КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеО дискредитации Газпромбанка Александром Шмидтом

28 МАЯ 2012 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

РИА Новости
Не могу не вставить свои пять копеек в историю с вице-президентом Газпромбанка Александром Шмидтом.
Напомню хронику событий: 11 мая  (запомним дату) блогер Светлана Робенкова опубликовала пост о том, как автомобиль Шмидта, довольно медленно ехавший по дачному поселку, сбил двухлетнего Сашу Архипенко, внезапно выскочившего на дорогу. Машина затормозила и ударила мальчика на излете. Водитель выскочил из машины, но седок прикрикнул: «Да что с ними разговаривать, поехали!» — и машина скрылась с места ДТП, оставив зареванного мальчика на руках матери.
19 мая Газпромбанк обратился в ГСУ с просьбой о возбуждении против Робенковой уголовного дела за «разжигание ненависти к социальному классу топ-менеджеров» и дискредитацию нашей страны на «международной политической и правовой арене».
ГПБ также: а) потребовал привлечь к административной ответственности блогеров, перепостивших Робенкову, б) родителей мальчика. А еще подал в арбитраж иск к а) «Росбизнесконсалтингу», б) самой Робенковой, в) родителям. Признаться, я в своей журналистской практике впервые встречаю нечто, что можно описать как бомбардировка кластерными исками. Использование исков в качестве неизбирательного оружия массового юридического поражения.
Что ж, давайте разберемся.
Светлана Робенкова — блогер с аудиторией в 150 читателей; писала она со слов друга друга, мальчик явно не сильно пострадал (не то чтобы машина по нему проехалась), может, Робенкова все наврала? Я лично могу припомнить массу случаев, когда в атмосфере презумпции виновности государства, весьма обоснованной в сегодняшней России, этой презумпцией пользовались всяческие параноики.
Более чем вольное изложение событий в устах таких людей обычно не выдерживает первой проверки фактами, и из-за целого ряда таких дел (убийство Козлова, пожар в Ухте, история г-жи Гулевич и пр.) ваша покорная слуга становилась объктом критики правозащитников, склонных верить самым безумным бредням.
По счастью, г-н Шмидт создал в интернете ЖЖ специально с целью «обеспечить свободный доступ к документам, которые относятся к обстоятельствам якобы имевшего место ДТП» — и это позволяет самим судить о том, кто прав, а кто врет.
Коснулась ли машина мальчика?
В своем ЖЖ Шмидт приводит справку, предоставленную мальчику Тушинской детской горбольницей. «Закрытая травма живота. Ушиб левой почки». Есть также две других справки, из той же больницы: «Автотравма. Тупая травма живота. Ушиб поясничной области», и заключение УЗИ той же горбольницы «подкапсульная гематома в области верхней левой почки».
Для меня лично ясно, что машина-таки коснулась мальчика, потому что тупую травму живота и гематому почки сложно заработать, упав на гладкий асфальт.
Объяснения
Объяснения Марии Архипенко даны 22 апреля в 20.10, через час после ДТП (отметим этот факт).  Мария Архипенко говорит, что мальчик отлетел от машины на метр и упал на правый бок. Водитель выскочил, но по приказу седока залез обратно и уехал в «неизвестном направлении», а Мария немедленно позвонила мужу, в ГИБДД и «скорую».
Объяснения матери соответствуют данным УЗИ, полученным уже после взятия объяснения. Если мальчик упал об асфальт правым боком,  очевидно машина била слева.
Согласно объяснениям отца мальчика, Владимира, он примчался на место происшествия через 30-40 минут, жена еще ждала «скорую», сын на руках у жены «постоянно плакал и говорил, что у него болит спинка».
Объяснения водителя Олега Алексеева даны только 24 апреля, то есть через два дня после ДТП. (ГИБДД явно не торопилась искать столь уважаемый «мерседес».)
 В показаниях Алексеева говорится: «Выбежала внезапно девочка, я резко затормозил и вышел из машины…» Почему-то водитель обходит главный вопрос: коснулся он ребенка или нет. Дальше водитель пишет: «Никаких претензий не было, от помощи отказались» — это явная ложь. Мария Архипенко что, отказалась от помощи и тут же вызвала «скорую»?
Еще интересней показания Шмидта. Во-первых, они даны только 26 апреля, то есть на пятый день. Во-вторых, они фантастически подробны. (запомним эту деталь). «Женщина был одета в светло-серую комбинированную куртку из плащевой ткани», — показывает Шмидт. Она была «в очках с черной оправой». Ребенок «был одет в розовый или светло-фиолетовый плащик до середины бедра, синие широкие джинсы, бежевые туфли». «У ребенка были длинные светло-русые вьющиеся волосы длиной по середину скулы или ниже. Проэтому я и водитель считали, что это девочка».
Ребенок выскочил на проезжую часть за мячиком. «Водитель затормозил, машина слегка клюнула носом вниз, ребенок, который бежал, видимо, испугался и упал в районе переднего правого угла».
Далее помнящий все подробности Шмидт становится удивительно лаконичным: «Водитель вышел из машины, обошел ее со стороны багажника и подошел к женщине».
А дальше? Дальше-то что, какая разница, что очки у женщины были черные, а водитель обошел машину со стороны багажника? Что водитель сделал после того, как подошел к женщине? Неизвестно. Это — последняя фраза в объяснении Шмидта.
Знаете, что я из этого вывожу? Одно из двух — либо в машине Шмидта стоял видеорегистратор (и тогда то, что Шмидт не вывесил видео, говорит само за себя), либо это классический пример из учебника психологии: когда человек врет (или умалчивает), он склонен приводить массу подробных и ничего не значающих деталей.
И второе. Во всех показаниях сказано, что водитель выскочил из машины и побежал к ребенку. Ни в одном из показаний при этом не приведено диалога водителя и родителей ребенка. Что же случилось, что водитель сел обратно и уехал? По логике следует, что это приказал ему ездок.
Таким образом, факты и логика на стороне Светланы Робенковой, за исключением мелких неточностей (у ребенка не разрыв почки, а гематома), встречающихся и у куда более опытных журналистов.
Для меня лично ясно, что двухлетние дети не получают гематомы почки и тупой травмы живота при падении о гладкий асфальт. Что Архипова не отказывалась от помощи, а тут же вызвала ГИБДД и «скорую».  И что если водитель выскочил из машины, а потом, не разговаривая с матерью, вскочил и уехал, то он скорее всего сделал это по приказу хозяина.
И еще. Блог Светланы Робенковой никак не компрометировал Газпромбанк (это ведь не Газпромбанк наехал на ребенка). Но вот использование ресурсов Газпромбанка для кластерной бомбардировки исками Газпромбанк безусловно компрометирует. На мой взгляд, владельцам Газпромбанка следовало бы уволить г-на Шмидта или, по крайней мере, попросить его подавать иски за его собственные деньги, его собственными юристами, от его собственного имени и не в арбитраж.
 Фотография РИА Новости

Версия для печати
 



Материалы по теме

5 минут, 5 ударов и 6 лет в безумном месте // АНТОН ОРЕХЪ
Памяти АДВОКАТА // ИВАН СТАРИКОВ
Убийство на Минской // АНТОН ОРЕХЪ
Не заправляйтесь на «Лукойле» // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Полководец и его мародеры // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Смута на дорогах России // ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО
Письмо президенту // ВЛАДИМИР СИНЕЛЬНИКОВ
Три аварии // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА