АВТОРЫ
КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществе Рождественская симфония

27 ЯНВАРЯ 2011 г. СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК

Закончились XIX Международные Рождественские образовательные чтения. «Практический опыт и перспективы церковно-государственного сотрудничества в области образования» — так звучала тема прошлогодней конференции. Название нынешней свидетельствует о том, что перспективы стали реальностью: «Церковь и государство: соработничество в решении общих задач». В рамках запущенного в апреле прошлого года эксперимента по введению Основ религиозных культур и светской этики (ОРКСЭ) школьники изучают «духовно-нравственные предметы», и неудивительно, что на чтениях этой теме уделяли много внимания, в том числе патриарх Кирилл в своей речи на открытии форума.

Отметив, что впервые с 1918 года, когда вышел декрет «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви», учителя получили возможность открыто говорить с учащимися о религиозной традиции, патриарх привел некоторые статистические данные: курс ОРКСЭ изучают 240 тысяч школьников в 21 регионе страны (в этом году к отобранным изначально 19 регионам прибавились Ярославская область и Республика Марий Эл), в эксперименте участвуют 10 тысяч школ и 15 тысяч учителей. Вопреки высказываемым многими экспертами опасениям, курс оказался совсем не конфликтогенным, напротив, опрос, проведенный осенью по заказу Общественной палаты, показал, что около 20% родителей считают, что класс, в котором учится их ребенок, стал более дружным. 

Разговоры с приехавшими, как всегда, на конференцию учителями из провинции подтверждают выводы исследования. Например, в городе Зеленокумске Ставропольского края, где Основы православной культуры факультативно преподают с 1998 года, на занятия ходят дети и из мусульманских семей. «За все годы моего преподавания в школе, — рассказывает помощник зеленокумского благочинного по религиозному образованию Ирина Воробьева, — с самого 1998 года, у меня только две семьи отказались от факультатива — одна баптистская и одна мусульманская. Баптисты и иеговисты, как правило, однозначно не соглашаются, а мусульмане практически всегда соглашаются, и дети прилежно учатся. Девочкам-мусульманкам родители, правда, не разрешают ходить в храм, если какая-то тема требует присутствия в храме, девочки воспитываются более строго, а мальчикам разрешают — не крестись, но, пожалуйста, пойди посмотри, какой у христиан храм».

Вообще абсолютное большинство родителей, 78%, положительно относится к преподаванию в школе религиозной культуры, с удовлетворением подчеркнул патриарх (не уточнив, правда, к какому преподаванию — факультативному или обязательному, — но кого теперь волнуют такие мелочи?).

Прозвучала на чтениях и более дифференцированная информация. Интересное исследование провели в Калининградской области, где 67% родителей выбрали светскую этику, 28% ОПК и 5% историю религий. Анкетирование проводили среди 11 700 человек. Оказалось, что учителя и родители ждут от преподавания курса разного результата: учителя на первое место поставили улучшение взаимоотношений с окружающими, а родители — расширение кругозора, за исключением родителей, выбравших ОПК, — те в первую очередь надеются на нравственное развитие. Такое впечатление, что каждая сторона воспроизводит мнение своей референтной группы: учителя — методистов, объясняющих им, что курс направлен на «диалог культур во имя гражданского мира и согласия»; родители, выбравшие ОПК, — церкви, а основная масса ориентируется на тот очевидный факт, что школа должна учить. 

Поскольку образовательные органы во многих регионах работают сейчас в тесной связке с епархиальными отделами образования (местные чиновники и раньше в большинстве своем сотрудничали с церковью, а теперь, после запуска официального эксперимента, делают это с особым рвением), в Калининграде были обескуражены столь низкой популярностью ОПК и задали родителям вопрос, как они делали свой выбор. 64% родителей ответили, что их выбор был осознанным, 21% следовал мнению большинства, а 14% — рекомендациям школы. С директорами и родителями было решено поработать. Про конституционные нормы никто теперь и не вспоминает.

На одной из секций сотрудники региональных управлений образования чередой выходили с докладами и отчитывались, какие меры были предприняты, чтобы повысить процент выбирающих ОПК. А ведущий секции Герман Демидов из синодального образовательного отдела всячески их подбадривал: «Крайне важна работа с родителями, которые не понимают, что от них требуется. Надо проповедь «не бойтесь» подкреплять законодательными документами». В Калининграде так и сделали: среди директоров провели ликбез, раздав им пакеты связанных с экспериментом документов («Большинство директоров не дают аналитической оценки курса, оценивают его как положительный, и все», — недовольно говорила методист из Калининграда Марина Соколова), а родителей обрабатывали священники на родительских собраниях — объясняя им важность ОПК. Процент изучающих ОПК несколько повысился, отметила Соколова.

Как всегда, нападали на модуль «Основы мировых религиозных культур». Почин, на первом же пленарном заседании, положил председатель Отдела религиозного образования и катехизации епископ Зарайский Меркурий, который сказал: «Недопустимо и бессмысленно прививать детям, не знающим основ родной культуры, понятия сразу обо всем многообразии существующих религиозных практик, развивая тем самым космополитизм и нравственную индифферентность». (Интересно, знание рельефа Японии тоже развивает нравственную индифферентность?)

Любовь Котовская, специалист департамента образования и науки Краснодарского края, с восторгом рассказывала, как все праздники в детских садах они теперь проводят вместе с отделом катехизации епархии. А дети, участвующие в эксперименте, пишут в анкетах о результатах обучения: «стал терпимее и добрее», «становлюсь духовно богаче и внимательнее к окружающим».

Несмотря на то, что результаты эксперимента еще официально не подведены (это ожидается весной), патриархия уже строит планы распространить изучение ОРКСЭ на все классы, с 1-го по 11-й. И некоторые регионы тут же подхватили инициативу: по информации сайта Тамбовской епархии, губернатор Олег Бетин заявил о введении с осени во всех школах области должности заместителя директора по духовно-нравственному воспитанию — для обеспечения перехода учебных заведений на непрерывное духовно-нравственное образование. Но не все так решительны, и для начала предложено ввести по году обучения на каждой ступени — в младшей, средней и старшей школе. Присутствовавший на открытии чтений министр образования и науки Андрей Фурсенко никак не отреагировал на высказанное пожелание, заметив, впрочем, что нравственность воспитывается не на каких-то специальных уроках, а ответственным отношением к своей профессиональной подготовке, привычкой трудиться.

Учительское сообщество, однако, в массе своей продолжает возлагать на духовно-нравственные уроки большие надежды. Некоторые регионы, не подключенные к эксперименту, ввели курс ОРКСЭ самостоятельно, пытаясь совместить его с преподаванием ОПК как регионального компонента. В Смоленской области, например, 80 школ из 400 факультативно апробируют курс ОРКСЭ в 5,7 и 8-м классах. «Все школы обеспечены учебниками, изданными за счет регионального бюджета, подготовлено 980 учителей, которых вполне  хватает для области», — рассказала «Ежедневному журналу» профессор Смоленского государственного университета и помощник епископа Смоленского и Вяземского Феофилакта по вопросам религиозного образования Татьяна Довгий. Некоторые учителя не скрывают своих миссионерских целей: «Как человек, пришедший к Богу достаточно поздно, я понимаю, что это Истина, и хочется эту Истину передать детям. Чтобы они знали это с раннего возраста, — сказала педагог из Рязани. — И конечно, предмет должен быть обязательным — по разным причинам дети не ходят на факультатив. У некоторых родители неадекватно воспринимают этот предмет, другие вообще мало занимаются воспитанием детей — посмотрите, много родителей сейчас ходят на родительские собрания? Да еще ленность — нынешним детям ничего не нужно, лишь бы их не трогали. Становятся ли они лучше? Трудный вопрос…»

Все свои сомнения, наработанный опыт и новые идеи участники конференции могли обсудить на многочисленных секциях Рождественских чтений. В этом году количество направлений было расширено до десяти: «Катехизация и таинства Церкви», «Семья в XXI веке», «Церковь и культура», «Христианство и наука» и пр. (На круглом столе в рамках направления «Церковь и СМИ» разгорелась острая дискуссия о гражданской позиции церкви в целом и отдельных верующих в частности.)

Но общий антураж чтений говорил о режиме экономии: вместо обычной недели мероприятие длилось три дня, в день пленарного заседания, которое все последние годы проходит в Кремлевском дворце, не покормили обедом, не повезли по окончании конференции, опять же как обычно, в Троице-Сергиеву лавру. Говорят, деньги, которые раньше давали на конференцию разные богатые фонды, теперь идут на нанотехнологии.

Зато провинция наша, если судить по поведению собравшихся, явно стала жить лучше. Помню, как лет 8 назад учителя судорожно подсчитывали на ладони копейки и, ужасаясь столичным ценам, брали из всего обеда только гарнир. Теперь же стоявшие передо мной в очереди группками батюшки и матушки бодро покупали себе в кремлевском буфете по бутылочке вина, которая стоила там под две тысячи рублей.

 

Фотографии с сайта otdelro.ru

 



Обсудить " Рождественская симфония" на форуме
Версия для печати