КОММЕНТАРИИ
Вокруг России

Вокруг РоссииМеркель: Большая коалиция или полновластие

13 ДЕКАБРЯ 2013 г. СЕРГЕЙ ШКЛЮДОВ

ИТАР-ТАСС

Больше двух месяцев Германия формально живет без правительства, хотя такого политического тяжеловеса, как Ангела Меркель, и сложно воспринимать с приставкой «временно исполняющий обязанности». «Мамочка» настолько безальтернативна, что на ближайшие годы представить на посту канцлера кого-то другого почти невозможно. Выборы в Бундестаг, которые во многом должны были определить не только судьбу самой Германии, но и вектор развития всего Европейского союза, прошли еще в конце сентября. А правительство у Германии, при лучшем раскладе, появится еще только через неделю, 17 декабря. Хотя блок Ангелы Меркель ХДС/ХСС вел кампанию из рук вон плохо и за последний четырехлетний избирательный цикл сдал «красным» и «зеленым» большую часть федеральных земель и потерял контроль над второй палатой немецкого парламента — Бундесратом, — популярность Меркель настолько высока, что одной только ее хватило, чтобы затащить христианских демократов на почти недосягаемую высоту. В сентябре «черные» смогли набрать исторические для себя 41,5%. Это один из лучших результатов за всю историю ФРГ, и самый лучший за последние 20 лет, со времени объединения Германии. Меркель был гарантирован третий срок и долголетие во власти побольше тэтчеровского.

Однако, как и прогнозировалось, подвели союзники по коалиции из Свободной демократической партии. Дела у либералов-рыночников последние 4 года обстояли неважно, но никто не ожидал, что они не дотянут даже до 5% и не смогут пройти в парламент. Меркель осталась одна. Для формирования однопартийного правительства (как это уже бывало во времена великого Конрада Аденауэра в 1957 году, когда ХДС/ХСС получило 50,2% голосов, хотя из широты души все же пригласило во власть двух «желтых» министров) Меркель не хватило 5 жалких депутатских мандатов. Это даже не остановиться в полушаге от власти, а уже практически держать ее в руках и выронить в последний момент.

В России, или, скажем, в соседней Австрии, такие проблемы решаются просто — 5-ю кейсами с долларами. И большинство у тебя в кармане. В Германии же такой электоральный казус привел к тому, что локомотив Евросоюза с сентября пыхтит на запасных путях и не может тронуться. В итоге двум «народным» партиям-антагонистам, правым и левым, черным и красным, ничего не осталось, как заключить брак по расчету. Переговоры о создании так называемой Большой коалиции длились 10 недель, несколько раз срываясь и заходя в тупик. В итоге 27 ноября предварительное соглашении было подписано. Руководство ХДС/ХСС утвердило его сразу, лидеры же СДПГ решили «обратиться к массам». В итоге программа развития Германии на ближайшие четыре года вынесена на так называемый партийный референдум. С 6 по 12 декабря каждый член социал-демократической партии получит номер партийной газеты и бланк для голосования, в котором должен высказаться: одобряет он или не одобряет сговор с прямыми конкурентами. Судьба правительства 80-миллионной страны оказалась в руках 474 тысяч левых активистов.

Прогнозы самые разные — от всеобщего одобрения до всеобщего неприятия. Актив непредсказуем. В итоге 14 декабря, когда будут подведены итоги голосования, Ангела Меркель пойдет или на третий срок, или на перевыборы. Второе, если рассуждать совсем цинично, намного предпочтительнее для госпожи канцлерин. В случае перевыборов ее партия точно сможет добрать необходимые 1-2%, сформировать уже однопартийное правительство и не связывать себя обязательствами ни с какой другой политической силой.

Если же красные «массы» скажут «да» большой коалиции, то хоть и под предводительством Ангелы Меркель, но Германия на ближайшие четыре года получит правительство «тяни-толкай», реализующее к тому же левую программу. А левые программы, как мы знаем, всегда очень затратны. Так что вопрос о том, откуда взять денег, может встать в Германии во всем своем греческом великолепии. Остановимся, однако, на подробностях.

Если бегло пробежаться глазами по «брачному договору», то создается впечатление, что выборы в сентябре выиграл кто угодно, но только не Меркель. По большинству принципиальных вопросов социал-демократам удалось навязать победителю свою волю. Подобная агрессивная позиция СДПГ понятна и оправданна. Меркель банально было больше не с кем объединяться, проклятые пять недособранных мандатов испортили все послевкусие от победы. Так что, несмотря на то, что войну «красные» проиграли, дипломатия все отыграла назад. В ходе переговоров многие представители ХДС ужасались наглости однопартийцев Шредера, весьма разумно задаваясь вопросом: простите, а кто тут выиграл выборы? В роли просительницы оказалась Меркель. Так бывает всегда при заключении «больших коалиций». Вообще БК для политической жизни Германии большое ЧП. Всего за историю ФРГ подобный «мезальянс» случался трижды.

В 1966 году, когда для того, чтобы заполнить огромную дыру в бюджете, канцлер Людвиг Эрхард решил поднять налоги, либералы-рыночники из СвДП гордо подняли голову и вышли из коалиции. Уйти вынужден был и сам Эрхард. Желтых пришлось заменить на социал-демократов, которые, к слову, всегда рады повысить налоги, а канцлером на остаток срока стал бывший член НСДАП (с 1933 по 1945 годы) Георг Кизингер, который до сих пор в рейтинге самых худших лидеров ФРГ занимает уверенное второе место, пропуская вперед лишь председателя совета акционеров газпромовской дочки Nord Stream AG и академика РАН Герхарда Шредера.

Со Шредером связан и опыт второй «большой коалиции», которая существовала с 2005 по 2009 год, тоже под председательством Меркель. Это был первый ее срок. В 2005 году ХДС/ХСС и СДПГ пришли к финишу ноздря в ноздрю, а вот союзники — желтые и зеленые соответственно — подкачали. Поэтому бывшим врагам, которые в течение всей кампании поливали друг друга отборными помоями, пришлось дружить. Хотя всем памятны слова лидера СвДП Гидо Вестервелле: «Все знают, что вы ненавидите друг друга как чуму». Первоначально считалось, что коалицию возглавит Шредер, пойдя на свой третий срок. 18 сентября Шредер еще кидал в лицо Меркель слова, что именно он будет канцлером и что с консерваторами он объединиться только через свой труп. Однако уже на следующий день с переговоров вынесли политический труп Шредера, а страну взяла в свои руки Ангела Меркель. Опыт этой большой коалиции оказался для социал-демократов очень печальным. За четыре года Меркель фактически подмяла под себя правительство и уничтожила репутацию «красных». На следующих выборах 2009 года они потеряли 11% и треть своего электората. Поэтому вторая большая коалиция при Меркель, которая формируется сегодня, ставит социал-демократов перед принципиальным выбором. На кону их политическое существование.

Напомним, что в 2005 году ХДС/ХСС (35,2 %) и СДПГ (34,2 %) были равновеликими, действительно народными партиями, и по политическому весу были достойны друг другу. За четыре года большой коалиции, а потом еще за четыре года единовластного правления Меркель социал-демократы сжались с трети политического поля до четверти, в то время как консерваторы выросли с трети до половины.

Сегодня ХДС/ХСС имеет за собой 41% голосов, а СДПГ всего 25%. Мало того что красные оказались в коалиции случайно, так они еще и обречены играть роль «младших партнеров», «довеска», сдавать свои позиции и постоянно «ради пяти министерских портфелей» предавать свои принципы. Это приведет к тому, что ультралевая партияDieLinke, показавшая на последних выборах третий результат, может монополизировать «критику слева», оставив тем самым социал-демократов не у дел. К бывшим коммунистам из ГДР присоединятся и принципиальные «зеленые», которые уже после второго раунда провалили переговоры с Меркель, заявили о несовместимости взглядов и ушли в оппозицию. Конкуренция на левом фланге в периоды кризиса очень сильна, и социал-демократы, променяв принципы на кусочек власти, вполне могут эту конкуренцию проиграть. А это приведет только к радикализации протеста, к смещению левой критики с центра на фланг, к ее более маргинальным формам.

Осознавая все вышеперечисленное, немецкие социал-демократы и выбрали тактику «лучшая защита — это нападение» и фактически вынудили Меркель, в обмен на сохранение за ней поста канцлера, принять в качестве программы правительства до 2017 года многие пункты из программы СДПГ.

Так, основным завоеванием считается введение в Германии (частично с 2015 года, а в обязательном порядке с 2017-го) своеобразного аналога МРОТ и установления нижней планки минимальной почасовой оплаты труда в размере 8,5 евро (около 380 рублей в час). За эту меру СДПГ боролась еще и восемь лет назад, во время первой большой коалиции с Меркель, но несмотря на то, что силы двух партий были равны, левым не удалось тогда продавить этот вопрос. В Германии «обязательные 8,5 €» уже рассматривают как революцию, как прорывную меру. 83% опрошенных горячо ее поддерживают, считая даже 8,5 евро недостаточными для определения нижней планки оплаты труда. На данный момент 5,6 миллионов трудящихся Германии получают в час меньше обозначенной в проекте суммы. На территории бывшего ГДР есть районы, где немцы получают меньше 4 € в час. С левой стороны считается, что 8,5 евро в час позволят более чем одному миллиону человек отказаться от социальной помощи и начать обеспечивать себя своими силами. Бизнес-крыло ХДС, наоборот, считает, что подобная обязательная уравниловка больно ударит по рынку труда, приведет к безработице и падению конкурентоспособности. Министр финансов Вольфганг Шойбле, смещения которого во время коалиционных переговоров добивались красные, считает, что после введения МРОТ Германия может лишиться около 1,5-1,8 миллиона рабочих мест, что в свою очередь приведет к дополнительным нагрузкам на бюджет, в размерах примерно 48,5 млрд евро в горизонте до 2017 года. При этом подобные траты в коалиционном соглашении не прописаны. Даже наоборот — именно сбалансированность бюджета декларируется как основной принцип будущего большого правительства. С 2015 года планируется отказ от увеличения государственного долга. Впереди четыре года жесткой фискальной политики и сокращения расходов. Всего планируется ограничиться инвестициями в размере 23 млрд евро, 6 из которых должны пойти в социальную сферу, на школы, детские сады и больницы.

Второй примечательной мерой, которой удалось добиться СДПГ, является возможность второго гражданства для мигрантов. Три миллиона членов турецкой общины могут быть довольны. Если раньше ребенок, рождавшийся в Германии, должен был до 23 лет сделать выбор, какое гражданство ему оставить — страны своих родителей или же немецкое, — то теперь подобная мера будет отменена. Второе гражданство юридически не предусматривается, но на практике станет реальностью. Фактически это означает, что при получении паспорта гражданина ФРГ теперь не обязательно отказываться от «материнского гражданства». Помимо турок подобная двойная лояльность распространится и на членов многочисленной русской общины в Германии.

К другим «левацким мерам», которые станут реальностью при Меркель, можно отнести частичное понижение пенсионного возраста с 67 лет до 63 лет, при условии наличия у человека 45 лет трудового стажа; введение тормоза роста цен на арендную оплату жилья, что было одним из главных предвыборных обещаний соперника Ангелы Меркель Пеера Штайнбрюка (отмечу, что около 2/3 жителей ФРГ живут в съемных квартирах); также избирателей ждут выплаты за домашнее воспитание детей, «материнская пенсия», куда будут включены годы, потраченные на воспитание детей, и «женские квоты» для наблюдательных советов компаний — 30% слабого пола на коллектив. Добавим сюда меры по установлению равной оплаты труда мужчин и женщин, выравнивание пенсий для жителей ФРГ и бывшей ГДР, а также твердое намерение легализовать практику усыновления детей однополыми парами. Это ждет Германию в ближайшие 4 года.

Стоит добавить, что баварская ХСС смогла продавить налог на пользование автобанами, который будет распространяться как на иностранцев, так и на жителей Германии, правда, последним он, по идее, должен будет компенсироваться за счет уменьшения транспортного налога. Вырученные деньги планируется пустить на обновление транспортной инфраструктуры. Где же найти деньги на остальные реформы, пока не совсем ясно.

Главный пункт своей программы — пресловутое увеличение налогов для богатых — СДПГ продавить не удалось, что, кстати, и вызвало негативную реакцию социал-демократического актива. Несмотря на то, что большинство своих предвыборных обещаний красные смогли навязать Меркель, в самом принципиальном вопросе мяч остался на стороне «железного канцлера». Кстати, именно неуступчивость «зеленых» в отношении «налога для богатых» и привела к тому, что переговоры черных и грюнеров зашли в тупик. После этого единственной альтернативной для Меркель и осталась Большая коалиция, на заключение которой, как очевидно, фрау Меркель пошла без особого энтузиазма. Теперь дальнейшее зависит от политического искусства самой канцлерин. Во время первого своего срока она почти сожрала СДПГ, который до сих пор не может оправиться от сужения своей электоральной базы (ведь надо помнить, что в коалицию и во власть сейчас они попали волей случая), во время второго срока — исчезла СвДП, чей избиратель влился в ХДС или попросту разбежался, причем так, что партия со свистом вылетела из почти всех ландтагов и Бундестага.

Сейчас перед Меркель снова социал-демократы — жадные до власти и министерских постов бюрократы, которые из всех оппозиционных партий, как всегда, оказались самыми сговорчивыми. Пусть лидер СДПГ Зигмар Габриэль, один из бывших министров Меркель времен первой БК, и заявляет, что «партия не стремится в правительство любой ценой ради нескольких министерских постов». Теперь судьба коалиции в руках простых избирателей социал-демократов. Как они проголосуют — так и будет. Есть две позиции. Первая предполагает, что ради выполнения программы и для счастья граждан надо идти во власть и пусть даже на правах младших партнеров отстаивать свои убеждения. Вторая – что надо уклониться от Большой коалиции и остаться на скамьях оппозиции до новых выборов. Так можно сохранить лицо и принципы. История и опыт 2005-2009 годов говорят о том, что более верен второй подход, даже несмотря на то, что большую часть пунктов своей программы красным удалось продавить. Хотя, скорее всего, Меркель не согласится снова на роль хромого канцлера и за четыре ближайших года медленно, осторожно и методично доест своих коллег по оппозиции. Единственная проблема в том, что до 2017 года железной фрау придется больше времени уделять внутрикоалиционной борьбе, а не делам общего европейского дома.

В завершение можно понадеяться и на строптивый актив СДПГ, который через два дня может отвергнуть соглашение о Большой коалиции и открыть для Меркель дорогу к триумфальным перевыборам, на которых она — почти наверняка — осечки, подобной сентябрьской, не допустит. Ведь на кону однопартийная неделимая власть.

Фото JUAN CARLOS HIDALGO/ EPA/ИТАР-ТАСС


Версия для печати
 



Материалы по теме

В СМИ //
В блогах //
Предвыборный милитаризм // ЛЮДМИЛА ВАХНИНА
В блогах //
Прямая речь // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В СМИ //
О чем вообще можно говорить с Путиным // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Третий срок Меркель // СЕРГЕЙ ШКЛЮДОВ
Несгибаемая Меркель // МАКСИМ БЛАНТ