КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииНе все как один



Слово, сказанное против агрессии, не остановит БТР и военные корабли, не вернет войска в казармы и не отдаст преступников под суд. Но оно спасает честь страны и доказывает, что наше общество не состоит сплошь из жуликов и проходимцев. До сих пор ворье из «Единой России» грабило нашу страну, нас с вами; теперь они потянулись к соседним странам. 15 марта в Москве и других городах России совестливые люди показали, что они не поддерживают национальное ворье и международных бандитов.

Такого количества демонстрантов не было уже давно. От 60 до 80 тысяч человек прошли маршем протеста от Пушкинской площади до проспекта Сахарова. Когда первые ряды демонстрантов уже подходили к Чистопрудному бульвару, у рамок металлоискателей на Страстном еще стояли люди, желающие попасть на шествие. Необычность ситуации обнаружилась еще на выходе из метро «Пушкинская», где дежурные по станции просили пассажиров в связи с резким увеличением пассажиропотока занимать левую сторону эскалаторов. Просто как в час пик. Правда, из всех эскалаторов работала, как всегда, только половина. Но это уж незыблемая московская традиция, как и двери, в которых открыта только одна половина створок.

Страстной бульвар был забит народом. В очереди к рамкам металлоискателей стояли по 30-40 минут. Демонстранты терпеливо выстроились на обыск, что, конечно, разительно отличает покорных москвичей от свободолюбивых киевлян. Как ни грустно признавать, но даже миллион послушных демонстрантов не в состоянии будут сделать то, на что способна тысяча бунтарей.



Тем не менее, протест был искренним. Чего только стоили самодельные плакаты: «Психиатр или нарколог, отберите у пациента ядерную кнопку», «Остановите вторую крымскую!», «Ад опустел, все демоны ушли в российское правительство», «1956, 1968, 2008, 2014. Хватит!». Память о прошлых военных агрессиях России жива. Навязчивая государственная пропаганда не в состоянии представить интервенцию как акт патриотизма. Не всем можно затуманить мозги.



Выступившие на митинге Надежда Толоконникова и Мария Алехина, еще недавние политзаключенные, напомнили о демонстрации на Красной площади в августе 68-го года и о солидарности – они то хорошо понимают ее значение. Хорошо понимают ее и на Украине. Не зря же Верховная рада прервала заседание, а депутаты смотрели трансляцию московского митинга и, стоя, аплодировали ее участникам. В Москве же демонстранты шли под украинскими национальными флагами, пели украинский государственный гимн и несли плакаты «За вашу и нашу свободу!».

Солидарность с Украиной и ясная либеральная позиция участников шествия отсекли от демонстрации традиционных паразитов протеста – коммунистов и националистов. Там, где речь идет не столько о Путине, сколько о судьбе страны, им с протестующими не по пути. Если и были они на шествии, то в виде единичных вкраплений. Зато на митинге выступили представители Майдана, хорошо понимающие смысл всего происходящего в России и Украине.



Кремль, разумеется, и на сей раз попытался изобразить общественную поддержку. Членов подкремлевского движения «Суть времени» приодели в одинаковые красные куртки и пустили правильными каре по московским улицам изображать стихийный протест и патриотический восторг. Выглядело все это достаточно глупо и смешно. Уравновесить российскими титушками подлинный общественный протест они не в состоянии. И как ни брызжет слюной на своих митингах Кургинян, как ни исходит желчью на страницах «Известий» Лимонов, а на улицах Москвы количество сочувствующих Украине в разы больше сторонников оккупации Крыма. Это дает некоторую надежду на то, что агрессия в конце концов захлебнется, а Россия когда-нибудь станет свободной.


Фотографии Марии Олендской / ЕЖ


Версия для печати
 



Материалы по теме

Праздник аннексии // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Сергей Капков ушел в отставку // АНАТОЛИЙ ГОЛУБОВСКИЙ
Налог средней жесткости // МАКСИМ БЛАНТ
В СМИ //
Про выборы в Московскую городскую думу // ДЕНИС БИЛУНОВ
Каждая домохозяйка желает знать // ВЛАДИМИР ВОЛКОВ
Москва и Киев – движение в разных направлениях // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Звероящеры и эволюция // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Кому звонит колокол // ВИКТОР ДАВЫДОВ
Наказание рабством // ВИКТОР ДАВЫДОВ