КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииСо Сталиным в сердце

«В стране в течение длительного времени господствовал режим неограниченной, опирающейся на насилие власти узкой группы коммунистических функционеров… Руководящие структуры КПСС были инициаторами, а структуры на местах — зачастую проводниками политики репрессий в отношении миллионов советских людей, в том числе в отношении депортированных народов. Так продолжалось десятилетиями».

Это постановление, юридически признавшее режим ВКП(б)-КПСС и его «вооруженного отряда» – ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ – преступным и нелегитимным, издал в далеком 1992 году Конституционный cуд Российской Федерации. Это было время, когда открывались потаенные архивы и многотысячные очереди выстраивались на выставки «Мемориала», когда семьи, десятилетиями боявшиеся говорить вслух о раскулаченном деде, сосланной бабушке или расстрелянном отце, смогли вернуть своим близким память и доброе имя, а недавние стукачи и каратели стыдились произнести в приличном обществе зловещую аббревиатуру своего места работы. Это было время, когда верилось: Россия выздоровеет и, несмотря на чудовищные потери, понесенные при коммунистическом режиме, вернется на европейский путь развития, с которого ее столкнули в октябре 1917-го.

Вряд ли можно было представить, что спустя каких-нибудь десять лет демократическая Россия окажется во власти тех самых стукачей и карателей, что боязливо выглядывали из-за занавесок в августе 1991-го, ожидая, что тысячи москвичей, собравшиеся на Лубянской площади, не ограничатся памятником палачу и пойдут на штурм их здания. Что над страной вновь зазвучит мелодия «гимна партии большевиков», написанного в разгар Большого террора по личному заказу Сталина («И Маркса и Энгельса пламенный гений / Предвидел коммуны грядущий восход / Дорогу к коммуне наметил нам Ленин / И Сталин великий по ней нас ведет»). Что чекист, занявший президентский кабинет, заявит в телеобращении, что мирный роспуск тоталитарной империи и освобождение десятков народов было «крупнейшей геополитической катастрофой XX века» (века, знавшего страшные войны и революции, голод и геноцид). Что спикер парламента назовет Сталина «незаурядным» лидером, допустившим «перегибы во внутренней политике», официально утвержденный учебник истории объявит массовые репрессии «адекватными задачам модернизации в условиях дефицита ресурсов», а лидер второй по численности парламентской партии будет возлагать цветы к могиле тирана, повинного в гибели миллионов. Что в разделе «Краткие биографии руководителей» на своем официальном вебсайте главная спецслужба страны проведет непрерывную линию преемственности – от Дзержинского, Ежова и Берии до Путина, Патрушева и Бортникова.

Тогда, в 1991-м, победители были настроены на всепрощение. Два голоса, призывавшие к суду над коммунистическим режимом и люстрациям в отношении бывших карателей – Владимир Буковский и Галина Старовойтова – оказались заглушены близоруким примирительным гулом: «Зачем ворошить прошлое... Не нужно раскачивать лодку...». Так и остались в нашей стране сотни городов и улиц, носящих имена большевистских палачей, а чекисты, уничтожившие в лагерях лучших представителей русского народа – крестьянство, духовенство, творческую интеллигенцию – перекрасились в «патриотов» и «защитников отечества» и вернулись на первые роли в государстве.

 

goldentime ru

 

Нет ничего страшнее для общества, чем моральный релятивизм. Нет ничего опаснее для страны, освободившейся от тоталитарного гнета, чем отказ от осознания и осуждения прошлых преступлений. Это всегда грозит рецидивом. Именно в этом был смысл призывов Буковского и Старовойтовой, а вовсе не в сведении счетов и не в «охоте на ведьм». Речь шла, ни много, ни мало, о выживании демократического российского государства. Сегодня их правота представляется бесспорной.

Интересно, где была бы сейчас Германия, если бы не денацификация 1940-х и 1950-х годов? Если бы в немецких городах оставались Adolf-Hitler-Strasse и Herman-Goering-Allee, служба в аппарате НСДАП засчитывалась бы в трудовой стаж (как засчитывается в стаж госслужбы по указу Владимира Путина №1413 от 17.12.2002 г. работа в структурах КПСС), а бывших гестаповцев объявили бы защитниками государственных интересов?

На минувшей неделе политический комитет партии «Яблоко» по предложению основателя партии Григория Явлинского принял документ, названный «Программой преодоления большевизма, сталинизма и национализма в политической практике и общественном сознании». Эта программа предлагает дать «ясную и недвусмысленную правовую, политическую и нравственную оценку насильственного захвата власти, совершенного большевиками в 1917–1918 годах, характера и природы созданного ими политического режима и его последующей деятельности» и приравнять к уголовному преступлению оправдание и отрицание «факта массовых репрессий, действий по уничтожению социальных групп и народов», а также заявляет, что «в сегодняшней России не должно существовать организаций, являющихся или называющих себя наследниками ВКП(б)-КПСС и ЧК-ГПУ-НКВД-МГБ».

В отличие от нелепого предложения Сергея Шойгу сажать за отрицание факта победы СССР в Великой Отечественной войне (я не встречал ни одного человека, считающего, что войну выиграл Гитлер), инициатива «Яблока» – серьезная, актуальная и крайне необходимая нашему обществу. К этой инициативе должны присоединиться все российские демократы.

Наш долг в данном случае не политический, а нравственный. Это долг перед памятью миллионов арестованных, расстрелянных, замученных, сосланных, изгнанных. Это долг перед крестьянами, умиравшими в скотовагонах на пути в ссылку, перед «детьми врагов народа», брошенными в спецприемники НКВД, перед целыми нациями, изгнанными за тысячи километров от своих домов, перед монахами и священниками, расстрелянными за веру, перед писателями и учеными, лишенными жизни, свободы и родины.

Никто никогда не узнает, сколько их было в нашей стране, жертв Красного террора, Большого террора, коллективизации, голодомора, депортаций, борьбы с «вредителями», «космополитами» и «врагами народа»: 12 миллионов (данные российского «Мемориала»), 20 миллионов (Международный фонд памяти жертв коммунизма), 55 миллионов (эту цифру называл Александр Солженицын)...

Историческая реабилитация сталинизма и чекистских преступлений – идейная основа, источник некой превратной «легитимности» нынешнего режима. У России нет шанса на выздоровление, пока эта лживая версия истории остается правдоподобной в сознании значительной части населения.

Нет ничего опаснее для страны, пережившей тоталитаризм, чем отказ от осознания и осуждения преступлений прошлого. Оправдание, замалчивание и равнодушие – верный путь к повторению трагедии.

 

Автор – историк, публицист, член федерального политсовета движения «Солидарность»

Версия для печати
 



Материалы по теме

Фарид Бабаев и партия «Яблоко» // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Проклятие девяностых и изобретательность дьявола // АЛЕКСАНДР СКОБОВ
Муляж // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Яблоко» как эпоха // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
Яблочный тупик // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Когда бьют своих, чужие радуются // Борис ВИШНЕВСКИЙ
«Яблоко»: системность без иммунитета // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Советы постороннего // ЛЕОНИД РАДЗИХОВСКИЙ
Сообщение о выходе из партии «Яблоко» // ДАНИИЛ КОЦЮБИНСКИЙ
Прокуратуру защитили от давления «Яблока» // АНТОН МУХИН