КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеДве тысячи лет вместе. Часть 1

28 АВГУСТА 2014 г. АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ

ИТАР-ТАСС


«Евреев, от обычных до великих,

Люблю не дрессированных, а диких»

Игорь Губерман


Понятно, что в заголовке присутствует некое преувеличение – две тысячи лет назад евреи появились на территории нынешней Украины, но об украинской нации или даже просто об украинцах тогда еще ничего не знали. Вместе с тем очевидно, что солженицынские двести лет вместе с евреями начались для России именно тогда, когда в состав империи были включены украинские земли, и даже из этого очевидного факта следует, что с украинцами евреи живут гораздо дольше, чем с русскими. Хотя, если учесть, что первые упоминания о евреях на украинских землях были связаны с Крымом, то, возможно, официальная «история России» попытается пересмотреть и этот вопрос.

Собственно, к чему я об этом вообще? Да просто в последнее время и в медиа, и в социальных сетях в связи с событиями в Украине по лишь отчасти понятным причинам начал муссироваться тот самый вопрос, которого, по мнению Ильфа и Петрова, в СССР не было уже в 30-ые годы прошлого века, а именно – еврейский. Причем в обсуждение включились как штатные пропагандисты режима, от которых всего можно ожидать (а уж того, что они решат сыпануть жменю антисемитизма в чан патриотической опары – легче всего), но и люди, обычно занимающие самостоятельную позицию. Поэтому когда вслед за Дугиным и Прохановым и иже с ними «проблему» участия евреев в украинской революции и украинском сопротивлении начинают обсуждать Прилепин и отчасти Познер, возникает желание высказаться.

Надо сказать, что Познер и Прилепин, будучи, мягко говоря, людьми очень разными во всем, и к этой теме подходят с разных сторон: Познер рассказал, об антисемитизме на Майдане, а Прилепин – о том, что среди поддерживающих путинскую «гибридную» агрессию против Украины есть заметные персонажи еврейского происхождения. Захар тем самым как бы отрицал тезис интервьюировавшего его журналиста крупнейшего российского государственного информационного агентства, спросившего, почему, мол, все евреи поддерживают в разгоревшемся конфликте Украину.

Надо отдать должное Прилепину – в ответ он перечислил нескольких медиа-персонажей, по его мнению, евреев, которые Украину вовсе не поддерживают, назвав того же Познера и еще несколько человек, включая почему-то Леонтьева (лично я не подозреваю последнего ни в чем этаком, хотя, впрочем, я такими вопросами специально никогда не интересуюсь).

Я мог бы добавить к названным Прилепиным еще некоторых, но, думаю, дело тут не в количестве. Поэтому попробую разобрать аргументы. Практически их прозвучало два – сиюминутный и исторический. Сиюминутный как раз сформулировал Познер – он отметил на самом Майдане и в речах его сторонников заметную компоненту антисемитизма. Это, безусловно, правда, я даже не собираюсь ни спорить, ни проверять. Просто потому, что в мире нельзя найти места, где среди нескольких десятков или сотен тысяч людей, собравшихся вместе по любому поводу (разве что кроме празднования Дня независимости Израиля, да и то до конца не уверен) не найдется определенного количества антисемитов. А на просторах бывшего СССР – еще и открытых антисемитов. Высказывания, возмутившие Познера на Майдане, я слышал когда-то в Москве, причем на публичных политических мероприятиях, проводившихся «Демократической Россией», «Демократическим выбором России» и «Союзом правых сил». Конечно, мне они не нравились, причем настолько, что я без колебаний пускал в ход кулаки. Но выходить из всех этих политических организаций не собирался, потому что их деятельность была направлена отнюдь не ущемление каких-либо наций, включая евреев, а на увеличение количества свободы в России для всех, включая евреев. Я полагаю, что это относится и к Майдану, и к украинской революции в целом. Вряд ли случайно ее назвали революцией достоинства, а ведь достоинство – вненациональная категория.

Собственно, Познеру абсолютно ни к чему было обращаться в не столь уж близкий к Останкино Киев, чтобы обнаружить воистину свихнувшихся на антисемитизме персонажей. Ему вообще не надо было для этого покидать Останкино, их там полно, в том числе в передачах таких «правильных евреев», как Соловьев. Так что сиюминутный выбор по принципу наличия или отсутствия антисемитизма не выглядит сколько-нибудь обоснованным.

Второй довод апеллирует к исторической ретроспективе, мол, украинцы и украинские вожди всегда были антисемитами, и, начиная с Хмельницкого, через Бандеру и вплоть до его последователя Яроша евреи их всех должны помнить, ненавидеть и не прощать. Про антисемитизм Хмельницкого спорить трудно, а то и невозможно. Но, во-первых, Хмельницкий не только этим отличился. Он вообще, мягко говоря, фигура неоднозначная, а грубо выражаясь – дитя своего времени, то есть в современных терминах негодяй, проливший реки крови. Что думали о нем поляки, причем в ХХ веке, можно прочитать у Г. Сенкевича. Что думают о нем украинцы, понять сложнее, но что-то я сомневаюсь, что все они или даже большинство сейчас считают Переяславскую Раду однозначно позитивным событием в истории Украины. Но главное – если начинать считать еврейские общины с XVI века, то мы должны ненавидеть и не прощать всех, включая русских. А все, думаю, тоже – всех или как минимум тех, с кем хоть как-то соприкасались.

Что касается века ХХ и приобретшего столь широкую известность в сегодняшней России Степана Бандеры, то лично он никаким антисемитом не был. Он был украинским националистом, точно так же, как Пилсудский был националистом польским, Маннергейм – финским, Франко – испанским, а де Голль – французским. Не был он и сторонником гитлеровцев, большую часть времени их войны против СССР, с 1941 по почти до конца 1944 года, Бандера был в концлагере, а бандеровцы боролись с немецкими войсками. Те, в свою очередь, помимо прочего, распространили миллионы листовок, в которых называли бандеровцев «жидобольшевистской агентурой».

Был ли Бандера готов к компромиссу с рейхом? Был, конечно. Но только при соблюдении важнейшего для него условия – признания независимого украинского государства. То есть Бандера был не более удобным партнером Гитлера, чем Сталин до 22 июня 1941 года, а, скорее, менее. Был ли он филосемитом, готовым жертвовать безоглядно всем ради спасения евреев? Не был. Дерево в Роще Праведников Народов Мира в Яд-Вашеме, Музее Холокоста в Иерусалиме, посажено только одному лидеру нации – датскому королю Христиану Х. Все остальные готовы были помогать евреям очень и очень ограниченно, и ни Холокост, ни антисемитизм не были для них сколько-нибудь существенной проблемой. И Бандера был в их числе. Да, бойцы ОУН-УПА участвовали во львовском погроме июня 1941 года. В аналогичных акциях участвовали русские, белорусы, литовцы, латыши, эстонцы, поляки, словаки, венгры и многие другие. Да, бойцы ОУН-УПА сначала, когда могли и хотели, спасали евреев от гитлеровцев в оккупированной Украине. Так же, как тысячи известных и неизвестных Праведников Народов Мира десятков национальностей. И да, Степан Бандера таким образом был борцом за свободу украинского народа и украинскую государственность, вождем для своих соратников, и именно в этой борьбе он проявил себя как выдающийся человек, и ни в каком ином вопросе, включая еврейский. Замечу, чтобы завершить этот пассаж, что ни к нему лично, ни к его организации ни Нюрнбергский трибунал, ни последовавшие за ним в рамках процесса денацификации суды не имели претензий, и он жил на свободе в Западной Германии до своей смерти, последовавшей в результате убийства его агентом советских спецслужб.

Таким образом, мне представляется вполне доказанным, что ни сиюминутный, ни исторический доводы в пользу какого-то особо значимого компонента антисемитизма Майдана в частности и украинского национального движения в целом и в его исторической ретроспективе не имеют под собой никакого реального обоснования. Отчего же возникли все эти разговоры?

Понятно, что есть некий субъективный аспект – Познер слышал антисемитские разговоры на Майдане, Ярмольник действительно сталкивался в детстве и юности с антисемитами во Львове, и т.п. И пуризм Познера можно понять, и эмоции Ярмольника тоже. Хотя, повторюсь, Познеру тогда нельзя работать в Останкино, а Ярмольнику я могу сказать, что с антисемитами я примерно в те же годы и примерно в том же возрасте не раз сталкивался в Ленинграде, даже в том Басковом переулке, во дворе, где вырос Путин.

Но есть и гораздо более существенная объективная основа того, что российская государственная пропаганда постоянно повторяет обвинения в антисемитизме в адрес нынешней Украины. Эта основа состоит, на мой взгляд, из двух основных составляющих. Первая – это традиционная ложь, привычное навешивание привычных ярлыков, формирующее у привычно зомбированного населения привычный образ привычного врага. В Киеве у власти фашисты, следовательно, они, помимо всего прочего, еще и антисемиты, такова очень незамысловатая логика путинского агитпропа. В принципе, на фоне распятого мальчика, массовых казней мирных людей и прочих «зверств киевской хунты», «бендеровцев» и «правосеков» их антисемитизм – неинтересная и мелкая деталь. Но если детей, слава богу, не распнет ни одна из воюющих сторон, то вот с антисемитизмом ситуация несколько иная. Пока, может быть, еще не в виде легко читаемой картинки, но в виде тенденции – почти наверняка. Тенденция ведь всегда как минимум не менее важна, чем текущее состояние, это вам любой медик скажет. И если текущее состояние России и Украины в «еврейском вопросе» примерно сопоставимы, то тенденции развития, вероятно, можно назвать весьма различными, а то и противоположными. И именно эта разница тенденций развития, точнее, попытка скрыть ее от других, а, возможно, и от самих себя, и есть вторая, куда более важная составляющая упомянутой объективной основы. Можно утверждать, что в результате этой российской тенденции ложь текущая перерастает в ложь всеобъемлющую, ту, которую Гитлер называл «грандиозной».


Фотография EPA/ИТАР-ТАСС


Версия для печати
 



Материалы по теме

Спасай Россию // АНТОН ОРЕХЪ
Две тысячи лет вместе. Часть 2 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Между интеллигентом и мудрецом // АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН
Убийство из прошлого // АРИЭЛЬ КОЭН