КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахГенерал Крюк

24 ОКТЯБРЯ 2007 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
lenta.ru

Генерал Виктор Черкесов написал письмо о войне спецслужб и о чекистcком крюке, на котором подвесили Россию. Президенту Путину письмо не понравилось, и президента Путина можно понять. Спецслужбам, разбираясь между собой, негоже выносить сор из избы, и тоталитаризм или демократия тут ни при чем. Вряд ли можно представить себе пресс-конференцию главы ЦРУ, в которой тот поносит главу ФБР. Это так же удивительно, как если бы дон Корлеоне и дон Татталья стали выяснять свои отношения на страницах газет. У мафии, как и у спецслужб, есть другие способы урегулировать вопрос.

Словом, президент Путин указал, что тот, кто критикует других, сам должен быть чист – и назначил нечистого (по смыслу речей президента)  Черкесова главой Государственного антинаркотического комитета. Президента Путина опять-таки можно понять. Грызня спецслужб и есть инструмент управления страной; ситуация, которая помогает президенту Путину быть осведомленным о зле, творимом другим кланом. Как показать, что Черкесова не уволят после критики? Назначив его на должность, равнозначную патрушевской.

Есть, конечно, среди старшего поколения такие, для кого имя Виктора Черкесова, имевшего среди сослуживцев кличку «Крюк» (а вы думаете, откуда метафора о «крюке, на котором подвесили Россию», взялась? Фрейдизм чистой воды), — так вот, есть те, кто постарше, и для кого генерал Крюк – это ночные допросы, «ты шпион Запада», и последние в СССР дела против диссидентов. Уже вовсю шла перестройка, а генерал Крюк – боролся.

Для меня же, из свеженьких, генерал Крюк – это дело ветеринаров и дело химиков.

Хорошо помню, как для меня это самое «дело химиков» начиналось. Позвонил Лев Пономарев, правозащитник, стал говорить, что вот-де ФСКН посадила двух каких-то коммерсантов, которые торговали химией, обвинив их в том, что из этой химии они делают наркотики.

Я морщилась. Коммерсанты – значит, шуры-муры с балансом, да и защищать коммерсанта – потом не отмоешься. Попросила, однако, прислать материалы. Посмотрела – и выпала в осадок.

Коммерсанты те были – фирма «Софэкс», небольшая, с оборотом около 800 млн руб. в год, торгующая сотнями химпрепаратов, в том числе и этиловым эфиром, промышленным растворителем, который у «Софэкса» покупали где-то 150 клиентов, в их числе воинские части и научные институты. Этиловый эфир составлял 0,3% от оборота.

К тому времени два совладельца фирмы – Яковлева и Процкий сидели уже несколько месяцев. В пресс-релизе Госнаркоконтроля, посвященном аресту этой жуткой шайки, сообщалось, что Процкий и Яковлева в ходе своей преступной деятельности продали этиловый эфир некоему наркоторговцу Шуликову, который использовал его для производства метадона.

Этиловый эфир, как растворитель, действительно можно использовать в производстве метадона, но используют обычно бензин. С таким же успехом ФСКН мог обвинить в наркоторговле главу «Роснефти» Сергея Богданчикова.

Впрочем, судя по пресс-релизу, борцы с наркотиками плохо представляли себе не только процесс изготовления метадона, но и основы химии в рамках 10-летней школы. Даже я, филолог, была поражена утверждением, что из 8 тонн этилового эфира «можно было изготовить около 1 тонны различных синтетических наркотиков, что составляет примерно 10 млн доз».

Это тянуло на Нобелевку, что из растворителя можно изготовить наркотик.

Мало того! Вся эта ахинея – про Шуликова, про сбыт 10 млн доз, — в обвинении ничего такого не было.

Обвинялись же владельцы «Софэкса» в том, что этиловый эфир является медицинским препаратом, и торговали они этим медицинским эфиром без разрешения Минздрава.

То есть представьте себе, что Юлию Латынину посадили в камеру, объявив, что она нарушила правила управления автомобилем и снесла на остановке семь человек. А потом, на суде, выяснилось, что нарушение правил состояло в том, что у Латыниной были неправильно оформлены права: обвинение полагает, что при оформлении прав она должна была принести справку от ухогорлоноса, а не принесла.

Раньше, что называется, надо было предупреждать – когда права выдавали.

У фирмы «Софэкс» были все (!) разрешения на ввоз этилового эфира, даже их покупатель имел все разрешения от Госнаркоконтроля, но оказывается, преступную группу Яковлева и Процкий образовали потому, что не имели справки от Минздрава. Это вообще-то глубокая мысль. Я-то думала, что преступниками люди становятся, если совершают преступления. А Госнаркоконтроль ввел другую законодательную максиму: преступниками люди становятся, если не имеют справки.  Максима богатая. Представляете, какое количество людей и активов можно арестовать, потому что у них нет справки? (К тому же заметьте: справка от Минздрава, а арестовывает Госнаркоконтроль. Минздраву как-то все равно.)

Да, и по существу справки. Этиловый эфир – стерильный, чистейший, разлитый, по стандарту, в бутылочки темного стекла – действительно может быть медицинским препаратом. Он и стоит тогда вчетверо дороже, чем промышленный. Тот этиловый эфир, на который требовали медсправку, стоял в грязных бочках, а что это медицинский эфир, определил эксперт от Госнаркоконтроля, по очень простому признаку: в бочках имелось вещество, которое называлось этиловый эфир.

То есть людей обвинили в том, что они торгуют коньяком по цене водки. В бутылке был спирт? Был. В коньяке спирт есть? Есть. Так где ж ваша лицензия на коньяк, суки?

Как я уже сказала, к тому времени, как вся эта ахинея стала публичной, Процкий и Яковлева уже сидели несколько месяцев. Все было ясно, даже без показаний самого Процкого о том, как к нему приходил офицер Госнаркоконтроля Елисаветченко и требовал денег «на прокорм генералов», а иначе обещал посадить. Рэкет, очковтирательство и попытка собрать дань со всей химической промышленности (потому что много было таких дел, и все однотипные).

Ни секунды не сомневаюсь, что г-н Елисаветченко и другие рэкетиры с Черкесовым не делились и подробности он вряд ли знал. Тут бы, с началом скандала, Черкесову и отреагировать. Рэкетиров – уволить, арестантов – отпустить, а подчиненным строго внушить, что их дело – ловить барыг, а не выбивать деньги с коммерсантов.

Но не тут-то было. Ведомство стало намертво, защищая тех, кто позорит его мундир. Это был не то что визг – хай! Сколько денег было истрачено на статьи про наркоторговцев из фирмы «Софэкс», сколько демонстраций было проведено бомжами, разыгрывающими из себя наркоманов, пришедших поддержать Процкого и Яковлеву! И уж, конечно, конечно, повсюду бегали орлы из Госнаркоконтроля и объясняли, что их подставили, что это проплаченная кампания против них, которую раздувают их враги.

Кстати – не сомневаюсь – и раздували. Не сомневаюсь, что тов. Сечин и Патрушев в рамках войны спецслужб использовали дело «Софэкса» для атаки на Черкесова. Только тут знаете что? Если бы я, Юля Латынина, разделась и голышом побежала по Тверской и потом мои фотки были б в газетке «Твой день», я бы тоже имела право говорить, что меня «подставили», что «враги раздувают». Так сказ простой: не бегай голышом по Тверской.

Вот это, собственно, и ужасает. Не произвол и ахинея  в обвинительном заключении, а твердость, с которой генерал Крюк встал на защиту права своих сотрудников творить произвол и ахинею.

А теперь, собственно, самое главное.

Арест за отсутствие справки. Госнарконтроль, нашедший преступление в том, что у фирмы не было справки от Минздрава. Пресс-релиз о раскрытии крупной банды наркоторговцев, наторговавших на 10 млн доз (без справки – со справкой, видимо, можно).

Не думаю, что кто-нибудь, кроме генерала Крюка и материально заинтересованных рэкетиров, усмотрит во всем этом что-либо, кроме адаптированного и дополненного сотрудниками ФСКН  «Процесса» Кафки.

А теперь измените масштаб. Пусть речь идет не о фирме с оборотом в 800 млн руб., а о компании с оборотом в миллиарды долларов. Пусть вместо этилового эфира будет нефть. Вместо справки –  63 трлн долл., уведенных из страны (именно такую сумму, превышающую бюджеты всех стран мира вместе взятых, вменяет Генпрокуратура Платону Лебедеву). Ну и вместо пресс-релиза пушковы и леонтьевы. «Вы же сами понимаете. Он хотел свергнуть Путина. Он вмешивался в политику».

Представили?

Что будет? Правильно, будет «дело ЮКОСа» — главное дело жизни Сечина и К, главных противников Черкесова в рамках этой самой войны спецслужб, сработанное точно по тем же лекалам точно такими же мастерами. Только на этот раз речь идет о миллиардах. Обвинения звучат не стихая, бред превращается в аксиому, и от частых повторений уже чудится что-то резонное в этом бреде, и уже все объясняют друг другу: ну да, понимаем, дело не в налогах, но вы слышали? Он вмешивался в политику!

А это что, запрещено? Сорос вмешивается в политику, его за это сажали?

Бедный маленький генерал Крюк. Автор последних процессов против диссидентов и первых и единственных в мире процессов против ветеринаров, колющих кошкам кетамин. Его ведомство и придумать-то ничего не может само: все копирует со своих же заклятых врагов. Только его враги отнимают миллиарды, а тут счет идет на копейки. Велика цель – 800 млн руб. годового оборота.

Если бы не поддерживал президент Путин слабейшую сторону, нуждаясь в ней как в инструменте контроля над стороной сильнейшей, – съели бы давно генерала Крюка. Ибо лишен он даже того, что иногда если не извиняет злодеев, то придает им известный шарм – масштаба.

Обсудить "Генерал Крюк" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

В СМИ //
Слежка по-олимпийски-2: сбор метаданных // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ
СОРМ: ФСБ требует новых полномочий // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ
Итоги недели. Этапы отечественной суверенизации // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Слежка по-олимпийски // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
ФСБ на дальних подступах // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ
Спецслужбы: итоги 2012 года // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
«Норд-Ост»: десять лет спустя // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Какое низкое коварство… // СЕРГЕЙ АКСЕНОВ
Закон об «иностранных агентах» вернул практику доносов // СЕРГЕЙ ГОГИН