КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозиции Демарш винтиков-2

caricatura.ru

В последнее время на фоне второго процесса по делу руководителей НК ЮКОС М.Б. Ходорковского и П.Л. Лебедева общество оказалось втянуто в кампанию по дискредитации судебной системы.

Я даже одного такого члена общества сейчас всем заложу. Мы что, не знаем, что судья взятки берут?! Берут. Но кого проще поймать за руку — милиционера или судью? Конечно, милиционера, следователя, прокурора, государственного гражданского служащего. Судью — пойдите поймайте. Так вот этот член общества имеет фамилию Медведев, зовут его Дмитрий Анатольевич. Так что — кампания по дискредитации или все же надо реформировать?

Итак, реформировать надо. Однако не надо начинать с «дела Ходорковского». Почему? Потому что это дело уже стало знаковым процессом российского правосудия? Или потому что по этому делу уже высказались те, кого задействовало «стремление родственников и ближнего окружения обвиняемых использовать все возможности и ресурсы для выстраивания системы защиты»?

Перечисляю: Ахеджакова и Акунин, Стругацкий и Улицкая, Юрский и Ефремов, Шевчук и Фатеева, Басилашвили и Гранин, Боннэр и Буковский, Ясулович и Рязанов, Юрий Рыжов и Гидон Кремер, Горбаневская и Литвинов, нобелевский лауреат Визель. Даже осторожные российские рокеры к декабрю 2010 года не выдержали и негромко заявили о необходимости правосудного приговора (видимо, и у них были сомнения)… Возможно, я ошибаюсь, и рыцари без страха и упрека — это у нас как раз другие люди. Председатель Совета судей России Юрий Сидоренко, например, о 55-ти говорит так: «Нашлись люди, у которых хватило мужества восстать против общепринятого мнения». Ну, каждому – свои мужественные люди. Можно я ограничусь перечисленными в списке несколькими строчками выше?

Дискуссия по наиболее резонансным судебным делам последнего времени не является сравнительным анализом доказательной базы – большинство ее участников не знакомы с материалами следствия и, по сути, обмениваются взаимными упреками и обидами на почве личных политических пристрастий. Как обычно, nothing personal. Ни одно из так называемых резонансных дел не упомянуто. Кстати, это успешно позволило всем подписантам этого обращения избежать вопроса о том, почему те или иные дела стали резонансными.

…Помилование становится способом давления на Президента и попыткой сталкивания его с судебной системой. Требование помилования является в этих случаях абсолютно популистским и направлено, скорее, на создание общественного эмоционального фона, чем на осуществление правовых процедур.

Как грозно звучит слово «требование»! Просто заклевали начальника нашей Родины! Кстати, ни в статьях Конституции РФ, ни в статьях УК РФ, имеющих отношение к помилованию, нигде нет словосочетания «только осужденный» А там, где это написано (я про Путинский указ от 2001 года) – это подзаконный акт. И, значит, лично я, Нателла Савельевна Болтянская, могу каждый божий день просить президента помиловать кого угодно. И не надо, Тина Канделаки, мне запрещать обращаться к нанятому мной, налогоплательщиком, менеджеру с призывом осуществить свое конституционное право на помилование. Завтра же начну с утра до вечера отправлять сообщения в его блог, «Твиттер» и, как у нас теперь называется, «на-деревню-дедушке». У него, правда, паршивцы везде сидят: лишнее убирают. Но спросить-то я могу?

И, наконец.

Широкая дискуссия об обеспечении независимости суда и судей превратилась усилиями некоторых общественных активистов в манипулирование общественным мнением и беспрецедентное давление на правосудие.

В 2008 году заместитель председателя Высшего арбитражного суда России Елена Валявина заявила, что на нее оказывается давление из Кремля. Соответствующие свидетельские показания судья дала в Дорогомиловском суде Москвы. И это никого не напугало. Подумаешь, давление… Когда в 2003 году судья Ольга Кудешкина рассказала о давлении на нее со стороны председателя Мосгорсуда Егоровой, ее (Кудешкину, а не Егорову) лишили статуса, и никакой ЕСПЧ не помог восстановить утраченное. Давление с той стороны никого не удивляет и не расстраивает. Подписавшие письмо считают, что давление на судебную систему усиливается. Надо согласиться с этим – да, усиливается. Раньше, да и сейчас давление осуществлялось прокурорами, следствием, властями. Теперь добавилось давление со стороны общества – это прекрасно. Возможно, оно уравновесит чрезмерное давление властей.

И с моим мнением по данному вопросу вполне согласен уже упомянутый член российского общества Дмитрий Медведев. «Надо сделать все, чтобы суд был максимально независимым от властей и в то же время абсолютно зависим от общества», — заявил президент на встрече с членами Общественной палаты 20 января 2011 года. Дмитрий Анатольевич, я Вас поддерживаю. Где подписаться? Я рада, что между Дворниковым, инициатором письма 55-ти, и Стругацким, подписавшим обращение в защиту Ходорковского, Вы выбрали для себя последнего.

 

Рисунок с сайта caricatura.ru

 



Обсудить " Демарш винтиков-2" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Прямая речь //
В СМИ //
Тяжелый этический момент // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Сенцову дали 20 лет, а Васильеву выпустили // ЗОЯ СВЕТОВА
В СМИ //
В блогах //
Ходорковского освободила Меркель // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Увидеть «Ходорковского» и… // ВЕРОНИКА МААНДИ
После приговора // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Общая повинность // НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ