АВТОРЫ
КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеО России после Путина: понижение уровня дискуссии

10 ЯНВАРЯ 2016 г. ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС


Сразу после Нового года, 2 января, Гарри Каспаров опубликовал в Фейсбуке текст под названием «После Путина». Вероятно, этим коротким текстом Каспаров хотел начать весьма актуальный разговор о том будущем России, которое начнется сразу после устранения Путина от власти.
Когда и как прекратится путинский морок, не знает никто. Но то, что это непременно произойдет, сомнений не вызывает. Будущее влияет на настоящее. Ясный проект будущего вполне может сделать его реальным. Поэтому дискуссия о России после Путина – это вполне актуальный и деловой разговор.
Основные идеи Каспарова:
Страна должна получить прививку от имперского вируса и окончательно избавиться от фантомных болей «утерянного величия». Очевидно, что после краха путинского режима России необходим период «очищения», в течение которого люди должны понять, что за все – за поддержку Путина, за Грузию, за Крым, за Донбасс – придется расплачиваться.
И далее о том, что задача – не допустить, чтобы Россия вынуждена была заплатить столь же высокую цену, которую пришлось платить Германии и Японии за свои преступления. «Но люди должны понять, – пишет Каспаров, – что есть цена, которую им придется заплатить». После чего Каспаров говорит, что после ухода Путина бессмысленно проводить выборы, поскольку нужен сначала свой Нюрнберг и череда процессов по конкретным преступлениям.
Через несколько дней на «Свободе» был опубликован ответ Олега Кашина, в котором произошло резкое понижение уровня дискуссии.
«Отличная идея, – пишет Кашин – отличная в том смысле, что именно так и надо писать пропутинские агитки, делая акцент не на том, что есть сейчас, а на том, что завтра начнется «период очищения» и мало не покажется никому». Разбирать сумбур в голове Кашина и в его текстах дело, конечно, неблагодарное, но необходимое, поскольку я не случайно в подзаголовке назвал Кашина «народным журналистом»: он действительно обладает талантом писать таким языком, что привлекает большую аудиторию.
Итак, Каспаров у Кашина виновен, во-первых, в том, что «делает акцент не на том, что есть сейчас». Это просто чушь, поскольку «о том, что есть сейчас» у Каспарова написаны сотни статей, и на «Каспаров.ру» еще тысячи, а данный текст посвящен именно тому, что должно быть завтра.
Во-вторых, Каспаров у Кашина виноват в том, что хочет «сделать хуже». «Возлагать на россиян ответственность за Путина – это такая сталинская логика, по которой отправляли в лагеря тех, кто был у немцев в плену, несвобода в обмен на несвободу, несвобода в квадрате, несвобода ради несвободы – бессмысленная и абсурдная жестокость».
Тут Кашина надо ловить за руку на каждом слове. Каспаров пишет, что нам нужен «свой исторический Нюргберг», что «нужны реальные уголовные процессы над архитекторами и пособниками нынешнего режима», «нужна десоветизация и декагебизация власти», а Кашин приписывает ему «сталинскую логику, по которой отправляли в лагеря тех, кто был у немцев в плену».
Каспаров предлагает осудить виновных и не допустить возрождения тоталитаризма, а Кашин приписывает ему желание осудить невиновных. Это не передергивание, это больше похоже на троллинг, то есть желание просто разрушить пространство дискуссии.
Впрочем, у Кашина есть и вполне содержательное возражение, которое носит принципиальный, мировоззренческий характер. Он, Кашин, убежден, что россияне совершенно не виноваты в том, что натворил путинский режим, и поэтому не должны нести никакой ответственности за его преступления. «Путинское правление за 16 своих лет никогда не было результатом свободных выборов россиян: преемником Путина в 1999 году назначил один конкретный человек, а система административного, пропагандистского и полицейского подавления общества была отлажена еще в 90-е и до сих пор не давала сбоев». Конец цитаты.
То есть виноват один Путин? Да, и «еще один конкретный человек, который его назначил»? Тот, правда, уже умер, поэтому остается один Путин. Довлатовское «а кто же написал 4 миллиона доносов?» звучит в новой интерпретации. Сотни тысяч участников фальсификаций выборов, среди которых много директоров школ и учителей. Десятки тысяч судей и прокуроров, абсолютное большинство которых ежедневно разрушали законность. Десятки тысяч пропагандистов и сотрудников информационных войск, сделавших ложь своей профессией. Пятьдесят тысяч россиян, добровольно поехавших убивать на Донбасс. Плюс те, кто их тут вербовал. Плюс командиры воинских частей, отправлявшие своих подчиненных в Крым и на Восток Украины и получавшие за эти преступления ордена и медали. Все эти люди вообще ни при чем? Они тоже лишь жертвы Путина? Им что, расстрел грозил? Их пытали?
Перечень соучастников преступлений путинского режима довольно длинный, и, если не произойдет очищение, как в форме люстрации, так и в форме конкретных уголовных дел, которые в совокупности и образуют наш исторический Нюрнберг, то все те, кто совершал преступления, так и останутся у власти, а те, кто голосовал за Путина и радостно орал «Крымнаш!» и лепил надпись «На Берлин» на свои «мерседесы» и «опели», так ничего и не поймут. Депутинизация страны – это неизбежный и болезненный процесс, и тот, кто считает, что без него можно обойтись, – либо демагог, либо дурак.
Основной смысл статьи Кашина в том, что Каспаров, если и отличается от Путина, то только в худшую сторону. «Путинские и сверхпутинские черты в критиках Путина, вероятно, указывают на то, что ими владеет тот же страх, какой, безусловно, есть у Путина. Страх потерять власть, страх оказаться лицом к лицу с непредсказуемым политическим процессом». И в заключении Кашин объявляет, что «пусть лучше нынешний Путин остается, зачем нам новый?»
Искать логику в текстах Кашина дело бесперспективное. Каспаровым владеет страх потерять власть?!  Какую власть имеет сейчас Каспаров? В тексте Каспарова указано место его написания: Вильнюс, Литва. С каким «непредсказуемым политическим процессом» страшится Каспаров, по мнению Кашина, «оказаться лицом к лицу»?!
Но если то, что написал Кашин, хотя бы в отдельных строках, хоть отдаленно напоминает подобие дискуссии, поскольку все-таки касается существа вопроса, то когда в разговор вмешался профессиональный провокатор Белковский, дискуссия мгновенно исчезла и начался один сплошной троллинг.
В статье «Не волнуйтесь, Олег! Кровавый Каспаров нам не страшен» профессиональный провокатор Белковский не утруждает себя аргументами и разбором идей Каспарова. Он тут же переходит на личность оппонента. «У Каспарова нет никакого особого видения русского будущего. В этих терминах и категориях вопрос для него не слишком стоит. Приоритет блистательного Г.К. – не та или иная стратегия развития России. А тактика собирания денег на текущую войну с путинизмом. Изменится конъюнктура фандрайзинга – и Г.К., возможно, поголубеет (то есть превратится из суперястреба в суперголубя)». Конец цитаты.
Обсуждать всерьез то, что пишет профессиональный провокатор Белковский, значит не уважать себя и своих читателей. Автор знаменитого доноса, послужившего идеологическим прикрытием ареста МБХ, судит по себе. Сначала обслуживал путинский режим, а когда отогнали от кормушки, прибился к тому же МБХ в качестве уже его советчика.
Понижение уровня дискуссии с Каспарова до Кашина, а затем и до Белковского – это весьма характерный показатель дефицита нормальных медийных площадок в России. Хорошая площадка – это, например, диалоги «Открытой библиотеки» в Питере, где в минувшем году состоялся замечательный диалог Алексиевич и Сокурова. К сожалению, эта площадка носит довольно камерный характер. Слишком камерный для такой обжигающей темы, как будущее России после Путина.

Да, и желательно в такой дискуссии обойтись без троллей и профессиональных провокаторов. 

P.S. Называя Кашина "народным журналистом", а Белковского "профессиональным провокатором" я никоим образом не пытаюсь принизить литературные таланты обоих участников дискуссии и вообще не ругаюсь. Тут все намного серьезнее. Дело в том, что Россия тяжело больная страна. Процесс ее излечения, назовем этот процесс для краткости депутинизацией (с пониманием, что сюда входит и десоветизация, и избавление от имперского синдрома, и от той инфантильности общественного сознания, о которой писал Бабченко) потребует намного больше усилий и времени, чем процессы денацификации у немцев и демилитаризации у японцев. Так вот в консилиум, созванный для выработки тактики лечения больного, нет смысла приглашать самого больного, а также саму болезнь.
Кашин хорош именно своей народностью, то есть он носитель той же больной ментальности, что и большинство россиян. Ну а Белковский - представитель интересов болезни, одним словом, он просто вирус. 


Фото: 1. Чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров. Imago sportfotodienst/imago/Xinhua/TASS
2. Журналист Станислав Белковский. ИТАР-ТАСС/ Юрий Машков/ТАСС
3. Журналист Олег Кашин. Сергей Фадеичев/ТАСС



Версия для печати