КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеСезон смертельной охоты

20 ЯНВАРЯ 2009 г. ЗОЯ СВЕТОВА
novayagazeta ru

В центре Москвы застрелен известный адвокат. Смертельно ранена журналистка, за несколько минут до гибели адвоката взявшая у него интервью. Это что, сценарий остросюжетного фильма? Синопсис детективного романа?

Нет, убит адвокат Стас Маркелов. Молодой, остроумный, блестящий человек, с легкостью защищавший всех, кто к нему обращался. Если посмотреть на его «дела», то это, в основном, дела правозащитного толка. Стас часто звонил мне и предлагал написать о каком-то из его подзащитных. Как правило, мне доставались те дела, от которых по какой-то причине отказалась «Новая газета». «Знаете, не хватает у них  газетного места, чтобы писать обо всех моих делах», – жаловался  Стас. Я понимала. И писала.

Мы разговаривали в последний раз в прошлый четверг. Обычно, когда Стас брал трубку, он отвечал бодро и всегда был доброжелателен. Говорил: «День добрый!» и охотно отвечал на любые вопросы. Но в прошлый четверг он был каким-то нервным. Просто его мобильный телефон разрывался от звонков. Рано утром в прошлый четверг неожиданно выпустили Юрия Буданова.

«Перезвоните мне через 20 минут. Я стою перед камерой РЕН-ТВ и даю комментарии», – попросил он.

Я перезвонила. Стала спрашивать: «Как же так? Почему освободили Буданова? Ведь вы, представитель семьи Кунгаевых, обжаловали решение об УДО и уже послали короткую жалобу?» Стас был возмущен, объяснил, что в суде ждут его полную жалобу и он не понимает, что там происходит. «Они вытерли ноги о суд. Но я уже послал запросы во ФСИН, чтобы наказали тех, кто незаконно освободил Буданова, я обращусь к Бастрыкину, – говорил он. – Я жду ответа из суда…»

 Потом на лентах информагентств появилось сообщение: суд вернул адвокату Маркелову его жалобу, объяснив, что он не имел права обжаловать решение об УДО. Я потом спрашивала у других адвокатов: прав Маркелов или нет? Никто  из знакомых мне защитников толком не мог ответить на этот вопрос. Оказалось, что такой правоприменительной практики просто нет. Как правило, сторона потерпевших не обжалует решение об УДО своих обидчиков.

Но Стас Маркелов был не похож на других адвокатов. Он не боялся нестандартных решений. В этом смысле он был человеком смелым, решительным, легко шел против догм. Для него главным было обнажить ложь, несправедливость. Не шел на компромисс ни со следствием, ни с судом. Всегда смеялся над теми адвокатами, которые носили судьям взятки. Называл их «адвокатами-аистами».

Novayagazeta.ru

Символично, что Стаса убили в те дни, когда на финишную прямую вышел процесс об убийстве Анны Политковской. Убийцы и заказчики  этого преступления гуляют на свободе, пользуясь безнаказанностью. И, конечно, поэтому продолжаются новые убийства. А ведь Стас был Аниным адвокатом. Защищал ее, когда ей угрожал смертью майор Лапин из сводного отряда милиции Ханты-Мансийского автономного округа. Это тот самый Лапин, который вместе со своими сослуживцами запытал до смерти Зелимхана Мурдалова. Стас ездил в Чечню, представлял интересы семьи убитого и добился того, чтобы Лапину дали 11 лет.

Одним из последних дел Маркелова была защита главного редактора газеты «Химкинская правда» Михаила Бекетова, которого мэр Химок обвинил в клевете. В ноябре прошлого года Бекетова жестоко избили. Он до сих пор находится в коме. Стас Маркелов добился, чтобы дело о «нанесении тяжких телесных повреждений» Бекетову было признано покушением на убийство.

Очень может быть, что Маркелов слишком близко подошел к разгадке расправы над журналистом и мог догадываться, кто «заказал» Бекетова. И этого ему не простили. В ближайшее время в Химках состоятся выборы мэра, готовится референдум о строительстве через территорию Химкинского леса автомагистрали Москва–Санкт-Петербург. Там речь идет о серьезных финансовых интересах.

Очевидно, что мы имеем дело с заказным убийством. И, по всей видимости, убийством, спланированным заранее. Неужели адвокат в России – столь важная и значительная фигура, чтобы кому-то захотелось его убить?

Получается, что да. Иначе зачем его убивать?

Первой реакцией многих «спикеров», особенно из Чечни, стали утверждения о том, что убийство Маркелова – дел рук «поклонников и защитников Юрия Буданова». Эта версия представляется мне самой первой, лежащей на поверхности и все-таки невероятной. Тем, кому адвокат Маркелов очень сильно мешал, было как раз крайне выгодно представить его убийство как месть «будановцев». И большинство  комментаторов так и сделало. Теперь посмотрим, кого поймает следствие и кого «назначат» убийцей адвоката. Говорят, он защищал антифашистов, и ему могли мстить фашисты. Мстить за что? За то, что он их посадит? Но что в нашей стране, где нет правосудия, может сделать адвокат? Разве он способен заставить правоохранительные органы соблюдать законы? Вряд ли.

В последнее время Стас повторял: «Если прокуратура бездействует и не защищает закон, я буду заставлять их это делать…» Но разве за это убивают?

Стас стал одной из жертв страшной охоты, сезон которой был открыт несколько лет назад. Поэтому самый главный вопрос, на который важно получить ответ: «Кто открыл этот страшный сезон охоты?»

Кто вписывает имена в этот нескончаемый список? Пол Хлебников, Анна Политковская, Мовлади Байсаров, Руслан Ямадаев – разные люди, но все они дерзко убиты в центре Москвы. Умар Израилов – чеченец, подавший в Страсбург жалобу против пыток, участие в которых якобы  принимал лично Рамзан Кадыров – убит в Вене.

Станислав Маркелов, ведший, в частности,  дело исчезнувшего летом прошлого года  Магомедсалиха Масаева, обвинявшего чеченские власти в существовании тайных тюрем, расстрелян в центре Москвы…

Вместе с ним погибла юная журналистка Анастасия Бабурова. Говорят, она пыталась защитить Маркелова от убийцы…

 

Прости,  Стас…

Ты защищал других. И оказался таким беззащитным перед безумцем, который осмелился в тебя выстрелить.


Фотографии Алексея Комарова с сайта www.novayagazeta.ru

Версия для печати