КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеКремлевский вариант международного права

14 АВГУСТА 2008 г. ДМИТРИЙ СИДОРОВ
kremlin.ru

Через несколько часов после российского вторжения в Грузию высокопоставленные российские чиновники начали говорить о соблюдении Кремлем норм международного права, которых, как утверждает Москва, она придерживается и по сей день. На самом деле, прикрываясь этими громкими словами, Кремль не только пытается оправдать применение силы в Грузии, но и настаивает на предоставлении независимости грузинским территориям Южной Осетии и Абхазии, пытаясь придать легитимность своим анклавам на Кавказе.

Как сообщило российское государственное информационное агентство ИТАР-ТАСС 12 августа 2008 года, президент России Дмитрий Медведев на пресс-конференции с президентом Франции Николя Саркози в Москве сказал следующее: "Хотят ли осетины и абхазы жить в составе Грузии? Этот вопрос надо задать им самим, и они дадут свой недвусмысленный ответ. Это должно происходить в строгом соответствии с нормами международного права, хотя и международное право за последние годы изобилует очень сложными примерами самоопределения народов, возникновения новых государств".

Настойчивое желание господина Медведева применить нормы международного права в отношении территорий иностранного государства, поддерживаемых Москвой, вызывает как минимум мрачную ухмылку, а как максимум похоже на попытку оправдать вторжение российских войск в Грузию. За ней, очевидно, последуют попытки предоставления независимости, фактически означающей аннексию Москвой этих грузинских регионов.

Собственно, это подтвердил министр иностранных дел России Сергей Лавров, комментируя в Москве «план урегулирования», предложенный Саркози Медведеву и Саакашвили и состоящий из шести позиций. Лавров заявил, что "важным пунктом является последний (шестой) принцип, который предполагает начало обсуждения вопросов обеспечения прочной безопасности в Абхазии и Южной Осетии.

Как выяснилось, Москва настаивала на включении в этот пункт фразы о международом обсуждении статуса Абхазии и Южной Осетии, которая к счастью была отвергнута как президентом Саркози, так и президентом Саакашвили.

Однако Лавров объяснил, что «в конечном варианте, который президент Саркози согласовал и обязал Тбилиси поддержать напрямую, вопросы статуса не упоминаются, но фраза о том, что необходимо начать международное обсуждение путей прочного, устойчивого обеспечения безопасности Южной Осетии и Абхазии конечно же означает, что эти вопросы решать вне контекста статуса невозможно».

Кремль, видимо, забыл, а скорее, не хочет вспоминать о том, что Чечня, являющаяся составной частью Российской Федерации (так же, как Южная Осетия или Абхазия являются частью Грузии), пыталась выйти из ее состава. Тогда, в конце 90-х годов, Москва не задумываясь начала войну против сепаратистов, даже и не вспомнив о возможности проведения референдума среди граждан республики.

Напомню, что референдум состоялся лишь в марте 2003 года, после окончания второй чеченской войны, проведенной под руководством президента Путина. Его результаты не оставили сомнений в желании чеченского народа быть составной частью Российской Федерации.

Если такой вариант борьбы с сепаратизмом приемлем для Москвы, то почему Кремль отказывает Грузии в праве наведения порядка на собственной территории?

Кремлевские чиновники, от президента Медведева до председателя Конституционного суда России Зорькина, ссылаются на то, что Россия защищала права своих граждан  и миротворцев в грузинской Южной Осетии. Напомним, что Москва выдала российские паспорта большинству граждан региона, где проживает около70 тысяч человек.

«Поэтому у наших миротворцев, у наших Вооруженных сил, у правительства и президента России не было иного пути, чем самым решительным образом обеспечить выполнение статьи 61 Конституции, в которой черным по белому записано, что Российская Федерация гарантирует своим гражданам защиту и покровительство за ее пределами», — написал 13 августа председатель Конституционного суда России Валентин Зорькин в своей статье, опубликованной  в правительственной «Российской газете».

Представьте себе, что Чеченская республика, пытавшаяся выйти из состава России, или, например, другие проблемные республики российского Кавказа пользовались бы полной, включая военную, поддержкой ЕС или США, которые выдали бы их гражданам свои паспорта. Трудно даже подумать о том, какова была бы реакция Москвы на фактическую аннексию Западом этих российских территорий.

В документе Ассоциации молодых юристов Грузии, распространенном 12 августа, ясно объясняется нарушение Кремлем тех международных норм, на которые она ссылается, отстаивая свое право на защиту своих граждан в Южной Осетии.

«Россия не может юридически оправдать применение силы против грузинского государства под предлогом «защиты своих граждан за рубежом». Россия угрожала Грузии применить силу для «защиты своих граждан» в двух грузинских регионах, Абхазии и Южной Осетии. Раздав свои паспорта жителям сепаратистских регионов с целью искуственного изменения структуры населения, Россия нарушила статью 2(7) Устава ООН о вмешательстве во внутренние дела (иностранного государства)».

Эти и иные действия Кремля, направленные на поддержку сепаратистов в Южной Осетии и Абхазии, соответствовали идеям, предложенным в совместном докладе «СНГ: начало или конец истории. К смене вех»* (опубликованном в «Независимой газете» 26 марта 1997 года) Константином Затулиным и Андраником Миграняном, на сегодняшний момент председателем комитета Госдумы по делам СНГ и главой американской части созданного Кремлем  в Нью-Йорке «Института сотрудничества и изучения демократии».

В 1-м выпуске сборника материалов под названием «Россия и Грузия: диалог и родство культур», подготовленном в 2003 году Санкт-Петербургским философским обществом, госпожа Урушадзе, комментируя план Миграняна-Затулина, пишет следующее: «Авторы отмечают ослабление интеграционных процессов и стремление Запада утвердить альтернативные центры влияния на территории бывшего СССР, например, ось Киев–Тбилиси–Баку–Ташкент. По мнению Миграняна и Затулина, Россия должна оказать давление на те государства постсоветского пространства, которые более не ориентируются на Москву в своей внешней политике. Подобное давление, по мнению этих авторов, может быть оказано посредством территориальных претензий и усиления сепаратизма.

Мигранян и Затулин рассматривают вопрос Грузии отдельно и считают возможным поощрение ее внутренней нестабильности, сепаратистских движений в Абхазии, Южной Осетии, Аджарии и Джавахети, а также предоставление Армении коридора, соединяющего ее с Россией за счет территории Грузии. Мигранян и Затулин также утверждают, что для России тревожным процессом является строительство нефтепроводов на Южном Кавказе, так как это внедряет влияние Запада в данном регионе и укрепляет государственность бывших закавказских республик СССР».

Похоже, что, стряхнув пыль с этого плана, Кремль планомерно двигался к своей цели, несмотря на продолжавшиеся консультации с Западом о мирном решении конфликтной ситуации с сепаратистами в Грузии. В итоге долгие переговоры Запада с Россией и Грузией относительно урегулирования проблемы Южной Осетии и Абхазии не привели даже к  замораживанию конфликта. Отсутствие же у Вашингтона и ЕС плана действий в случае начала войны и вера Буша в хорошие личные отношения с Путиным привели к тому, что Запад борется с  последствиями сложившейся ситуации, а не с ее причинами.

Эта ситуация частично напоминает предысторию войны Израиля с «Хезболлой», о готовности которой к вооруженному конфликту Вашингтон и ЕС знали давно, но решили ничего не предпринимать.

Заявление Джорджа Буша от 13 августа об отправке гуманитарной и медицинской помощи Грузии военными самолетами и кораблями с требованием к Кремлю не препятствовать их получению в Тбилиси пока не произвели должного впечатления на Москву.

Скорее, наоборот, министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая перед журналистами в тот же день, заявил, что «США должны выбрать между реальным партнерством с Россией, требующим коллективного решения, и "виртуальным проектом Грузия"». Явно намекая на возможный отказ России сотрудничать с США по Ирану.

Ультиматум Кремля, озвученный Лавровым, показывает лишь то, что Россия всячески стремится окончательно испортить свои отношения с Вашингтоном, подтверждая свою деструктивную роль в мире, одновременно считая, что Запад настолько разобщен, что не сможет ей противостоять.

Похоже, что Кремль ошибается и Западу удастся объединиться, создав серьезные проблемы для Москвы, которые сыграют свою роль не моментально, а скорее в ближайшем будущем. Пока же госсекретарь США Кондолиза Райс, собирающаяся на переговоры в Париж и Тбилиси, публично ответила Лаврову и Кремлю, что времена изменились и на дворе не 1968 год, когда можно без последствий оккупировать Чехословакию.

Напомню, что тогда Политбюро ЦК КПСС одобрило вторжение, приняв резолюцию об «оказании военной помощи Коммунистической партии и народу Чехословакии».

 

 

Обсудить "Кремлевский вариант международного права" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Гамбургское послевкусие // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Итоги недели. Мир становится предвоенным // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В Тбилиси так и не появилась прокремлевская политическая сила // ГЕЛА ВАСАДЗЕ
Прямая речь //
Прививка // ЛЕОНИД РАДЗИХОВСКИЙ
Итоги недели. Война до востребования // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
09.09.09 // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Лик Богородицы и Moscow Defence Brief // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Грузия-Россия: шпионский фронт // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ
Выгоды и риски // МАКСИМ БЛАНТ