КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеИдиот как опора нации

11 ИЮНЯ 2007 г. ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
ng.kz

Насчет таможенной защиты от западных врачей-убийц, кажется, все уже высказались. Сопротивляться до последней капли крови, не отдать врагу ни пяди русского мяса – это все понятно. В генетике мы неважно разбираемся с тех времен, как научились хорошо разбираться во внешних и внутренних врагах. Поэтому ни слова о морганистах-менделистах. Есть более серьезные проблемы.

Как быть с теми 25 миллионами соотечественников, которые отрезаны от нас границами СНГ? (На самом деле их давно не 25, но пусть будет так, как хочется патриотам.) Как с ними-то? Тоже запретить делиться с Западом секретами русского здоровья? Про миллионы русских эмигрантов я не говорю – эти очевидно выродки, генофонд у них извращенный. Но вот, к примеру, взять Эстонию. Подстригся русский человек в парикмахерской, а волосы собери в пакетик. Если, конечно, патриот. А лучше проглоти. Иначе эти мерзавцы соберут и пошлют куда надо.

На асфальт не харкать, нужду справлять только в специально отведенных местах, удостоверившись, что твой продукт как следует перемешался с местным. Тяжелая и ответственная доля - быть носителем секретного генофонда.

kasyanov.ruХочу быть понятым правильно: не сомневаюсь, что наука умеет много гитик. Испытываю священный трепет. Аллах их ведает, этих людей в белых халатах. Вот случилось побывать в субботу на съезде касьяновского РНДС. И там, как только Лимонов залез на трибуну, чтобы попросить у Касьянова «побольше красненького», с первого ряда поднялся такой странный человек. В белом халате. Еще и шапочку белую надел. Отфокусировал взор и походкой лыжника в маскхалате двинулся прямиком к Людмиле Алексеевой. Я сначала подумал, ей нехорошо стало от лимоновского выступления и «скорая» приехала. Но потом догадался – это ж привет от «Наших»! Но только сейчас, когда пишу этот текст, вдруг осенило: нет, все не так. Он, наверное, хотел кусочек генофонда от правозащитницы откусить. Для английского посольства! Они же, «Наши» то есть, с британским послом давно поддерживают интимные отношения через шпионский камень.
Не дали ему укусить г-жу Алексееву. Вывели, бедняжку, под руки. Но осадок остался. Они же завтра любого на улице покусают, эти жертвы гиппократовой клятвы. «Как страшно жить!» - восклицает Рената Литвинова. Еще бы не страшно, когда кругом врачи.

Врачи - люди странные, опасные и, как учит нас исторический опыт, склонные к вредительству. Готовые работать сразу на несколько разведок. Лучше бы, конечно, открыть специальный медицинский ген и истребить их всех под корень. Мне кажется, русский человек не может быть врачом. Потому что русский человек добрый. Из-за этого над ним все глумятся и мешают ему строить самое справедливое общество в мире. Вот у моей бабушки Александры Петровны Корниловой была соседка Ираида Игнатьевна. Она нам, деткам, рассказывала, как ей надежные люди рассказывали, как один человек ехал в поезде на Кавказ. А может, в Мелитополь. Вот он полез к себе на третью полку, да и уронил чемодан. Чемодан возьми и раскройся, а там полно колорадского жука! Этот человек, он диверсантом был. Может, и врачом, я не знаю. Привез, это самое, из Америки чемодан импортного жука, с целью выпустить нам на поля. Чтобы советскую картошку, это, потравить.
photoshare.ruНу, народ, конечно, повязал диверсанта и сдал куда следует – рассказывала нам Ираида Игнатьевна, сильными движениями трудовых ладоней разглаживая клеенку на столе. И стало у нас все хорошо. То есть картошки стало больше. А если не стало, то потому что не все такие бдительные, как Ираида Игнатьевна.
Она, кстати, была жена генерала.
Вот что враги делают.
Если уже тогда у них хватало злобного терпения везти чемодан жуков на пароходе через Атлантику, а потом еще в Мелитополь, то почему бы сегодня им не выдумать специальную антирусскую сыворотку? От ненависти и зависти к нашим успехам. Хотя, если трезво рассудить, жуков они могли разводить и прямо здесь, за черной стеной посольства. Или в закрытом институте, где окопались менделисты-морганисты. А заодно и клопов по коммуналкам. Иностранцы же. Они похлеще врачей будут.
А жить все страшней.
Хотя, в общем, все хорошо. Есть только одна проблема. Удобно править народом, который состоит из таких проницательных людей, как Ираида Игнатьевна. Но ведь не все такие. Со временем на самом чистом и здоровом организме заводится слой паразитов и захребетников, получивших образование и сделавших карьеру за счет честных и добрых русских людей. Врачи те же самые. Ученые. Журналисты. И вообще все прочие тунеядцы – москвичи, виолончелисты, любители бега трусцой. Что за дрянь народец! Пакость, плесень какая-то. С сомнительным генетическим кодом. Эта публика, натурально, отравляет нравственную атмосферу. Ей объясняют, что пришла пора стать плечом к плечу перед валом британского полония, эстонской сметаны, польской яловичины и отравленного тяжелыми металлами боржоми. А они, вместо того, чтобы сплотиться, спрашивают – чего это вдруг? Ведь жили, пили, ели, в гости ездили - вроде ничего. А тут – опа! – кругом враги. Буквально за год-два обнажили свой звериный облик.
Или это наше бдительное руководство наконец сорвало их лицемерную маску?
История учит: чтобы не возникало вопросов и страна была управляемой, стабильной, обороноспособной и сплоченной, ее необходимо время от времени чистить. Процедура чистки нужна для неуклонного продвижения в указанном руководством направлении. Потому что эта самая плесень (ну, Владимир Ильич жестче выражался: не мозг нации, а говно) выполняет функции социальной памяти. Все время вспоминает что-то ненужное. К примеру, тот же советский опыт.
Тогда сначала страну очистили от буржуев и помещиков, а к власти привели беднейших рабочих и крестьян. У них уровень запросов пониже, управляться с ними попроще. И жить сразу стало веселее: два миллиона эмигрировали, несколько миллионов померли с голоду и на гражданской войне. С классовыми врагами внутри и снаружи. Тут власть решила сделать перерыв и объявила НЭП. Экономика поднялась - но опять выползла недобитая плесень.
Пришлось дать команду самоочиститься от кулаков. Трудящиеся опять обрадовались, испытали прилив энтузиазма. Правда, потом некоторые передумали. Но было поздно – вчерашние бедняки к тому времени были уже в кожане, портупее и с маузером.
Угробили несколько миллионов в коллективизацию. Но дышать стало легче. А потерь никто вроде и не заметил. Кому было замечать? Рефлектирующей плесени нет, атмосфера суха и чиста, все радостно готовятся к грядущей войне и понимают, что это историческая необходимость. Кто ж знал, что она будет стоить еще 27 миллионов. Раз кругом враги, как иначе? Зато народ так сплотился, что тесней не бывает. В коммуналках-то!
Перед войной, правда, опять всплыла наверх всякая мразь типа старых партийцев с разговорами про ленинские нормы и внутрипартийную демократию. Что, понятно, вело к фракционности и мешало сплачиваться. Пришлось и этих вычистить. В тот раз - руками военных и чекистов. А потом и им пришел черед – слишком много стали о себе понимать. Для этого призвали наркома Ежова с неоконченным низшим образованием и выраженной склонностью к отечественным досугам. Из самой здоровой народной сердцевины. Совсем, вроде, был без плесени, но и он со временем стал слишком много знать. Пришлось и его ликвидировать – с помощью другого способного человека из глухой провинции, по фамилии Берия.
Ну а затем мелочь типа врачей, космополитов, ленинградцев - это уже дело техники.
И ведь как здорово все получалось! Никто не зудел – плесень была многократно выжжена, население смирно стояло в очередях, пухло от голода и не знало, что можно жить иначе. Про дореволюционные забастовки и прочие глупости давно и думать забыли. Народ, очистившийся и возвысившийся до уровня Ираиды Игнатьевны, просто стонал от любви к руководству и от ненависти к врагам.
Правда, плодовитость у него подозрительно быстро падала. В 1926 году, к концу НЭПа, на русскую женщину в детородном возрасте приходилось 6,7 ребенка, а в 1956-м только 2.,7. Что уже едва обеспечивало воспроизводство населения. А к 60-м годам рождаемость сползла до 2 детей на женщину… Тут Хрущев опамятовался, снял врагов с повестки дня и вместо танков стал клепать пятиэтажки. Рождаемость чуть приподнялась, на одну-другую десятую процента, но и порядка в стране стало заметно меньше. От оттепели опять плесень завелась.
Брежнев пришел, почистил. Враги опять вернулись на место, сжали нас в кольцо. С тех пор демографическая кривая однозначно уже смотрит вниз. Она перешла в новое качество: приехали-уехали. В основном, конечно, уехали.
Но зато в политическом смысле как хорошо схема работает! Вот и Мао Цзедун, когда почувствовал, что стало трудновато управляться со слишком тертыми и опытными партийными кадрами, которые помнят, что бывали времена получше и посытнее, открыл огонь по штабам. С помощью призванных из провинции хунвэйбинов очистил и обновил партию. После чего благополучно правил до смерти, горячо и искренне любимый народом. Надо ему было – народ воевал на Даманском. Надо было – в Корее. Надо было – с голоду помирал. Благодать!
Сейчас у Китая врагов как бы и нет. Такое время. Экономика растет бешено. И, конечно, опять наросла плесень. В открытую строят капитализм, в партии заводится фракционность, того и гляди скатятся к унизительной демократии общемирового типа, как на Тайване или в Японии. Или предпочтут очередную чистку и сплочение перед лицом внешней угрозы? Скоро увидим.
Тут что русская Ираида Игнатьевна, что китайская, никакого генетического различия нет. Если она китайская, то верит, что советские ревизионисты оттяпали у нее остров и необходимо вернуть его любой ценой. Если советская - что империалисты хотят отобрать у Чехословакии завоевания социализма и необходимо послать танки, дабы их защитить. Что у нас есть интернациональный долг перед Афганистаном и этот долг надо непременно отдать. С кровью.
А как иначе, если на повестке консолидация?
Общество, если без мозгов, верит чему угодно. Поэтому основная задача группы товарищей, намеренной приватизировать и ограбить не какую-то там отрасль, фабрику или футбольную команду, а целиком всю страну, заключается в том, чтобы отшибить у общества память. Что лучше и быстрее всего делается с помощью террора, развернутого под патриотические взвизгивания масс.
Попробуйте, и все у вас получится. Как у Чавеса или Ким Чен Ира. Опять будут кругом враги, а вы станете единственной надеждой и опорой, вождем и защитником. Будут великие свершения и путь от победы к победе, будут письма трудящихся, восторженные демонстрации и дети с цветами. Главное – заткнуть пасть всем, кто понимает.
Начните с телевизора, потом переходите к газетам, а со временем и к Интернету. Полегоньку, не торопясь. И поверьте, все будет здорово. Вплоть до катастрофы в конце, когда вдруг обнаружится, что соседям без вражеского окружения, без надежды и опоры, без вождя и массовых восторгов живется не хуже, свершения у них тоже не слабые, а дела с едой, одеждой, генетикой и медициной - откровенно лучше.
Но вам-то что? Вы к тому времени будете уже далеко. Либо в мавзолее, либо глубоко под слоем бетона, либо в Уругвае после пластической операции.
Для обескровленной нации, которую слишком долго пугали, обманывали, чистили и принуждали равняться на идиотов, не нужно никакого генетического оружия. Она и так рухнет. Не в этом поколении, так в следующем. Ираида Игнатьевна - как радиация. Если не в детях, то во внуках достанет.
Если власть с запретом на вывоз биоматериалов держит нас за Ираиду Игнатьевну - это как бы и нормально. Привыкли. Если власть сама в большой степени Ираида Игнатьевна – то дело хуже, но, в общем, тоже знакомое. На то она и кухарка, чтобы управлять сплоченным государством в кольце врагов.
А вот если ей просто на все окончательно наплевать и речь лишь о том, чтобы сначала запретить вывоз, а затем тихонько разрешить в порядке личного исключения для богатеньких, которые накопили деньжат и подло лечатся на Западе («тогда как трудовой народ мрет от происков мировой закулисы», etc.), – вот тогда России точно конец. Это значит, система ценностей, заданная еще во времена «философского парохода» и первой чистки России, пришла к логическому завершению.
Робин Гуд на таможне, стрясающий горестные лечебные деньги себе в карман под флагом то ли генетической защиты русского народа, то ли борьбы за равенство и социальную справедливость - необратимый мутант от Ираиды Игнатьевны в третьем поколении.
И нет от него спасения. Как лыжники в белых маскхалатах, они на ощупь бредут во власть, ни секунды не сомневаясь, что там им выдадут лицензию на безопасное ограбление соотечественников. Как раньше давали талоны на пыжиковую шапку. От веса этой могучей биомассы вертикаль гнется и скрипит.
Под ней, натурально, струя светлей лазури. Над ней луч солнца золотой…
А ведь еще недавно казалось, что впереди есть нечто более конструктивное, чем очередная буря.
Нет, бури не будет. Для нее демографических ресурсов не осталось. Просто баланс приехали-уехали опять перевернется. По крайней мере, в качественном отношении.
То есть мы не сгорим в огне революции, а тихо захлебнемся в собственных биоматериалах. Так бывает в осажденных крепостях.

 

Обсудить "Идиот как опора нации" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Кремль и Балтия. 70 лет спустя // ВЛАДИМИР КАРА-МУРЗА (мл)
Обидно… // МАТВЕЙ ГАНАПОЛЬСКИЙ
Герой геноцида // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Память и политика // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Нация в опасности // АНТОН ОРЕХЪ