Итоги года
30 июня 2022 г.
Итоги года. Историю пустили в расход
8 ЯНВАРЯ 2015, НИКИТА СОКОЛОВ

ТАСС

Ноздрев был в некотором отношении исторический человек. Ни на одном собрании, где он был, не обходилось без истории. …или выведут его под руки из зала жандармы, или принуждены бывают вытолкать свои же приятели. …или проврется самым жестоким образом…

Николай Гоголь. 1842.

Подводить итоги года вообще занятие неблагодарное. Пока он не отошел в вечность. Мало ли какой еще фортель выкинет напоследок. А 2014 год выдался особенно тяжелый. Плотно набитый событиями. Но кое-что в его наследстве уже необратимо и может быть подытожено. Начать с того, что российские власти довели-таки в этом году практически до завершения процесс последовательного разрушения, выхолащивания, обращения в симулякры всех общественных институтов. Про деградацию суда, прессы, полиции, общественных палат, наблюдательных советов etc. писано много. Но досталось в этом году и истории. А историческое сознание — важный общественный институт.

Ход истории явно ускорился, и, как оно всегда при таких ускорениях бывает, обнажился ее механизм. Механизм этот очень незамысловат, вопреки кабинетным измышлениям любителей истории фатально целеустремленной и тотально закономерной. История — поле свободного творчества человека. Действующего, разумеется, «в предлагаемых обстоятельствах», но уж как эти обстоятельства в голове у него преломляются, никто предсказать наперед не может. Можно только увещевать его держаться морали. Собственно, об этом еще апостол Павел писал: «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти…» (Галатам 5:13). Но где они те галаты. А нам в начале года (содержательно-новый 2014-й в отличие от календарного начался в ноябре 2013-го) утвердили Историко-культурный стандарт, которым велено детей наставлять в том духе, что существует неотвратимый «исторический процесс» и суть этого процесса применительно к России — постоянное укрепление государства, благодетельного во всех его опричных безобразиях. Парадоксальным образом эти попытки укрепить в российском общественном сознании образ «субстанциональной» истории как особой сущности, неподвластной воле частного человека, предпринимались на фоне киевского Майдана, как раз эту спонтанную мощь свободного человека наглядно и демонстрировавшего.

Общественная ценность исторического знания заключена в бесконечном многообразии прошлого опыта. И тут важны два момента. Во-первых, знания о промахах, неудачах и преступлениях предков представляют нисколько не меньшую, а нередко и большую ценность, нежели память о победах и одолениях. Попытка вычистить из истории «темные страницы» помимо очевидной безнравственности нехороша еще и тем, что оставляет гражданину «половину мозга». Во-вторых, общество сталкивается все время с новыми задачами и невозможно предсказать наперед, какие прошлые опыты окажутся полезными в будущем. Собственно, поэтому профессиональные историки постоянно прошлое переосмысливают, задаваясь из настоящего новыми вопросами к прошедшему. Процесс этот можно, разумеется, заклеймить как преступное «переписывание» и даже вовсе запретить, но обществу от этого не поздоровится. Между тем в исторической политике российской власти обе убийственные для исторического опыта тенденции отчетливо просматриваются. В марте воздвигнуто было гонение на профессора МГИМО Андрея Зубова, осмелившегося непатриотично указать на пугающие черты сходства российского «крымнаша» с аншлюсом Австрии Третьим рейхом в 1938-м. А в мае вступил в действие «закон Яровой» (новая статья 354.1 УК РФ) об уголовной ответственности за отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала в Нюрнберге, за одобрение преступлений, установленных этим приговором, а также за распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны. Закон существенно затруднит исследования и дискуссии о войне, главным образом о той ее ипостаси, которая в советское время была для исследователей табу и только в последнее десятилетие начинает обрастать основательной литературой — о собственно народных настроениях и опытах войны. Осенью ожидаемой атаке подверглось историко-просветительское общество «Мемориал», которое по преимуществу кодификацией этой непарадной народной памяти и занимается.

Мало того, в новой статье УК есть еще и пункт 3, криминализующий «распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества». Чем безусловно затруднится изучение всей без исключения российской истории. Во всяком случае, ничто не мешает теперь запихнуть на 3 года в тюрьму школьного учителя, который осмелится рассказать ученикам реальную предысторию «Ледового побоища» или действительную расстановку сил на Куликовом поле, решительно не совпадающие с «легендами» славных дат в законе.

Тяжелым ударом по народной исторической памяти несомненно обернется стремительное обессмысливание в уходящем году исторических терминов и понятий. На протяжении многих десятилетий, по крайней мере с 1965 года, советские, а затем и российские идеологи отстраивали из специальным образом препарированного образа «Великой отечественной войны» «скрепу» для сплочения нации вокруг власти. Преуспели настолько, что 9 мая сделалось единственным общепочитаемым государственным праздником. В уходящем году этот гигантский символический капитал спалили в пропагандистской топке, когда заставили отечественного обывателя поверить, что в Украине насмерть бьются с «фашистами» и «карателями» «народные ополченцы». Реальная картина украинской бойни скоро сделается общеизвестной, такое шило ни в каком мешке не утаить. А разочарование в официозном вранье ударит рикошетом и по памяти о настоящей Великой Отечественной, с неизбежными последствиями для надежности «скрепы».

Однако самый тяжелый удар по историческому сознанию нации наносят сейчас российские политики, извлекающие наперебой из пыльных анналов оправдательные аналогии и прецеденты. Так в обоснование крымской аннексии чаще всего поминают аннексию Техаса Северо-американскими соединенными штатами в конце 1840-х. Интенсивность этих архивных изысканий и простодушная вера в их эффективность обнаруживает глубокое выпадение наших спикеров из мирового культурного процесса. Фундаментальная особенность современной культуры заключается в понимании историчности мира, то есть осознании того, что прошедшие времена отличались от нынешних, а наши предки принимали решения, исходя из иных представлений о мире и должном, нежели мы. Грубая редукция, заключающаяся в тезисе «всегда все было одно и то же, ну, как сейчас», лишает мир этого важного измерения, создавая иллюзию косного пространства, в котором могут быть эффективны «простые» и даже «окончательные» решения.

В 1940 году Джордж Оруэлл в рецензии на английское издание гитлеровской «Майн Кампф» отметил важное качество сочинителя: «Поражает косность интеллекта, статика взгляда на мир. Это застывшая мысль маньяка, которая почти не реагирует на те или иные изменения…». Мир с тех пор еще переменился, строй мысли российских начальников, кажется — нет.


На фото: Россия. Москва. Специалист запускает часовой механизм курантов на Спасской башне Московского Кремля (на снимке). Для перехода на зимнее время куранты были остановлены после того, как пробили час ночи и вновь запущены ровно через 60 минут.
Фото ТАСС/ Григорий Сысоев















  • Максим Блант: Если суммировать итоги года, то самый неожиданный итог состоит в том, что коронавирус не закончился.

  • «Московский комсомолец»: Враг снаружи, и мы отлично подходим на его роль…

  • Глеб Яровой: Я думаю, это план на 2022 год (ну точно не позднее марта 2024 г.) - лишать гражданства за политические вщгляды. Можно даже автоматизировать процесс...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги-2021. Аресты, аресты, аресты — и ликвидации
11 ЯНВАРЯ 2022 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год никак нельзя назвать скучным, события развивались динамично, правда, не в очень оптимистичном направлении. И на этот раз не только для независимых журналистов и оппозиционных политиков, но и для российских элит. Арест после неудавшегося побега Марины Раковой, вице-президента Сбербанка, бывшей замминистра просвещения, а затем и задержание ее мужа, разлученные с родителями маленькие дети — это новый уровень жестокости власти против своих же.
Итоги - 2021. Быть от России независимым либо дружественным. Вот в чем вопрос
9 ЯНВАРЯ 2022 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Начать надо за здравие, а за упокой, как водится, потом. Так вот, 2021-й, впрочем, как и 2020-й, был для постсоветского пространства, хотя бы для одной его части, ошеломительно удачен. Конечно, я имею в виду Туркмению. Только туда, в этот Аллахом спасаемый уголок мирового пространства, как нам сообщают, вот уже второй год, благодаря отчаянным пассам местного Аркадага (Покровителя по-туркменски), никакой штамм вражеского ковида так ни разу не залетел. Мы привыкли с жалостью относиться к городским сумасшедшим, может показаться, что и к мировому сумасшедшему так тоже можно. Но тут другое, этот людей травит и мучает уже 15 лет, а миру все нипочем…
Итоги 2021. Итоги окаянного года
9 ЯНВАРЯ 2022 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Радикальная зачистка страны: Навальный в тюрьме, его штабы и «Открытая Россия» МБХ ликвидированы, оба «Мемориала» уничтожены, «Яблоко» самоубилось, выборов больше нет. Кремль грозит войной и предлагает Западу капитулировать. Это все – подготовка. К чему? Ответ дает понимание того, к какому агрегатному состоянию вещества относится В.В. Путин. 2021 год – легкая добыча для подведения итогов. Все очевидно. Худший год для нормальных людей, год триумфа для подонков. Попробуем заглянуть за фасад этой очевидности и понять, что за процессы идут во власти и в обществе и к чему Путин готовит Россию. Об этом и о главном выводе, который можно извлечь из событий этого года, я скажу в конце.
Уроки 2021. «Не надо думать! С нами тот, кто все за нас решит»
8 ЯНВАРЯ 2022 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Что принес нам 2021 год? Обычно авторы пишут об инфляции, о падении жизненного уровня простых граждан. О том, что историческая память народа власть предержащими целенаправленно уродуется и искажается. Из страны выдавлены миллионы критически мыслящих. Зато в редакциях российских СМИ музыку заказывают приспособленцы и негодяи. Многие наши сограждане уже пребывают в страхе и боятся выказывать свое отношение к авторитарной власти, к произволу силовиков и противоправным приговорам российских судов. Все это так, хотя, объективно, уровень доверия россиян к авторитарной власти упал и продолжает снижаться. В России неизбежно наступит время радикальных перемен.
Итоги-2021. Нисхождение во мрак
7 ЯНВАРЯ 2022 // ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО
Ничто явленное однажды не исчезает из мира. Это наглядно видно в России на событиях последнего времени. Уровень насилия, произвола и абсурдности происходящего в нашем социуме во многом напоминает обстановку позднесоветских лет. Налицо, впрочем, лишь сходство в атмосфере, в некоторых методах подавления инакомыслия. Нет в стране царящей коммунистической Идеологии с ее всепроницаемым цинизмом, превращавшим общество в царство мертвых. Однако когда умные головы говорят нынче, что мрак, обрушившийся на российское общество, достиг предела и вот-вот рассеется, они явно выдают желаемое за реальность.
Итоги - 2021. Интервью с собой
6 ЯНВАРЯ 2022 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Иногда на острые ответы решается только внутреннее «я».– Давайте о традиционном. Так каковы итоги? – Положим, про итоги все и так догадываются. Но я вам скажу такую вещь: в середине 90-х я спорил со своим товарищем, который прямо входил в самое горнило российской власти, причем не просто входил, а со своей идеей строительства нового государства. Я не хочу сейчас называть его фамилию, но только чтобы не переключать внимание на личность. Главное, о чем был спор. На мой взгляд, и я ему об этом говорил, уже тогда началось скольжение от высокой планки ожиданий, порожденных антикоммунистическим переворотом августа 1991 года, куда-то вниз. И в принципе все с этим наблюдением соглашались...
Итоги - 2021. Россия – Украина – США: ультиматум или запрос?
5 ЯНВАРЯ 2022 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Проблема России, влияющая на принятие как стратегических, так и в определенной степени тактических внешнеполитических решений, в том числе и по украинскому вопросу, заключается в разрыве между официальными приоритетами и общественными настроениями, который будет усиливаться в связи со сменой поколений. И ситуация в российском обществе отличается как от Востока, так и от Запада. В Китае и Индии очевиден взлет национализма, оформившийся, соответственно, при Си Цзиньпине и Нарендре Моди. Основой национализма в этих странах является экономический рост, в числе бенефициаров которого – образованная молодежь, ориентированная на ценности самореализации и при этом укрепление позиций своей страны в мире.
Итоги-2021. Что было, что будет и чем сердце успокоится?
4 ЯНВАРЯ 2022 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ? Ничем не успокоится. Впереди у нас испытания, сравнимые с Великой отечественной, предотвратить их мы не можем. Но мы можем пройти их достойно, сохранив самоуважение и внутреннюю свободу. Если это нам удастся, то после того, как все рухнет — а никто не знает, когда это произойдет, но точно произойдет в обозримом будущем, — есть шанс построить новую страну. Или, точнее, вернуться на тот магистральный путь человеческого развития, с которого нас столкнули в 1917-м, а потом еще раз в нулевые. Если у кого есть возможность заказать другого Деда Мороза, буду очень признателен. С Новым Годом!        
Итоги-2021. Взлетаем в пропасть
3 ЯНВАРЯ 2022 // АНТОН ОРЕХЪ
Обычно под конец года не только подводят итоги – веселые и не очень, – но и выражают надежду на лучшее, на приятные новости, на то, что плохое уйдет, а хорошее наступит. Я тоже так делаю обычно. Но не в этот раз. Нет ни капли оптимизма и ни одной позитивной мысли в преддверии наступающего 2022 года.   Уходящий год простился с нами ликвидацией «Мемориала». В том, что его ликвидируют, у меня не было ни малейших сомнений. Когда Путин достал на СПЧ справочку, что среди миллионов имен реальных жертв репрессий в списки «Мемориала» попали (по ошибке, которая к тому моменту уже была исправлена!) три пособника нацистов – стало всё ясно.
Итоги-2021. Отделение для буйных
2 ЯНВАРЯ 2022 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Может быть, когда-нибудь и даже скоро мы будем вспоминать уходящий 2021 год с грустной ностальгией: как-никак войны нет, быт все ещё буднично стабилен. Но сейчас прощаемся с ним совершенно без сожалений. Ничего хорошего не вспомню. Пандемия началась раньше, но как-то укрепилась. Вроде бы и репрессии не сейчас начались, но стали более массовыми и какими-то уже нездорово привычными. Что точно изменилось – это стилистика режима, по-видимому, он достиг молочно-восковой спелости. Исчезло ощущение стыда, на все стало плевать, и внутри, и вовне – гори все ясным пламенем.