АВТОРЫ
КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииБез памяти о прошлом

ТАСС

Вспоминать прошлое подчас не слишком приятно, но почти всегда полезно. И уж совсем непростительно игнорировать историю тем, кто претендует на публичный анализ политических событий сегодняшнего дня.

Комментируя голодовку Надежды Савченко, Леонид Радзиховский в своем блоге на «Эхе Москвы» пишет, что в политических делах нового времени «НИКТО НИКОГДА НЕ ОБЪЯВЛЯЛ СУХУЮ ГОЛОДОВКУ – т.е. НИКТО НИ РАЗУ не ставил свою жизнь на кон». Сухие голодовки, конечно, объявляли, но до конца никто не шел, это верно. Вообще, голодовки у нас любят объявлять по любому поводу, включая невыдачу зарплаты, но снимают их, когда начинает очень хотеться кушать.

Далее, справедливо отмечая эту особенность современных российских голодовок и стойкость Надежды Савченко, Радзиховский пишет: «…такого и НИГДЕ В МИРЕ НЕ БЫЛО. По крайней мере – я об этом не слыхал». И вот тут оказывается, что мой ровесник Леонид Радзиховский всю советскую часть своей жизни прожил с закрытыми глазами, а открыл их только теперь, чтобы авторитетно анализировать происходящие события.

Он «не слыхал», что в 1986 году в Чистопольской тюрьме умер после длительной голодовки политзаключенный, писатель Анатолий Марченко. Он «не слыхал» о десятимесячной голодовке Мустафы Джемилева в 1976 году, когда его насильно кормили через зонд. Он ничего не знает о знаменитой семидесятидневной голодовке политзаключенных Владимира Борисова и Виктора Файнберга в 1969 году, не читал описания принудительного кормления у Владимира Буковского в его книге «И возвращается ветер». Радзиховский тогда работал в «Учительской газете» и был обычным советским журналистом, а теперь у него открылись глаза, и он увидел мир во всей его трагической первозданности.

Кстати, даже будучи прилежным советским человеком, можно было бы знать о голодовке террористов из ИРА в тюрьме в Северной Ирландии в 1981 году, когда десять человек погибли от добровольного голода, а оставшиеся сняли после этого голодовку и выжили.

Но, даже открыв для себя новый постсоветский мир, Леонид Радзиховский почему-то не заметил голодовки своего коллеги – кубинского психолога и журналиста, диссидента Гильермо Фариньяса, который в 2010 году 134 дня держал голодовку с требованием освобождения политзаключённых на Кубе.

Грех преувеличенного самомнения и легкости суждений – не смертный грех. И можно было бы спокойно пройти мимо неудачного комментария Леонида Радзиховского, если бы это было исключительное явление. Увы, в последнее время многие политические аналитики, журналисты, оппозиционеры игнорируют историю собственной страны, опыт сопротивления тоталитаризму в России и за рубежом. И зря, потому что история дает ответы на многие вопросы, которые сегодня кажутся новыми и неразрешимыми.



Фото: 20.08.1990. Республика Татарстан. Чистополь. Могила правозащитника Анатолия Марченко на местном кладбище. Фото Михаила Медведева/ТАСС.



Версия для печати