АВТОРЫ
КОММЕНТАРИИ
В экономике

В экономикеПетрократия

6 АВГУСТА 2009 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

 

Бог есть Газ, и Путин – пророк Его. Петрократия – вот, пожалуй, точное определение типа общественного устройства в путинской России.

Петрократия – это когда правящим сословием являются владельцы нефти и газа, власть используется для получения контроля над нефтью и газом и считается, что с помощью нефти и газа можно решить все внутренние и внешние проблемы.

Нельзя сказать, что идея использовать углеводороды как рычаг для власти над миром принадлежит Владимиру Путиным. Этот рычаг использовали и Советский Союз, и арабские страны.

Например, история итальянской государственной нефтяной компании ENI как две капли воды напоминает историю Gunvor. ENI была создана коммунистом Энрике Маттеи, которому после Второй мировой войны поручили реформировать государственную нефтяную компанию итальянских фашистов. Маттеи вместо того, чтобы уничтожить государственную компанию, напротив, ее укрепил. Но тут возникла проблема: в Италии не было нефти. Маттеи эту проблему решил, сделав из ENI перепродавца советской нефти по выгодным для ENI ценам. ENI функционировала как советская оффшорка, а разница шла на укрепление мировой революции. Плюс ENI помогала развивающимся странам осваивать их месторождения – и так было, пока Энрике Маттеи не разбился на частном самолете.

Нефтяное эмбарго вызвало кризис в 1974 году, а падение цен на нефть добило Советский Союз. Словом, в 20 веке нефть постоянно употребляли как геополитическое оружие, однако уже из вышеприведенных примеров ясно, что оружие это не абсолютное. Энрике Маттеи заработал много денег, однако Италия так и не стала коммунистической. Нефтяное эмбарго нанесло тяжелый удар по мировой экономике, однако так и не заставило свободный мир отказаться от поддержки Израиля.

И вот, если приглядеться к политике Путина, то заметно, что в ней есть две составляющие: рациональная и иррациональная.

Рациональная составляющая

Рациональная составляющая заключается в том, что Кремль проанализировал причины гибели СССР и полон решимости не наступать на те же грабли.

СССР рухнул потому, что огромные нефтяные деньги впустую вкладывались в высокотехнологические отрасли. Кремль сделал вывод и ни в какие высокие технологии не вкладывает. Он вкладывает сразу в виллы, яхты и удовольствия. К тому же отсутствие высоких технологий в стране ведет и к отсутствию технической интеллигенции, которая, как показал опыт СССР 1991 года или свежий опыт иранских президентских выборов, первая выходит на улицу с протестом против диктатуры.

СССР рухнул потому, что ввязался в войну в Афганистане. Кремль сделал вывод и отдал Чечню на откуп Рамзану Кадырову.

СССР рухнул потому, что цены на нефть пошли вниз. Кремль сделал вывод и продолжает поддерживать международную напряженность, что, в свою очередь, ведет к росту цен.

Эта часть путинской политики является совершенно прагматичной и циничной. Она позволит Путину удерживаться у власти бесконечно долго, хотя и ценой последующего исчезновения России из мировой истории.

Иррациональные мотивы

К несчастью или счастью, прагматичностью в Кремле не ограничиваются. Тем, кто правит Россией, важно не только окешить Россию через номерной счет в швейцарском банке – но и чувствовать себя при этом великими. Они искренне полагают, что восстановление вертикали власти выражается в увеличении количества причитающихся им бабок; газовая труба в их необузданных мечтах предстает фаллическим символом, Вавилонской башней, с помощью которой они поимеют Европу. Им как-то в голову не приходит, что газ как оружие отличается от танка тем, что для того, чтобы газ перестал быть оружием, его достаточно не покупать.

В результате внешняя политика России выглядит как серия промышленных войн, которые Россия начинает и проигрывает.

До той поры, пока Европа воспринимала российский газ как товар, не было никаких проблем с его поставками в Европу. Однако после 2005 года мы сделали все, чтобы доказать, что для России газ – это не товар, а оружие. Ну что ж. Если это оружие – то Европа захотела обезопасить себя от его применения, и этой зимой доля Газпрома в европейских поставках упала вдвое, с 32% до 16%.

Россия перекрыла газ Украине и заявила, что Украина сама перекрыла газ. Если Кремль таким образом намеревался осуществить враждебное поглощение Украины или хотя бы ее газовых сетей, то он добился ровно противоположного эффекта. Украина получила кредиты от Евросоюза и МВФ, которые бы она никогда не получила, если бы не неприкрытые угрозы и давление со стороны Москвы.

Представьте себе, что Россия продала бы Германии большую партию цемента. И в тот момент, когда Германия вела бы переговоры о покупке следующей партии, заявила бы: «Вы, козлы, думаете, что купили цемент? А вот и нет, это не цемент, это взрывчатка, и вы теперь полностью в нашей власти, потому что когда мы нажмем на кнопку, дома, построенные из этого цемента, взлетят в воздух». Ясен пень, что после этого с продажей следующей партии цемента были бы большие проблемы.

Эта иррациональная внешнеполитическая составляющая петрократии с точки зрения логики непонятна. Скорее всего, дело в том, что в большинстве остальных петрократических режимов – будь то Иран, Нигерия, Венесуэла или даже бывший СССР – все-таки существует какая-то эрзац-идеология, объясняющая причины сравнительной отсталости страны и необходимости борьбы с Западом. В Иране это фундаменталистский ислам, в Нигерии это обличение белых людей-колонизаторов, в Венесуэле – обличение колонизаторов-янки.

В одной России петрократия существует в чистом виде. Россия, согласно кремлевской идеологии, избрана не потому, что у нее есть чучхе, Коран или Маркс. Россия избрана потому, что у нее есть Газ. Психологическая потребность ощутить себя избранниками Газа и обожествить процесс получения бабок на оффшорный счет и приводит к комичным результатам.

Последствия

Будем откровенны: Россия на своем веку знала режимы пострашней путинского. Смешно даже сравнивать времена Гулага, когда сама Россия исчезла с лица земли, замененная концлагерями, чекистами, бараками с колючей проволокой и пятиэтажками, похожими на бараки, со временем лощеных людей, носящих «Патек Филипп» с турбийоном на правой руке в подражание Путину и озабоченных дележкой контрабанды и вымогательством взяток даже с Китая.

Россия пережила Николая I, Александра III, Сталина – уж как-нибудь пережила бы и Путина. Проблема в другом – в прежние времена мозги оставались в России. Они оставались даже при Сталине, в крайнем случае, они ехали в Сибирь, но в Лос-Анджелес они не уезжали. В новом глобальном мире мозги уезжают из России – причем, чем громче кричат «Наши» на Селигере, тем быстрее уезжают мозги. Нынешние власти это вполне устраивает – в отличие от Сталина, Путин не стремится к мировому господству. Зачем Кремлю мировое господство? Куда тогда продавать газ и откуда тогда завозить «Мерседесы»? Наоборот, чем больше мозгов покинет страну, тем легче будет внушить оставшимся, что Россия встала с колен.

В условиях глобальной экономики этот отток интеллекта способен обеспечить отставание России навсегда. Особенно – в разгар кризиса, который, по сути, является кондратьевским кризисом и в ходе которого будут умирать не просто целые устаревшие способы производства, но целые страны и регионы, живущие прошлым.

Обсудить "Петрократия" на форуме
Версия для печати