АВТОРЫ
КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииЦентр «Э» должен быть закрыт

26 ЯНВАРЯ 2012 г. СЕРГЕЙ АКСЕНОВ

РИА Новости

Я никогда не был сторонником конфронтации оппозиции с представителями МВД. Как бы жестко они себя ни вели, я всегда понимал, что они – проводники политической воли власти и бороться необходимо в первую очередь с причиной, а не со следствием. «Наш враг – в Кремле, – объяснял я товарищам. – Власть будет только счастлива, если мы станем бодаться с ментами и оставим её в покое». В целом, я придерживаюсь этой точки зрения и сейчас, но за одним исключением. Это исключение – Центр по борьбе с экстремизмом, Центр «Э» (с 2011 года Главное управление по противодействию экстремизму и центры в регионах и на местах - прим.ред), охранка и пятое управление КГБ в одном лице.
Толчком для пересмотра моего равнодушного отношения к этой структуре стали обстоятельства личного свойства. Задержание по указанию оперативника Алексея Окопного моего шестилетнего сына Ивана, его последующий допрос в ОВД и давление на его няню, 16-летнюю Викторию, слишком наглядно продемонстрировали беспредельную сущность этого подразделения полиции, чтобы его игнорировать впредь.
Приняв меры защиты и отправив сына «в эмиграцию» в Сибирь, я стал собирать информацию о деятельности Центра «Э». Начать этот процесс было несложно – огромный массив сведений уже был накоплен сторонниками «Другой России». Ни одно из четырех десятков уголовных дел, которые были возбуждены против моих товарищей в последние три года, не обходилось без участия «эшников». Нацболы настолько привыкли к их присутствию и давлению, что это стало восприниматься как норма. Ну да, раз мы занимаемся политикой, режим давит на нас с помощью своих цепных псов, спокойно думали мы.
Неожиданностью стало другое. Оказалось, что в сферу «интересов» Центра «Э» теперь входят не только активисты политических организаций, но и люди, прямого отношения к политике не имеющие: журналисты, правозащитники, блогеры, профсоюзные лидеры, просто граждане с активной жизненной позицией. Тут и там на просторах необъятной люди сталкиваются с навязчивым вниманием крепких парней, внешним видом напоминающих бандитов. Похоже, государство считает угрозой для себя сам факт свободного независимого поведения гражданина. Вылез? Стал заметен? Сразу возьмут «на карандаш» «соответствующие органы». Придут на работу, домой, к соседям…
Последний и самый вопиющий пример – сотрудники Центра «Э» стали ходить по домам читателей журнала «Большой город», которые имели смелость направить в прокуратуру заявления, связанные с делом Таисии Осиповой. «Откуда вы узнали о деле Таисии Осиповой?», «Ходите ли вы на митинги?», «Какие сайты посещаете?», «Какие политические организации поддерживаете?», – спрашивали молодые люди «в идеально чистых ботинках». Что это как не кампания массового запугивания граждан? А по сути террора.
И вот такая организация, политическая полиция по сути, как ни в чем не бывало продолжает действовать в нашей стране, подавляя свободу, умножая число заключенных по политически мотивированным делам. Действует она на основе антиэкстремистского законодательства, принятого за пять лет до создания собственно Центра «Э» – в 2002 году. В первые годы после вступления в силу законы эти практически не применялись – это была закладка на будущее, «включенная», когда пришло время. Сейчас блок антиэкстремистских законов только разрастается, никакого сворачивания полицейского давления на критически настроенных граждан не наблюдается.
В связи с этим я задаюсь вопросом: чего стоит так разрекламированная властью политическая реформа, если политическая полиция и правовая основа ее деятельности никакому реформированию не подлежат?
Давайте разберемся. В основе политической реформы лежат три основных Закона: о политических партиях, о выборах губернаторов и о выборах президента. В первом случае необходимая численность партий снижается аж в 100(!) раз – с 50 тысяч до 500 человек. Во втором – устанавливаются прямые выборы губернатора населением региона. В третьем – необходимое количество подписей за кандидата в президенты уменьшается с 2 млн до 300 тысяч.
Казалось бы, чем не либерализация? Однако Закон о выборах президента вступит в действие только в 2018 году, а тогда либо «ишак сдохнет, либо падишах умрет». Позволят ли нам выбирать губернаторов, выяснится не раньше мая, когда Госдума будет рассматривать закон – то есть после инаугурации вновь избранного президента. Либерализация же Закона о политпартиях вообще объясняется сменой способа контроля власти над объединениями граждан. Эксперты уже пояснили, что при новой системе власти выгодно большое число мелких, даже региональных партий, среди которых будут распылены голоса избирателей. Это позволит «ЕдРу» контролировать парламент, даже имея незначительную поддержку в обществе.
Таким образом, предложенная властью реформа принципиально и немедленно политическую систему не меняет, а вот выиграть время и переизбрать Путина на третий срок позволяет. В сочетании с усилением давления на граждан со стороны политической полиции – Центра «Э» – это безошибочно свидетельствует о приближении силового реванша Путина сразу после его переизбрания.
Так что если оппозиция хочет добиться реального изменения положения в стране, ей следует взять на вооружение требование немедленного роспуска Центра по борьбе с экстремизмом. Пока этого не будет сделано, ни на какую политическую реформу надеяться нельзя. Центр «Э» должен быть закрыт!

 

Фотография РИА Новости

 

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

Итоги недели. Этапы отечественной суверенизации // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Слежка по-олимпийски // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
ФСБ на дальних подступах // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ
Спецслужбы: итоги 2012 года // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
«Норд-Ост»: десять лет спустя // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Какое низкое коварство… // СЕРГЕЙ АКСЕНОВ
Закон об «иностранных агентах» вернул практику доносов // СЕРГЕЙ ГОГИН
Сорок бочек арестантов // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Морозная свежесть 37-го года // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Госдума погрузилась в тайны // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК