КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеАнна на шее, или Утешение Куроедову?

24 ОКТЯБРЯ 2008 г. НИКИТА КРИВОШЕИН

 

 

Нет, речь не о золотой цепи с медальоном Святой Анны, которой награждались радивые сановники, а о церковной награде «Орден Славы и чести». Только что состоявшаяся в Гаване передача этого знака отличия из рук Преосвященного митрополита Кирилла, «министра иностранных дел РПЦ», в четыре руки по локоть в крови братьев Кастро, — как загробное утешение покойному В.А. Куроедову, председателю Совета по делам религий при Совете министров бывшего СССР, гонителю веры Христовой от ЦК и ЧК. Это, конечно, и загробный подарок не менее покойному Г.Г. Карпову, назначенному т. Сталиным в 1944 г. «шефствовать» над Русской Православной Церковью, вынужденно возрождённой тираном: без допущения веры и, простите, «отправления религиозных культов», одним светлым будущим и «За Сталина...» стране было бы трудно справиться с Вермахтом. Дабы соблюсти в церковной свободе меру, и был учреждён Совет по делам РПЦ, превратившийся потом в Совет по делам религий. Номенклатурщики, ведавшие этим органом, отличались прямо микояновской устойчивостью: Карпов и сменивший его Куроедов руководили советом на протяжении всех десятилетий от войны до конца коммунистического режима. С их благословения на кафедры ставились и перемещались епископы, без их согласия и хиротонии были невозможны, без них и батюшек не регистрировали на приходы, через их фильтры абитуриенты просачивались в семинарии и духовные академии, они, сообразуясь с меняющейся силой богоборческих гонений, снижали или наращивали «свечной налог», размер насильственных контрибуций в «Фонд мира», снисходительно внимали просьбам «двадцаток» о закрытии приходов за ненадобностью...

С ними, и это главное, согласовывалась тактика церковной «борьбы за мир», с ними редактировались выступления наших несчастных иерархов в женевском Всемирном совете Церквей. Им иподиаконы из ОВЦС носили на согласование черновики Патриарших посланий к Рождеству Христову и Светлой Пасхе: насчёт ядерного разоружения, замирения на Ближнем Востоке, признания т.н. ГДР и т.д. Большинство священников через «не могу» провозглашали все эти богопротивные словеса с амвона. Макарцев, помощник Куроедова, был главным куратором церковной борьбы «за мир во всём мире».

С исчезновением КПСС канула в Лету и эта безбожная контора!

Промысел распорядился так, что атеисты более страной не правят, а Церковь, пройдя по пути страшного мученичества и унижений, живёт, крепнет, просвещает и помогает спасению.

Господь им Судья. Позволю себе, однако, предположить, что души  товарищей Карпова и Куроедова в ожидании Страшного суда пребывают ныне не в кущах небесных и слушают вовсе не ангельское пение.

Заслужили ли они в своём загробьи приятного подарка, сделанного митрополитом Кириллом братьям Кастро? Орден «Славы и чести» за то, что они не препятствовали (уж такова конъюнктура) строительству и освящению храма иконы Казанской Божьей Матери в Гаване, столице острова Свободы, городе, выглядящем подобно Ливерпулю после германской бомбёжки или Грозному начала девяностых. Городе, где царствуют сертификатные магазины, талоны на мыло, долларовая подведомственная казённая проституция, а вокруг колхозы и  средневековая нищета! При режиме, усердно продолжающем сажать, запрещать говорить, издавать, читать и ездить! 

Это братья Кастро должны возблагодарить Русскую церковь за обустройство в центре города местечка, где на склоне лет им еще не поздно проявить покаяние и смиренно вымаливать прощение за череду преступлений не слабее, чем у Энвера Ходжи, дяди Хо и Ким Чен Ира...

В конце семидесятых я несколько раз встречался с кубинским поэтом Армандом Валадаресом, он был тогда только что выкуплен американцами из кубинского ГУЛАГа. Скорее агностик, он продолжал веровать в идеалы «социализма с человеческим лицом». Рассказы его о кастристских лагерях были ужасны: пытки тропической жарой не менее успешны, чем заполярными морозами. Валадарес много и страдальчески вспоминал о сидевших с ним в большом количестве католических батюшках.

А Фиделю с Раулем за это церковные награды!?

Омрачена великая моя радость последних двух десятилетий: Церковь, нашедшая в освободившейся России умные пути «соработничества» с новым государством, причудливыми двумя шагами вернулась назад к ставшему ненужным коллаборационизму. Убеждён, что у министра Лаврова есть заботы поважнее, чем тешить стариков диктаторов. Подозреваю, что даже не было звонка из известной администрации с просьбой прихватить с собой ордена при вылете в Латинскую Америку.

Может быть, сказался атавизм, который скоро совсем перестанет проявляться, может быть, это удобство привычного и накатанного? Но у дипломатии, тем более Церковной, должны быть пределы приличия.

Всё это излагать мне очень неприятно, благодаря окормлению  Русской церкви вера во мне не совсем угасла за двадцать пять непростых лет, проведённых в бывшем СССР.

Решусь уж совсем нескромно сослаться на пример своего покойного дяди, архиепископа Брюссельского и Бельгийского Василия (Кривошеина)  (Московский патриархат). Неизменно верный Русской церкви, он неизменно открыто говорил и писал, что думал: и о том, как протоиерей Ружицкий одобрил высылку Солженицына, и о том, как один из тогдашних видных иерархов заявил по Би-Би-Си, что в Советском Союзе нет нужды ни в катехизации детей, ни в церковной благотворительности... и о многом другом подобном. Орденов владыка Василий не снискал. Но память его почитаема. Награда ему то, что сбылось его предсказание, когда-то высказанное мне: «Ты будешь свидетелем переосвящения Кремлёвских соборов и служб там». Это было в 1965 году, в чёрной «Волге» ОВЦС с немо молчащим водителем мы ехали в светлую погоду по Софийской набережной, вид на Кремль был очень красив.

 


Фотография из архива автора

 

 

 

 

 

 

 

 

Обсудить "Анна на шее, или Утешение Куроедову?" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Сталин и общественная польза // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
О слугах божиих: Иосифе, Николае и Владимире // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сталинский курс российского права // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
По лестнице, ведущей вниз // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Сталин с нами // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Красный флаг еще не спущен // МИХАИЛ МАРГЕЛОВ