КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахДележ пустоты

9 МАРТА 2011 г. АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

 

Помните анекдот начала 90-х про российский бизнес.

— Меняю вагон досок на вагон мануфактуры.

— Договорились.

И они разошлись. Один — искать доски, а другой — мануфактуру. Похожий обмен пустотой происходит ныне в треугольнике: правительство — Минобороны — ВПК.

Миноборны: "Желаю провести полное перевооружение армии". ВПК: "Нет проблем. Завалим наилучшим оружием. Только денежки платите“. Правительство: “ Да вот вам двадцать триллионов рублей до 2020-го. Для родной армии ничего не жалко“.

При этом все врут. И все знают, что все врут. Вот заместитель министра обороны Владимир Поповкин делится грандиозными замыслами: к 2010-му году будет произведено аж 600 самолетов, сотня боевых кораблей, наиновейшие системы ПВО, ударные ракетные комплексы. Мало этого, практически с нуля предполагается разработать новую «тяжелую» жидкотопливную  ракету. Такие мелочи, как то, что подобные ракеты никогда не производились в России (разработка и производство велись в советские времена на Украине) никого не волнуют. Не все же Московскому институту теплотехники одному получать деньги за «Булаву», которая никак не может научиться летать. Пора запускать в жизнь и другие проекты, которые позволят десятилетиями качать деньги из государства.

Но не успели военно-промышленные начальники возрадоваться грядущему золотому дождю, как тут же вице-премьер Сергей Иванов подверг уничижительной критике "Роскосмос", которому подчиняются все претенденты на производство такой ракеты. Иванов поведал, что "Роскосмос" сорвал оборонный заказ прошлого года.

А через неделю от высокопоставленного чиновника военного ведомства Бориса Наконечного становится известно о докладе министра обороны Анатолия Сердюкова президенту. Доклад констатирует: оборонный заказ прошлого года выполнен всего лишь на 30 процентов! Из документа следует, что вместо 151 боевой машины пехоты поставлены всего 78, вместо девяти учебных самолетов Як-130 — только шесть. А судостроительная программа сорвана полностью: флот не получил обещанный корвет и три подводных лодки. И если российская промышленность пока что неспособна производить 2-3 корабля в год, то каким образом ей удастся производить по 10 кораблей ежегодно?

При этом  известна причина происходящего. Созданная за последние десять лет система организации Военно-промышленного комплекса привела к тому, что он окончательно перестал быть комплексом. То есть перестал быть  неким количеством предприятий, объединенных проектом по производству того или иного вида вооружений.

Вместо этого под видом военно-промышленных корпораций были воссозданы советские военно-промышленные министерства. Заправляющие в них бюрократы стремились забрать туда максимальное количество предприятий, совершенно не думая о их эффективности и способности к участию в производстве вооружений. Главным было иметь максимальное количество работающих, что давало возможность требовать от правительства прямого финансирования, угрожая социальным взрывом. Так Сергей Чемизов собрал в «Ростехнологии» почти полтысячи предприятий, четверть из которых близка к банкротству.

Ни о какой эффективной кооперации в этих условиях говорить не приходится. Главный вопрос — вопрос производства элементной базы современных вооружений — до сих пор не решен. В советские времена комплектующие производились на гражданских предприятиях. Это была своего рода милитаристская «нагрузка» на экономику. С приходом рынка эта форма насильственной кооперации исчезла. С тех пор большая часть комплектующих изготавливается на заводах конечной сборки. По этой причине ВПК  не может начать серийное производство сложной военной техники. В результате увеличение финансирования оборачивается лишь увеличением стоимости каждого конкретного танка или самолета.

При этом отсутствие массового серийного производства ограничивает рост заработной платы. Вследствие чего в ВПК работают люди предпенсионного возраста — им давно перевалило за 50. Добавим к этому, что большая часть проектов военной техники были созданы еще во времена СССР. «Современными» их называют не потому, что они соответствуют современным научно-техническим достижениям, а  потому что в течение 20 лет не было денег на их реализацию.

Казалось бы, самое время оплакать триллионы, которые обречены исчезнуть без всякого следа в бездонной бездне родного ВПК. Но штука в том, что никто и не собирается выдавать ему триллионы. Внимательное изучение трехлетнего бюджета показывает: средства на перевооружение начнут выделяться не раньше 2013 года, через год после президентских выборов. То есть окончательное решение о выделении средств будет приниматься в совершенно иных финансовых  условиях. 

Зачем же о программе вооружений заявлено именно сейчас? В итоге всяк оказывается при своем интересе. Капитаны ВПК уже сейчас получают возможность за бюджетные деньги вести подготовку к серийному производству вооружений, которое не начнется никогда. Чиновники Минобороны получат из этих средств достойные откаты. Российская власть тоже свое получит: обещание золотых гор в светлом будущем — отличный способ заставить голодных работников ВПК голосовать за кандидата от партии власти.

Так что не волнуйтесь, триллионы на программе вооружений уворованы не будут. Тем, кто пилит бюджет, придется ограничиться жалкими миллиардами.

 

Обсудить "Дележ пустоты" на форуме
Версия для печати