КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеИтоги года. Фаталисты в Кремле

2 ЯНВАРЯ 2013 г. АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ЕЖ
Внешняя политика первого года третьего президентства Владимира Путина характеризуется несколькими основными тенденциями. Во-первых, вера в Realpolitik. Но это не цивилизованный Realpolitik Генри Киссинджера. Это простой, если не сказать примитивный Realpolitik 19 века. Государства, эти эгоистические животные, торгуются друг с другом, пытаясь реализовать свои национальные интересы. При этом они образуют союзы, цель которых — ослабить других главных игроков. Торг происходит на тайных дипломатических конференциях, где вырабатываются секретные соглашения. Вести на таких конференциях разговоры о демократии и правах человека просто смешно. Путин считает такие разговоры пропагандистским инструментом ослабления России. Он уверен, что понимает, по каким правилам идет игра.

Если попытаться определить важнейшую тенденцию политики России на международной арене в 2012 году, то это все большее отчуждение от внешнего мира и все меньшая связь с реальностью. В исповедуемым Кремлем Realpolitik 19 века в XXI веке остается все меньше и меньше реализма. Единственной внешнеполитической целью Путина является предотвращение «цветной революции» в России. Глава государства искренне верит в то, что протесты — это результат заговора других держав, прежде всего США, цель которого ослабить натужно встающую под его руководством с колен Отчизну.

А раз так, главный удар необходимо нанести по агентам врага. И вот уже одуревшая в своей безнаказанности Госдума штампует законы один чудовищнее другого. Неправительственные организации, рискующие говорить правду о состоянии дел с политическими свободами, правами человека, коррупцией однозначно являются «иностранными агентами». Причем участие в работе НКО человека с американским гражданством ведет к закрытию организации. А любой гражданин, общающийся с иностранцем, может быть обвинен в госизмене — для этого достаточно, чтобы спецслужбы заподозрили иностранца в принадлежности к организации, желающей причинить ущерб безопасности России. Один бог знает, как это сочетается с рассуждениями о необходимости интеллектуального обмена с окружающим миром. Скорее всего, никак не сочетается. Очевидно, что максимальная изоляция страны от злокозненного внешнего окружения и составляет существо путинской международной политики.

И чем дальше, тем больше эта политика наносит ущерб не проклятым зарубежцам, а российским же гражданам. Самый яркий пример — российский ответ на «Акт Магнитского», американский закон, запрещающий российским коррупционерам (прежде всего из так называемых правоохранительных органов) пользоваться радостями американского же государства. А именно: приезжать в Штаты, держать там деньги, покупать там недвижимость. Ответ был действительно асимметричный. Думцы запретили усыновление российских сирот американцами. Таким образом, за попытку наказать российских коррупционеров будут расплачиваться российские же дети.

В этой логике действует отечественная дипломатия и когда речь идет об одном из основных конфликтов минувшего года — вокруг Сирии. Сто раз было заявлено, что Москва не держится за Асада — ну чего, в самом деле, держаться за режим, который неизбежно падет в течение нескольких ближайших месяцев (или даже недель). Однако Россия «решительно» выступает против иностранного вмешательства в дела этой страны. При этом Россия оказывает «вполне законные» услуги Асаду, поставляя оружие агонизирующему режиму. Если бы Москва следовала Realpolitik, ей, дабы сохранить военные контракты и опорный пункт в Тартусе, надлежало как раз строить отношения с сирийскими повстанцами. Вместо этого Москва поддерживает Асада в его безумной войне с собственным народом. Потому что противодействие «цветным революциям» и является в действительности противодействием воле народов, которым насмерть надоели правители, вознамерившиеся править вечно.

В результате Россия является сегодня главным международным борцом за права не народов, а авторитарных и тоталитарных правителей — в Сирии, Северной Корее и Иране. Российские депутаты, смертельно испуганные перспективой оказаться в «списке Магницкого», пригрозили США разрывом дипломатических отношений. А итоговая пресс-конференция Путина, полная вздорной антиамериканской риторики, продемонстрировала, что национального лидера переполняет совершенно искреннее негодование в отношении США. Ведь Вашингтон почему-то играет не по правилам. По крайней мере, не по тем правилам, которые придумал сам себе Владимир Путин. В этом, пожалуй, главная проблема российской внешней политики – ее стратеги живут в ином мире. Нежели их партнеры. Грубо говоря, с ними играют в шахматы, а они уверены, что играют в городки.

И вот здесь как раз, пожалуй, проявляется новая черта путинской внешней политики — фатализм. Два года назад в ходе очередного телешоу Путин согласился с тем, что он — фартовый. Похоже, он действительно верит в свою удивительную удачу, которая поможет вывернуться при любых обстоятельствах.

Подобно кремлевским старцам из Политбюро в конце 1970-х, Путин уверен, что цены на нефть не упадут никогда. Все ведущие государства будут обречены закупать нефть и газ в России вне зависимости от того, насколько хороши их отношения с Кремлем. Эти же инструменты в случае удачной конъюнктуры должны обеспечить реализацию сверхидеи Путина о реинтеграции бывших советских республик. Заметим, что и эти планы прекрасно вписываются в строительство союзов в рамках Realpolitik позапрошлого века. Даже в том случае, если эти проекты, как, например, Таможенный союз, наносят очевидный экономический ущерб России. В этих обстоятельствах у руководства страны появляется иллюзия, что оно может действовать на международной арене без каких-либо ограничений. Будущее непредсказуемо, полагают в Кремле. Стало быть, не исключено, что в результате грядущих катаклизмов положение России на международной арене может кардинально улучшиться. Более того, экономический кризис породил у кремлевских стратегов иллюзию того, что некий «новый мировой порядок» позволит России все начать с «чистого листа» и вновь стать «сверхдержавой». Именно об этом говорил глава МИДа, выступая на ассамблеи Совета по внешней и оборонной политике: «Множество факторов свидетельствуют о том, что начинается новый исторический этап… При такой радикальной «пересдаче карт» многое, наверное, можно будет начать с чистого листа, и далеко не все правила, определяющие международную иерархию сегодня, будут применимы в будущем. Не исключено… что значение будет иметь не то, где созданы те или иные технологии, а способность их лучше применить. В этом плане Россия с ее грамотным, дерзким населением и огромными ресурсами обладает очевидными преимуществами». Логика поразительная – в результате грядущих перемен Россия сможет воспользоваться чужими достижениями за счет «дерзости». При этом ни намека на то, каким волшебным образом страна решит демографические проблемы и что это за огромные ресурсы, которые могут быть привлечены. Это логика не аналитика, а игрока в казино.

Фактически российская власть расписывается в том, что у нее нет никакой рациональной программы «подъема страны». Весь расчет на то, что когда люди, стоящие в очереди, повернутся на 180 градусов, последние окажутся первыми. Эта политика очевидным образом ведет в никуда. То есть в международную изоляцию.

 

Фотография ЕЖ

Версия для печати
 



Материалы по теме

Изоляция России — новый этап // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В СМИ //
В блогах //
Гибридное одиночество Путина и России // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прямая речь //
Прямая речь //
День рождения диктатора // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Вопросы нормы // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Итоги года. Многослойная Россия // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Итоги года. Новое большинство // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА