футуристами. Но скорее всего все-таки подражали Демьяну Бедному с Емельяном Ярославским или простенькой ленте из золотого фонда «Мосфильма» «Праздник святого Йоргена». Взывая (вполне неумно) к «иранской опасности» — это в стране-то, где верующих что в бесклассовое общество, что в Творца в Его разноконфессиональных ипостасях — меньшинство населения.

Ругань всё та жа: когда А.И.Солженицын пребывал в изгнании, его за православность обозвали в эмиграции «аятоллой». Что ни рассказывай о концептуализме, свободных ассоциациях, смещении символов или интроспекции добровольных зрителей, смотрящих в замочную скважину — выбранная ими художественная продукция являет собой брутальное кощунство, наметившее себе приоритетной мишенью христианство. Если кто считает, что покойному Андрею Дмитриевичу на том свете приятно смотреть на эти безобразия в стенах своего центра — напишите мне, попробую ответить.

Организаторы в молодости благополучно учили и сдавали «основы научного коммунизма» и зачёты по «научному атеизму», а на кухне вечерами вольно собеседовали. За «кухню» уже не сажали. Но гражданский и эстетический кураж, как ни парадоксально, завёлся у них именно сейчас — при «идеологической диктатуре реакционного православия» (с их слов).

В 59-м я видел, как в бараке политлагеря в Сосновке, в Мордовии, начальник отряда капитан Ежов с криком «в сектанты подался, в ШИЗО пойдёшь» топтал изъятое на шмоне произведение ленинградского художника Родиона Гудзенко (карандашом на оберточной бумаге Родя нарисовал, как бы под Дега, танцовщицу на фоне крестовины оконной рамы). А сегодня меня Ю. Самодуров и А.Ерофеев упреждают: религиозные волки, конкордат, принуждение к национальной православной идентичности, синод — это перевоплощение идеологического отдела ЦК... Неужто плохое советское так незаметно ушло из памяти? И «бульдозерные выставки» здесь ни при чём.

Надо бы помнить, что обладание хоть малым стыдом в говорении неправды благодетель не только религиозная, она и в цивильном социуме уместна.

Прародители нынешних комиссаров Базаров с Рахметовым, Желябов с Александром Ульяновым рисковали не трёмя годами поселения или потерей некоей суммы денег, а куда страшнее. Коли уж так хочется мученичества не салонного, а настоящего, найти его можно. Но вряд ли показом в галереях РФ и Парижа целующихся милиционеров.

Общество, покалеченное 75-ю безбожными годами, неуверенно нащупывает очертания секулярности, границы свободы совести, линии обязательной защиты достоинства и прав, определения того, что табуировано. Если кто хочет поспособствовать успеху этого поиска, лучше бы сосредоточился на перебазировке В.И. Ленина в другое место, чем, простите, путать Божий дар с яичницей (икрой? Как показано на безобразной картинке).

Русская интеллигенция отошла от веры давно, чуть ли не с её зарождения как сословия. Но не вся: автор «Гаврилиады», в которой он потом каялся, достигши 30 лет, стал глубоко православным, написал «Отцы пустынники», лучшее религиозные стихи, какие я знаю. Петрашевец Фёдор Михайлович после каторги пришёл к «Бесам» и к «Дневнику писателя», юный ленинец Солженицын стал автором «Молитвы», великой своей «Крохотки». Отказ от писаревских «сапог всмятку» наметился в ХХ веке, с отходом от легального марксизма Булгакова с Бердяевым, с возрождением старчества и, позднее в изгнании, с формированием «парижской богословской школы»...

В России же не тут-то было: Базаров взял своё!

Не стоит обходить молчанием и общину истцов в этом процессе: не правильнее ли было бы организовать свою выставку, и не только с Айвазовским и Шишкиным, а с Нестеровым, современными иконами Руо и Матисса, о. Георгия Круга, сестры Иоанны Рейтлингер или Успенского? Вместо этого, они без особого прока пели неверам псалмы в суде, затараканенном их же друзьями. От хорошей не замшелой выставки наверняка и пользы было бы больше, чем от туманной юриспруденции. Скажу, что силовой (насильственной) религии я предпочитаю, к примеру, Алёшу баптиста из «Одного дня Ивана Денисовича».

Для оптимистического заключения: «процесс не пошёл, а прошёл», штраф неприятен, но деньги — голуби. Разумнее всего отметиться в кассе судебных приставов и отойти от всех этих стрессов.

В последнее время возобновился туризм в Сирийскую республику. Позволю себе порекомендовать героям дня приобрести путёвку в эту богатую памятниками страну и хоть километров десять прошагать по дороге в Дамаск. Поход может пройти с пользой для зрения, и не только художественного.

Александра Подрабинека, к которому я питаю большое уважение и как к публицисту, и лично, осмелюсь попросить еще раз подумать над словами «по стопам инквизиции»: ведь это не так. И коли он разгадает матерное слово из четырёх букв — пусть сообщит мне. Благодарю заранее.

Обсудить "Пальнем-ка пулей в Святую Русь..." на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

В СМИ //
Условие выживания диктатуры – развал нации // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Последнее слово Улюкаева // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Я Пастернака не читал... // МИХАИЛ БЕРГ
Отсеките вздор — останется главное // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Выставка судебного искусства // АНТОН ОРЕХЪ
По стопам инквизиции // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК