КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеПритча об интеллигентской солидарности

1 АПРЕЛЯ 2009 г. ЕВГЕНИЙ ИХЛОВ

 

На снимке: публичное разжалование Альфреда Дрейфуса

 

Альтернативная история процесса Дрейфуса

31 марта начнется второй процесс над Платоном Лебедевым и Михаилом Ходорковским. Значение второго процесса будет значительней, чем первого. К октябрю 2003 года «басманное правосудие» уже сложилось. Второй приговор покажет, что оно – «навечно». И надо либо с ним навсегда смириться, либо искать «нелинейный» вариант решения.

Самой важное, как поведут себя властители дум. Чем четче и внятней будет их позиция, тем легче будет государству сманеврировать. Я не хочу морализировать, лучше я расскажу притчу о том, как интеллигенция спасла свою страну – а могла погубить своим равнодушием.

Перенесемся в Париж 111 лет назад, в март 1898 года. Уже осужден за шпионаж капитан Альфред Дрейфус. Под рев многотысячной толпы «Бей жидов!» уже сломана его шпага, а он сам отправлен в крепость на Чертов остров. Уже стала бестселлером книга «Еврейское государство» потрясенного своими парижскими впечатлениями молодого венского журналиста Теодора Герцля. Уже прошел I Сионистский конгресс в Базеле, учредивший Сионистскую организацию и принявший Базельскую программу:

«Сионизм стремится создать для еврейского народа обеспеченное публичным правом убежище в Палестине. Для достижения этой цели Конгресс рекомендует:

• содействие поселению в Палестине евреев-земледельцев, ремесленников и рабочих;

• организацию и объединение всего еврейства с помощью местных и международных учреждений, в соответствии с законами каждой страны;

• укрепление и развитие еврейского национального чувства и национального самосознания;

• предварительные меры для получения согласия правительств на осуществление целей сионизма».

Уже опубликовано «Я обвиняю!...» Эмиля Золя. За клевету на армию и на военное правосудие его приговорили к году тюрьмы, и символ французской литературы сбежал в Англию.

Десятки людей, цвет французской культуры, выступают с обращением в поддержку Золя и Дрейфуса. Они основывают Лигу прав человека – первое настоящее правозащитное движение в истории. На них обрушивается весь гнев и вся ненависть тех, кто под предлогом «дела Дрейфуса» наносил «удар милосердия» республике. Их презрительно называют «интеллектуалы» (первоначальное значение — «умники»).

 

runet lt/ А. Дрейфус (в центре) в зале заседания суда во время процесса. Париж, 1894 год.

 

Дальнейшее известно. В 1899 году начинается развал обвинения против Дрейфуса. Он помилован. В 1903 году начинается процесс реабилитации. Реабилитирован он был в 1906 году, получил майора и орден Почетного легиона. Во Франции запрещается религиозное образование в государственных школах. Происходит радикальное обновление политической и военной элит – ключевые позиции занимают выходцы из средних слоев, сторонники Дрейфуса. Клерикально-аристократические круги повержены окончательно и бесповоротно.  

Теперь перенесемся в альтернативную историю.

Допущение первое. Обращение Золя и манифест интеллектуалов вышли на год раньше. Издатель вежливо возвращает Теодору Герцлю рукопись его брошюры «Еврейское государство»: «Извините, сударь, но Вы написали какой-то параноический бред. Вы уверяете, что ни прогресс, ни просвещение, ни социализм, ни либерализм не способны победить вечный антисемитизм даже среди самых развитых европейских народов. И что спасение евреи должны искать за тридевять земель – где-то в пустыне, в Османской империи. Но посмотрите – весь цвет Франции и других просвещенных стран вступился за несчастного офицера и за общеевропейскую гордость – великого Эмиля». И, когда несостоявшийся отец сионизма покинул его кабинет, сказал секретарше, постучав по лбу: «Бедный молодой человек – талантлив, но его ужасающие кошмары.. зря такого впечатлительного романтика направили политическим корреспондентом в Париж в такое неспокойное время».

Я совсем не уверен, что в этой реальности не было бы Холокоста. Но по крайне мере не было бы политического сионизма. Идеи палестинофилов остались бы в истории как примеры утопической мысли. Жертвы антисемитизма переселялись бы в США и на просторы Британской империи. Радикальные социалисты из черты оседлости не реализовывали бы свои утопические воззрения в рамках общего социалистического движения на просторах Российской империи, а строили кибуцы на «новой древней земле».

Мой пытливый читатель спросит, а почему политический сионизм не исчез через два года, когда в поддержку Дрейфуса поднялся всемирный вал протестов? Просто Герцль писал для Праги, Парижа, Вены, Берлина, Бухареста… а читали его взахлеб – в Варшаве, Одессе, Кишиневе, Вильнюсе… Кристаллик упал в перенасыщенный раствор. Идея палестинофильства (точная калька славянофильства), родившаяся в 60-е годы XIX века, к концу столетия из маргинальной утопии внезапно стала вполне респектабельным проектом.   

Допущение второе. Манифеста французских интеллектуалов не было бы.

Золя тайно бежит в Лондон. На площадях «прекрасной Франции» пылают книги «итальяшки». Города охвачены антиеврейскими выступлениями. В реальной истории (назовем ее «главной последовательностью») происходило следующее: «В Париже, Нанте, Нанси, Ренне, Бордо, Монпелье, Тулузе, Марселе, Безансоне и других городах прокатились еврейские погромы. Антисемитские выступления охватили Алжир. Во главе "антидрейфусаров" выступили "Лига французского отечества" и возродившаяся "Лига патриотов", часть католического духовенства. Тираж антисемитских листовок 1898 г. достиг 130 млн экземпляров. Органом погромщиков была боевая газета "Крест". Майские парламентские выборы 1898 г., на которых победили "антидрейфусары", прошли под знаком шовинизма и антисемитизма. Выступая 7 июля 1898 г. в новой палате депутатов, военный министр генерал Г. Кавеньяк сообщил о трех секретных документах, в частности о письме Папиццарди, в которых о Дрейфусе "упоминалось в выражениях, не оставлявших сомнения в его вине".  

Но вернемся в «антидрейфусаровскую» альтернативу. Десятки тысяч французских евреев стремятся покинуть Францию… Представим себе кабинет его императорского величества кайзера Вильгельма II. У него происходит, как пишут в романах, воистину судьбоносное совещание. На столе меморандум, призывающий принять во Второй рейх французских евреев. Всех. Главный довод: после того как германские земли, прежде всего Пруссия, приняли изгнанных из Франции гугенотов, был совершен огромный рывок в развитии. А Франция вступила в период угасания, стала проигрывать Англии войну за войной. Есть и оппоненты – приток сотен тысяч евреев угрожает позициям немцев в торговле, ремеслах, банковском деле. Неизбежен всплеск юдофобии. Но кайзер задумчиво трогает свои знаменитые усы: «Говорят, их язык – такой же, как наш, только записан какими-то иероглифами, типа египетских… Есть определенное культурное родство с германской расой. Наши предки не ошиблись, когда приняли сотни тысяч кальвинистов, над которыми издевались глупые версальские короли. Вот наш любезный генерал Франсуа (в реальности генерал Герман фон Франсуа отличился в августе-сентябре 1914 года при обороне Восточной Пруссии и при прорыве русского фронта у Горлицы в апреле 1915 год)…  Ведь мы этих лягушатников превзошли и победили. Наполеон был прав, когда создавал «Альянс Израэлит». Но этот верхогляд ничего не делал систематически. Систематичность и упорство — это врожденное качество нас, немцев… Нам нужны финансисты, не уступающие лондонским. Вы боитесь, что они все побегут на биржу? Все — не побегут. Готовьте наши указы. О предоставлении убежища иудеям из гуманных побуждений (и пусть не забудут упомянуть про рыцарственный дух германской нации!). Еще указы. О создании военно-инженерных, военно-автомобильных, артиллерийских и пулеметных училищ (господа, читайте в Библии, как умели воевать эти евреи!), курсов военных телефонистов. И готовьте письмо нашему августейшему собрату султану — может быть, он позволит построить пару еврейских городов в библейский местах, все равно там нет никого, кроме разбойников и паломников».   

Октябрь 1914 года. Европейская война — как и планировалось германским Генштабом, и как было торжественно объявлено его величеством в рейхстаге — закончилась «до осеннего листопада». На Елисейских полях уже второй подряд кайзер принимает парад Победы. В его офицерском планшете находится капитуляция, только что подписанная очередным незадачливым Бурбоном. Среди саксонских, ганноверских, бранденбургских и померанских драгунов и гренадеров перед ним гордо маршируют бойцы мотострелковой дивизии «Маккавеи» с семисвечником на штандарте. (По мнению автора, причина провала немецкого наступления на Париж в том, что немцы не догадались посадить солдат на грузовики. Зато защитник Парижа генерал Галлиени перебросил резервы на реквизированных такси).

Сто одиннадцать лет назад французские интеллектуалы-«дрейфусары» спасли не эльзасского еврея, сделавшего карьеру в Генштабе, и не плодовитого прозаика с итальянскими корнями. Они спасли свою страну. 

Версия для печати
 



Материалы по теме

Процесс // АНАТОЛИЙ ГОЛУБОВСКИЙ
В СМИ //
Катастрофы // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Увидеть «Ходорковского» и… // ВЕРОНИКА МААНДИ
После приговора // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Закон об оскорблении величества // НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ
Весь Процесс в одном Флаконе // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Общая повинность // НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ
Итоги года. Страсбург нам поможет // АЛЕКСЕЙ КОНДАУРОВ
Процесс. Выпуск 1 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ