КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииЗа что нацболы ненавидят Суркова

14 МАЯ 2013 г. СЕРГЕЙ АКСЕНОВ

ИТАР-ТАСС


Принято считать, что основным политическим последствием теракта в Беслане была отмена Путиным выборов губернаторов. Вы помните, с этой инициативой он выступил уже в сентябре, пока не остыли дымящиеся руины бесланской школы. Между тем, это лишь наиболее зримое, видимое всем следствие — ведь в выборах, так или иначе, участвует практически каждый. Более внимательный наблюдатель видит, что бесланская трагедия стала предлогом для построения целой системы репрессивных действий власти, последствия которых мы наблюдали до недавнего времени. Архитектора и строителя этой системы зовут Владислав Сурков.

Все началось с его программного интервью, опубликованного в «Комсомольской правде» в конце того злополучного сентября. Именно в нем содержалась знаменитая фраза о возникшей в стране «пятой колонне» и о том, что «лимоны и некоторые яблоки растут теперь на одной ветке». Таким поэтическим сравнением Сурков определил скромные попытки нацболов консолидировать оппозицию под лозунгом «Россия без Путина». Попытки, сразу скажу, неудачной — Гарри Каспаров впоследствии оказался в этом деле более успешен, создав коалицию «Другая Россия». А тогда неглупый Сурков, очевидно, пытался упредить возможный внеидеологический альянс оппозиции. Он же по должности охранитель, вот и упреждал.

Последовавшие осенью того же года события — «оранжевая революция» на Украине — подлили масла в огонь. Майдан и победа Ющенко убедительно продемонстрировали технологию возможной победы оппозиции. Не зря Кремль так нервно отнесся к оккупации нацболами всего лишь приемной Администрации президента. Напомню, тридцать девять человек были брошены за решетку по обвинению в «захвате власти» (ст. 278 УК РФ) и лишь впоследствии его сменили на относительно «вегетарианские» «массовые беспорядки» (ст. 212 УК).

Испуганные «оранжевой» угрозой, кремлевские стали судорожно искать выход. И он нашелся в виде проекта создания лояльной власти политической организации, притягательной для молодежи. Возглавить ее Сурков поручил своему старому знакомцу, проверенному еще на «Идущих вместе», — Василию Якеменко. Несмотря на заявленную «идейность» будущих комиссаров, опоры режима, важнейшей частью новой конструкции, получившей название «Наши», стал силовой элемент. Недаром «Коммерсант» прозорливо озаглавил статью о стартующем проекте «Обыкновенный нашизм».

Вот что, например, заявил Якеменко журналистам «МК» всего тремя днями позже: «Если бы мне нужно было решать вопрос на майдане, учитывая всеобщее безволие, я бы решал очень просто — я бы связался со своими коллегами из фанатского движения «Спартака», они бы набрали порядка 5000 своих сторонников прямо с этими синими пластмассовыми стульями, которыми они бьются на стадионе, и мы бы их погрузили в 5 составов. Привезли бы их в Киев, такая своеобразная посылка, и вот этими стульями они бы гнали этих 100 тысяч, кто вышел на майдан, к Днепру, и все в шароварах, как белые медведи, прыгали бы по этим льдинам туда, за Днепр».

В Киев фанаты «Спартака» так и не поехали, но здесь, в России, именно они составили костяк силовых подразделений как «Наших», так и прокремлевских организаций помельче, созданных под руководством Владислава Суркова. Самые известные из них — «Россия молодая», «Местные», «Сталь». Со всеми ними нам, нацболам, рано или поздно пришлось столкнуться физически. Ниже я сухо опишу лишь пять самых крупных и серьезных столкновений. Ничего лишнего, только факты. Для чего? Для понимания того, кто такой Сурков и за что конкретно он должен нести ответственность.

Эпизод первый. Нападение на штаб нацболов на улице Марии Ульяновой 4 марта 2005 года. Группа боевиков, приехавших на автомобилях, взрезали болгаркой(!) металлическую дверь и ворвались в помещение. При этом серьезные повреждения получил активист НБП, ветеран чеченской войны Яков Горбунов. После удара бейсбольной битой у него была сломана кость скулы и поврежден глаз. Яков был госпитализирован. Погромщики уничтожили все, что было в штабе: мебель, книги, газеты, исписали стены, испортили оргтехнику. Любопытно, что погромщиков сопровождала съемочная группа Первого канала. Девять нападавших были задержаны подъехавшей милицией. Было возбуждено уголовное дело, однако затем всех отпустили.

Эпизод второй. Вооруженное нападение на горком КПРФ 28 августа 2008 года. Трехэтажное здание горкома на станции «Автозаводская», где нацболы проводили свои еженедельные собрания, в тот день было атаковано отрядом из 26 человек, вооруженных травматическим пистолетами, бейсбольными битами, файерами, ракетницами и ножами. В само помещение для собраний, расположенное на третьем этаже, нападавшие проникнуть не смогли. В результате пострадали нацболы, стоявшие на посту у входа (ожидая нападений, парни всегда выставляли дозор). Серьезно пострадали четверо: Андрей Толстиков, Дмитрий Елизаров, Станислав Дьяконов, Павел Шестов, получившие черепно-мозговые травмы и переломы рук.

Там же, внизу, едва не досталось моей жене Насте и крохотному тогда еще Ване (да-да, тому самому, с Триумфальной). Один из боевиков уже занес биту над ее головой, когда увидел прижатого под полой пиджака ребенка. Было видно, как что-то щелкнуло в его голове и он, опустив биту, кинулся дальше, на лестницу, рассказывала Настя потом.

Тем временем нападавшие погрузились в автобус и попытались скрыться с места преступления. Однако в Лефортовском тоннеле были задержаны сотрудниками ППС и доставлены обратно на «Автозаводскую», в Даниловский ОВД. Понимая, с кем имеют дело, нацболы окружили здание ОВД, полные решимости не позволить нападавшим уйти безнаказанно. Каково же было их удивление, когда через три часа налетчиков, по два-три человека, стали вывозить на милицейских машинах за территорию ОВД и отпускать. Знаете, кто вмешался? Сотрудник Администрации президента Никита Иванов, тогда заместитель Модеста Колерова, лично приехавший спасать этих бандитов.

Однако после репортажа НТВ и публикации «Коммерсанта» замолчать эту чудовищную историю было уже невозможно. В результате было-таки возбуждено уголовное дело по статье «хулиганство».

Эпизод третий. Атака на пикет у станции метро «Авиамоторная» 13 января 2006 года.

Группа из 30-35 человек с файерами и прутьями напала на нацболов прямо на санкционированном пикете. Завязалась драка. По окончании столкновения нацбола Назира Магомедова, получившего в ходе нападения ожог лица и травму головы, «скорая помощь» отвезла в больницу. В тот же день, когда его выписали после обследования, к Назиру и его товарищу на улице подъехала серебристая «лада-2114». Из нее выскочили пятеро участвовавших в нападении у «Авиамоторной» и с арматурой в руках набросились на ребят с криками «Мы вас всех, чурок, перемочим!», начав их избивать. Подъехавшая «скорая» снова увезла Магомедова в больницу, т. к. ему проломили голову. А пойманных бандитов, а также свидетелей произошедшего отвезли в ОВД «Соколиная гора», где после дознания было открыто уголовное дело по ст. 213 («хулиганство»).

О жарких событиях того дня Назир сам рассказывает на видео. Он там, кстати, похож на Овода из известного советского фильма по книге Войнич.

Последствия же той истории были удивительны. 20 января четверо участников нападения на пикет и на Назира Магомедова у больницы — Сергей Трифонов, Павел Бритвин, Игорь Сафронов и Тиркия Илья — решением суда были отправлены в СИЗО. А задержанный на месте преступления Андрей Абрамов как несовершеннолетний освобожден под подписку о невыезде. Но через некоторое время все отпущены под подписку о невыезде, а дело приостановлено ввиду того, что «не установлены лица, причастные к преступлению».

Эпизод четвертый. Нападение на Лимонова у Таганского суда 13 апреля 2006 года.

В день судебного заседания по жалобе на отказ Минюста в регистрации НБП группа боевиков, как говорили потом, из организации «Местные» предприняла попытку нападения на Лимонова возле здания Таганского суда. Нацболы, злые и готовые уже к подобным атакам, дали отпор. Однако, как выяснилось позже, целью атаки было не физическое воздействие на активистов оппозиции, а провокация. Неподалеку от места столкновения прогуливалась некая Маргарита Шилова, редактор журнала «Наша мебель» и фотограф. Она сделала несколько снимков. Именно этими фотографиями потрясал впоследствии в Госдуме не кто-нибудь, а министр МВД Рашид Нургалиев. Снимки были призваны проиллюстрировать распоясавшуюся якобы оппозицию.

Как вы понимаете, когда глава МВД высказывает по какому-либо делу такую точку зрения, у его фигурантов шансов сорваться нет. В результате в рамках уголовного дел по статье «хулиганство» были арестованы и помещены в СИЗО шестеро нацболов. Еще одна фигурантка — Ольга Шалина — была объявлена в федеральный розыск.

В итоге ребята провели в заключении свыше двух лет, и это можно считать успехом защиты. Мы рассчитывали на худшее. Что именно повлияло на мнение судьи, решившей фактически ограничиться отсиженным, неясно. Возможно, мощное и проникновенное последнее слово подсудимых.

Ну а Ольга Шалина, получившая позже по этому делу условный срок, в результате провокации сотрудников центра «Э» села уже на срок реальный. Сейчас она в нижегородской колонии. Сидеть ей еще более двух лет.

Эпизод пятый. Бойня в московской мэрии 18 мая 2009 года. Это была последняя капля перед серией акций в рамках «Стратегии-31». Тогда мы еще имели иллюзии — надеялись, что если занять очередь с ночи и подать заявку в мэрию первыми, то у власти не будет аргументов для отказа. Так и сделали, но утром у заветного окошка были физически атакованы представителями прокремлевцев. Хорошо еще, что они не были вооружены…

Да, в итоге нацболы вышли победителями. Несмотря на продолжительное противостояние, завершившееся грандиозным побоищем прямо в здании мэрии на глазах изумленных сотрудников милиции, мы все-таки подали заявку первыми. Однако это никак не повлияло на судьбу заявки. Согласование получено не было.

Кроме того, стало ясно, насколько опасно для нас подобное противостояние. Задержанные милицией румоловцы немедленно начали звонить неким депутатам, помощниками которых они являлись, в поисках защиты. Мы же, нацболы, не были защищены никак. Правда, дежурные милиционеры фактически приняли нашу сторону — они видели, что творили эти привыкшие к безнаказанности недоросли, и смотрели на них крайне недружелюбно. После этого случая, проанализировав все, мы решили больше не толкаться локтями за мелкие технические преимущества и перенести борьбу непосредственно на площадь. На Триумфальную площадь.

Вот вам пять случаев столкновений. Возбужденные по ним ценой гигантских усилий уголовные дела так ни к чему и не привели и были закрыты. Наказание виновные не понесли. Ни исполнители, ни организаторы. Интересно, что они, организаторы, знают свою вину. И знали ее наперед. «Дело кончится очень интересно, — фантазировал Якеменко в том самом интервью «МК», где он браво расписывал возможное участие фанатов в подавлении политических выступлений. — Я буду в Гааге рядом со Слободаном Милошевичем, очевидно, как теоретик, руководители Курска и Орла будут в местных тюрьмах».

Я не сторонник вмешательства третьих стран и субъектов в наши российские дела. И Гаага мне не мила. Но признание Якеменко выдает его понимание вопроса и своей ответственности за содеянное, как сказал бы прокурор. Короче, знает кошка, чье мясо съела. И его начальник, Сурков, знает тоже. Гаага не Гаага, а вот СИЗО «Лефортово» по ним плачет. Разве организация системы физического подавления политической оппозиции не является «преступлением против общественной безопасности и общественного порядка»? Раздел IX УК РФ.

Когда я был в «Лефортово» в начале 2000-х, из четырех этажей два — третий и четвертый — пустовали. Можно комфортно рассадить весь командный состав нашистов, включая их главного босса Суркова. Есть за что. Будет книжки писать.

Версия для печати
 



Материалы по теме

Юстас - Алексу // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Бессмысленность и беспощадность // АНТОН ОРЕХЪ
Итоги недели. Всеобщая мобилизация? // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Сурковчата на марше // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
У Медведева режутся зубки // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Москва как Когалым // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
«И звезда с звездою говорит…» // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Новый мэр и федеральный компромисс // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Чуда не будет // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Свирепый людоед приглашает к сотрудничеству маленьких девочек // ЕВГЕНИЙ ЯСИН