КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеСудьба болвана

2 ОКТЯБРЯ 2014 г. ВАЛЕРИЙ ПАНЮШКИН

ИТАР-ТАСС

В Харькове сбросили с постамента памятник Ленину. Бронзовый болван стоял пятьдесят лет и, в сущности, никому не мешал. Отсутствие бронзового болвана на постаменте тоже никак не повлияло на повседневную жизнь харьковчан. Что стоит памятник Ленину, что не стоит — все равно.

Однако же нашлись в Харькове люди, у которых не было более важного и более насущного дела, чем сбрасывать памятник. И нашлись люди, для которых не было в тот день ничего важнее, чем защищать памятник и потом оплакивать. И целый день украинские политики твердили про этот памятник, как будто нет на Украине более насущных проблем. И российские политики тоже твердили про памятник, как будто нет в России никаких дел важнее. И журналисты заполонили памятником свои газетные полосы и свои телеэфиры. Как будто зима не близко и нету проблем с теплом. Как будто нет перебоев с лекарствами для тяжело больных людей, включая детей. Как будто не идет война в соседней области. Знай себе заладили: Ленин, Ленин.

Я полагаю, что всякий раз, когда люди сбрасывают какой-нибудь памятник, это обязательно означает, что мозги у людей заняты бессмысленной ерундой и не хватает, стало быть, мозгов на действительно важное дело.

Про снос памятника Дзержинскому в Москве в августе 91-го года рассказывают, например, вот что. Отстояв тогда Белый дом и добившись торжества демократии, люди доброй воли огромной толпой ломанулись к зданию КГБ на Лубянке с очень разумной целью — распотрошить архивы. Если бы люди раскрыли тогда архивы, страна не осталась бы прежней, не могла бы теперь вернуться к своему советскому состоянию. Никто не смог бы в тот день остановить такую толпу. Но толпу увлек памятник, каменный болван, стоявший посреди площади. Кто-то же умный да подсказал же толпе эту идею — сбросить каменного супостата. Говорят, подъемный кран для демонтажа Дзержинского пригнал тогда работавший в мэрии Василий Шахновский. Говорят, руководство КГБ так было благодарно Шахновскому за этот подъемный кран, что потом, во время дела ЮКОСа, скостило ему срок до одного года и отпустило в Швейцарию. Толпа восторженно сбрасывала памятник с постамента, а из здания напротив тем временем эвакуировали архив. И вот сколько теперь важного мы не знаем, а могли бы знать?

Примерно такая же глупость имела место и в Багдаде, когда сбрасывали с постамента памятник Саддаму Хусейну. Дальнейшие события показали, что были в тот день у иракцев дела и поважнее.

Но нет — сбрасывали памятник.

Всякий раз, когда люди сбрасывают с какого-нибудь постамента какого-нибудь медного или каменного болвана, я думаю, что они и сами болваны. В тяжелый час заняты глупой местью бессловесным и безвредным статуям и, следовательно, не занимаются ничем полезным: не отстраивают ничего разрушенного, не возводят ничего нового, не кормят никого голодного, не согревают никого замерзшего, не учат никакого невежду, не лечат никакого больного, не узнают о себе ничего важного. Болваны и есть.


Фото SERGEI KOZLOV/ ЕРА /ТАСС

Версия для печати
 



Материалы по теме

Князя Владимира поставят у Кремля // КОНСТАНТИН МИХАЙЛОВ
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Прямая речь //
В СМИ //
В СМИ //
Гуд бай, Ленин // ИННА БУЛКИНА
Память и памятники // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Право на заговор // МИХАИЛ БЕРГЕР