КОММЕНТАРИИ
Вокруг России

Вокруг РоссииИтоги недели. Перезагрузка перезагрузки?

18 ЯНВАРЯ 2013 г. АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ИТАР-ТАСС


21 января в Вашингтоне произойдет инаугурация — официальное вступление в должность президента США, самого могущественного человека в мире, Барака Обамы. И именно сейчас внешнеполитические аналитики большинства стран строят прогнозы, как сложатся отношения их государств с державой, играющей столь существенную роль в международных делах. Всю неделю отечественная пресса строила прогнозы относительно будущего российско-американских отношений, которые спустя четыре года после начала «перезагрузки» находятся, пожалуй, на самой низшей точке за последние 20 лет.

Конгресс принял «Закон Магнитского», который Кремль считает покушением на российский суверенитет. Москва же за несколько месяцев успела прекратить деятельность американского Агентства по международному развитию, которое предоставляло гранты российским НКО, объявила о прекращении программы Нанна-Лугара, финансировавшей обеспечение безопасности российского ядерного оружия. А еще запретила обладателям американского паспорта входить в руководство НКО, а также усыновление американцами российских сирот. Одновременно Москва упорно твердит о намерении Вашингтона добиться военного превосходства над Москвой.

Изменится ли что-то во второе президентство Обамы? Вашингтон, судя по всему, не теряет надежды на улучшение отношений. По данным печати, в конце января в Москву прибудет советник президента США по национальной безопасности Том Донилон, который должен убедить Владимира Путина не ухудшать дальше отношения с США.

Последующие несколько недель американская политическая жизнь будет крутиться вокруг утверждения Конгрессом важнейших чиновников администрации. Если все сложится, как планирует Барак Обама, российские внешнеполитические стратеги могут считать, что им просто сказочно повезло. Люди, которые будут определять внешнюю политику США, должны быть чрезвычайно удобны Кремлю. Кандидат в госсекретари, председатель сенатского комитета по международным делам Джон Керри —  удостоенный многих орденов ветеран Вьетнама, а потом один из лидеров антивоенного движения. Керри — последовательный противник любой конфронтационности во внешней политике. И уж точно — противник любых конфликтов с Россией. Возглавляя сенатский комитет, он делал все возможное, чтобы, с одной стороны, добиться отмены дискриминационной поправки Джексона-Вэника, а с другой — максимально затормозить принятие «Закона Магнитского».

Подстать ему и кандидат на должность министра обороны, еще один вьетнамский ветеран и профессор Джорджтаунского университета, бывший сенатор Чак Хейгел, один из наиболее своеобразных законодателей. Формально представлявший республиканскую партию, он был на Капитолийском холме кем угодно, но только не традиционным консерватором. За свою политическую карьеру он умудрился обозлить и либералов (своими выступлениями против абортов и назначения гомосексуалистов на государственные должности), и консерваторов (призывами к прямым переговорам с Ираном, сомнениями в необходимости вторжения в Ирак). Что касается отношений с нашей страной, Хейгел был сопредседателем двухпартийной комиссии, занимавшейся вопросом улучшения российско-американских отношений. В 2009-м комиссия выпустила доклад, который исходил из нескольких постулатов. Во-первых, из того, что стремление США к улучшению отношений с Москвой не должно рассматриваться ни как награда за «хорошее» поведение России на международной арене, ни как поддержка политики Кремля внутри страны. Если перевести эту витиеватую формулу на язык реальной практики, США должны стремиться к улучшению отношений с Россией вне зависимости от того, какую внешнюю и внутреннюю политику та проводит. Во-вторых, доклад констатировал, что Россия может быть важным партнером в достижении глобальных целей Соединенных Штатов: прекращении военных ядерных программ Ирана, ликвидации «Аль-Каеды», стабилизации в Афганистане и обеспечении безопасности в Европе.

Чтобы установить доверие между Россией и США, доклад предлагал пересмотреть решение о размещении в Польше и Чехии элементов системы противоракетной обороны, выработать общий с Россией взгляд на ракетную угрозу со стороны Ирана. Кроме того, предлагалось открыто признать, что ни Украина, ни Грузия не готовы к вступлению в НАТО. Нетрудно заметить, что именно эти идеи и легли в основу «перезагрузки». Беда в том, что четыре года спустя мы можем констатировать лишь ухудшение взаимоотношений.

Перед новым главой Пентагона будут стоять две сверхтрудные задачи. Прежде всего обеспечить максимально безболезненный вывод войск из Афганистана. Провести невиданное сокращение военного бюджета страны — с 4 до 3 процентов ВВП. Для решения обеих задач необходимы хорошие отношения с Россией. Для ухода из Афганистана Вашингтону нужен безопасный транзит. А его может предоставить только Россия. Сокращение военного бюджета будет выглядеть странно на фоне антиамериканской  милитаристской риторики руководителей державы, которая обладает гигантским ядерным потенциалом.

Поэтому нетрудно предположить, что Керри, Хейгел и Донилон — люди, которые и будут, собственно говоря, формулировать внешнюю политику США, предложат перезагрузку перезагрузки. Которая, если называть вещи своими именами, сведется к попыткам «умиротворить» Кремль. Эксперты считают, что уступки будут касаться прежде всего планов развертывания системы ПРО, которую Москва объявила угрозой российскому ядерному потенциалу. Вашингтон может заявить о готовности принять обязательства не развертывать корабли, оснащенные ракетами-перехватчиками в Балтийском и Северном морях. И отказаться, таким образом, даже от теоретической возможности перехватывать российские стратегические ракеты. Кроме того, США могут заявить о том, что они отказываются, или откладывают на неопределенный период, осуществление четвертого этапа развертывания ПРО, в ходе которого у американских перехватчиков должна появиться способность к уничтожению стратегических ракет. Кроме того, как заявил «Коммерсанту» некий источник, близкий к дипломатическим кругам США, российское руководство заверят, что «Белый дом не относит постсоветское пространство к главным приоритетам внешней политики», то есть фактически соглашается с тем, что бывшие республики СССР входят в зону «привилегированных» интересов России.

Итак, США явно идут навстречу требованиям Кремля, пытаясь умерить его озабоченность. Ведь едва ли не каждую неделю мы слышим о коварной ПРО, которая нарушит стратегическую стабильность, и о том, что американцы вытесняют Россию с постсоветского пространства. Казалось бы, отличная возможность для достижения согласия. Однако, боюсь, вашингтонские дары пропадут втуне. И проблема ПРО, и действия США в постсоветских государствах — не причина конфронтации. Это лишь поводы, позволяющие Кремлю выражать свое раздражение Соединенными Штатами. Подлинная же причина, настаиваю на этом, вполне искренняя уверенность Путина в том, что московские протесты против его режима — результат подрывной деятельности Соединенных Штатов. Он уверен, что злокозненный вашингтонский обком хочет организовать «цветную» революцию в России и лишить его, Путина, власти. И это очевидный тупик. Вашингтон не может дать Кремлю гарантий, что массовых протестов больше не будет. По той простой причине, что ни Госдеп ни ЦРУ не причастны к организации этих протестов. Но Путин в это не верит, и никогда не поверит. В этой ситуации все американские уступки выглядят в его глазах полным лицемерием: эти гады хотят меня свалить и при этом делают вид, что идут навстречу моим требованиям.

Посему, какие бы голуби ни пришли в администрацию, в отношениях с Россией они будут обречены все время заниматься одним и тем же: пытаться перезагрузить все тот же компьютер. И при этом старательно делать вид, что не замечают главного. Что компьютер сломан.

Фото ИТАР-ТАСС/ Алексей Никольский

Версия для печати
 



Материалы по теме

Трамп. Один против США и всего мира // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прямая речь //
В СМИ //
Подходящий партнер для Путина? // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В блогах //
В СМИ //
Москва нашла себе союзника // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
«Холодная война» на пороге // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Запад моргнул первым // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Прямая речь //