КОММЕНТАРИИ
В погонах

В погонахО «водяном перемирии» и «моменте истины»

9 СЕНТЯБРЯ 2010 г. ИГОРЬ СУТЯГИН

 

РИА Новости
Читатель, можно я открою Вам небольшой секрет? Я Вам признаюсь, что одной из самых интересных вещей, которая могла случиться со мной в беспросветно-скучные дни в архангельской колонии, это – встретить в «Новой газете» свежую статью Юлии Латыниной.

 

А вот теперь творчество Юлии меня отчего-то начинает разочаровывать. Потому что журналистка начала работать как-то очень неряшливо, неаккуратно и неуважительно по отношению к читателю – неся порой такую ахинею, что невольно подозреваешь: «Юлю подменили!» Пример тому – хотя бы материал в «Ежедневном журнале» за 26 августа.

Когда дипломированный филолог делает вид, что не видит разницы между словами-маркерами и описанием того круга лиц, о ком идёт речь – это говорит либо о том, что былой профессионализм полностью утрачен, либо... Либо о том, что журналист откровенно передёргивает, считая своих читателей настолько тупыми, что полностью отказывает им в способности просто-напросто удержать в памяти то, что журналистом же было процитировано половиной страницы выше. Подменить «всем, кто меня знает или знаком с моим так называемым делом, это (что я не шпион, Юлия же сама же и уточняет) предельно понятно» на «всем это понятно»... — скромнее надо быть, не стоит переоценивать свою способность внушать читателям «ЕЖа» свою точку зрения! И уж тем более громко выдвигать подобный неквалифицированный приём в качестве ПЕРВОГО пункта своих разоблачений Сутягина. (Кстати, «Новой газете» и её читателям я РАССКАЗЫВАЛ о событиях, а вовсе не давал ОБЪЯСНЕНИЯ, как назвала ту статью Латынина. В тюрьме бытует грубоватая, но точная приговорка: «А кто ты вообще такой, чтобы я тебе что-то объяснял?» Так что если Юлия всё ещё полагает, что ей что-то ОБЪЯСНЯЮТ (она же читатель «Новой»? Значит, и ей тоже!) — надо срочно прописывать таблетки для скромности! Или хотя бы порекомендовать почаще Кастанеду читать, тот кусочек, где про опасность для нормального человек «чувства собственной важности»...)

ВТОРОЕ. (Юлия так в своей статье обозначила свои тезисы – позвольте уж мне для простоты пользоваться той же схемой.) «Британская фирма сразу же, как только начался скандал, исчезла, и найти её не смогли. Название фирмы Сутягин опускает. Пускай Сутягин назовёт хотя бы одного клиента, которого фирма консультирует. Финляндия и Чили – личное творчество Игоря Сутягина, Google ничего об этом до его интервью не знал». Ну что ж, давайте посмотрим, до какой степени это правда.

Первой же организацией, которую я посетил в Англии, была «Международная амнистия». Там мне рассказали, что они опубликовали сообщение о моём освобождении, снабдив его маленькой справочкой о деле, в которой упомянули пресловутую британскую фирму. И на следующий же день получили десяток-полтора возмущённых звонков от владельцев фирм с точно таким же названием: «Вы натравливаете на нас журналистов!» Фирмачи грозили подать на «Амнистию» в суд. Поэтому она решила больше название фирмы прямо не упоминать. Я их опыту доверяю и делаю то же самое. Оказывается, в глазах журналиста Латыниной это тоже преступление. Хорошо, я не поленюсь и дам всем этим фирмачам адрес Юлии – пускай они ЕЁ полощут! На одной только первой страничке в том самом Google я встретил ДЕСЯТЬ фирм с таким названием, дальше даже смотреть не стал... — зачем МНЕ проблемы, если Латынина их готова на себя принять! Решено, начинаю рассылать адрес.

Далее. Никуда фирма после громко начатого фээсбэшниками в октябре 1999 года скандала НЕ ДЕЛАСЬ. Это только пресс-служба ФСБ (ну, и некоторые журналисты) всем рассказывает, что делась и найти её никак не было возможно – а на деле это только ФСБ её никак найти не могла. А вот, скажем так, «конкурирующая организация», у которой офис не на Лубянской площади, а немножко в другом месте Москвы, СПУСТЯ ПОЛГОДА после октября-99 благополучно всё нашла и подробно описала. И вот только после того, как лавочку конкуренты-то раскрыли, и враньё стало вылезать наружу, фирма, возможно, и в самом деле пропала. Только вот знали о начале вылезания вранья где-то в районе «Детского мира» в Москве, а отнюдь не в Лэнгли... (Кто сказал, что «крыши» умеют создавать, нанимая для работы местных и даже работая только ЗАРУБЕЖНЫЕ спецслужбы! Вон у Конона Молодого уж на что успешная фирма была! Если уж впадать в грех конспирофилии, то почему бы не рассмотреть тогда и такой вариант, а, читатель? Подтверждений и ему тоже можно в этом деле накопать – гору!..) И ведь что характерно — я же уже эту историю Юлии, в том числе публично, рассказывал, но она продолжает делать вид, что не слышала. Невежливо как-то по отношению к читателям, неприлично. (Юлия вообще удивительно свободно ориентируется в моём наглухо засекреченном деле, цитируя уже не только видеозаписи, но и несущие гриф секретности протоколы допросов и заключения экспертов ФСБ – не знать всего того, о чём я говорю, она, по-моему, при демонстрируемом ею уровне информированности просто не может. Жаль, что не говорит известной ей правды!..)

Насчёт независимых поисков спустя пять лет после событий. Я с очень большим уважением отношусь к работе Андрея Солдатова и Ирины Бороган. Подробностей про их поиски не знаю, а тому, что изложено у Латыниной, уже как-то попросту не могу доверять, но, во-первых, если бы я СЕГОДНЯ в Москве попробовал отыскать банк «Империал», то, наверное, у меня бы ничего не получилось. Неужто тоже шпионская «крыша»? А мы-то думали — банк солидный!..

Про «не сумели найти за десять лет». Мой защитник Борис Кузнецов англичан не только нашёл, но и вызвал на суд свидетелями, а те взяли да и запросили судейских гарантий безопасности. Старший из троих прокуроров на процессе тут же заявил, что как только эти двое сойдут с самолёта в «Шереметьево», то тут же будут арестованы и отправятся в СИЗО ФСБ – и в суд всё равно не придут. И судья Мосгорсуда Марина Комарова подтвердила, что гарантии дать отказывается. После чего англичане решили не приезжать. Почему бы это? Надо бы спросить у Юлии — она наверняка нам объяснит.

Равно как объяснит и про Финляндию с Чили. Юлия очень часто ссылается на известную видеозапись, в которой очень подробно рассказано и про Финляндию, и про Чили, и про многие другие страны (сообщённые мне в Лондоне сведения о работе фирмы я повторил под запись, повторил их и в интервью «Новой» – неужели нужно было что-то от себя выдумать, и тогда Латинына меня бы простила?) – однако цитирует записи журналистка избирательно и экономно. Почему бы это?

А уж пассаж насчёт неосведомлённости Google... — так это Юлия забавно выдаёт свою журналистскую ограниченность. Неужели все свои материалы журналистка черпает исключительно из него? И если там ничего нет, то — все враньё и неправда? А я-то думал, что журналист от обычного обывателя отличается тем, что и кроме Google источники знает... Как я заблуждался! Или — НЕ КАЖДЫЙ журналист этим отличается... (Я даже не вспоминаю теперь про «видеозапись», потому что уже не исключаю, что Латынина цитирует то, чего никогда на самом деле в глаза не видела. Судя по некоторым местам в её творчестве, это вполне возможно.)

Страдает у журналистки логика. Мы на физфаке в начале 80-х частенько подрабатывали на овощебазе. И, нагружая капустой очередной грузовик, что-то никогда не пытались выяснить, куда он эту капусту «инвестирует» («кого консультирует», говоря языком Латыниной). Потому что халтура — она потому и халтура, что вложения души не требует. Англичане платили мне в разы больше, чем ИСКАН, где я даже сам доплачивал из своего кармана для проведения исследований, но душа моя была в Хлебном переулке, вот ТАМ я узнавал, что, где, отчего. С англичанами — халтурил, и отношение к работе понятно. Но Юлия делает такую небольшую логическую погрешность — и готово обвинение. Занятно вообще-то то, что этот тезис — «назовите хотя бы одну фирму, которая по рекомендациям «Альтернатив» осуществила инвестирование в российскую экономику» — впервые появился как чекистская разработка на суде, когда начало становиться очевидным, что с доказыванием американо-шпионской сущности англичан что-то не вытанцовывается. Странно и интересно было встретить его вновь, после СТОЛЬКИХ лет молчания, когда стало ясно, что насчёт СВЕДЕНИЙ-то теперь всё может и выясниться, я ведь уже не за решёткой, действительно могу всё рассказать...

ТРЕТЬЕ. «Вопросы неакустических методов обнаружения подводных лодок и их связь с Ходорковским и политическими рисками». Юлия вновь цитирует видеозапись – те кусочки, которые удобны ей. Следующие за ними опускает. А жаль. Там как раз рассказывается по «неакустические методы обнаружения подводных лодок». Про то, что после деловой части встречи зашёл разговор о заметке в «Красной звезде», которую я привёз — «Звезду», не заметку, нужны тогда были другие заметки из той газеты, — и в ней речь шла об «успехах в обнаружении». (ВМФ отчаянно хвалился, что сколько-то там часов непрерывно сопровождал «Трайдент». За эти успехи меня тоже обвиняли — нет, зачем я когда-то читать научился!) И про то, как я, прочитав в самолёте книжку Корецкого «Основная операция», кусочки из этой книжки пересказывал. Если интересно, читатель, не поленитесь, найдите книжицу: на страницах 213-214, 360 и 369-371 в детективе в мягкой обложке описывается, как наши и американцы без применения акустики охотятся за угнанной нашими сепаратистами подлодкой. В записи это тоже рассказано (о том, что я в открытом, так сказать, письме это Юлии уже говорил, я даже упоминать не буду) — жаль, жаль, что нам не удалось послушать начальника транспортного цеха!

Политические риски, спрашивает журналистка? А никак книжка полковника МВД Корецкого на политические риски не влияет! Те, кто действительно слушал всю видеозапись, это понимают. (Ой, что это я наделал! Сейчас ведь опять обвинят в применении «слов-маркеров»! Нет, нет мне возврата в мой брошенный край! Мне вон даже то, что Ходорковского вспомнил, и то на вид ставят — так что точно сейчас напорюсь на отповедь!)

Пока не напоролся — ЧЕТВЁРТОЕ: «как осуществляются инвестиции в программу МиГ-29СМТ». Не знаю, наверное, через банк. Тогдашний генеральный директор «МиГа» Михаил Коржуев в журнале «Вестник воздушного флота» за март-апрель 1998 года говорит, что переоборудуются МиГи в модель «-29СМТ» на мощностях российско-германского СП MAPS и что участвует в этом концерн DASA, а я генеральному директору попросту верю. Если Юлия не верит – что ж, наверное, у неё для этого есть основания. (Например, ей Google ничего про это не сказал.)

«Доклад для ФСБ про подводные лодки» — интересно читать работы человека, у которого развита фантазия. Единственный описываемый журналисткой опыт у меня ограничивается тем моментом, когда в начале лета 98-го куратор ИСКАНа полковник Игорь Александрович А. заказал мне статью про систему ПРН — обязательно по открытым источникам. Я в тот момент гордо решил, что меня привлекают к аналитической работе, чтоб выяснить, что можно, а что нельзя из нашей прессы узнать — и, соответственно, перестать охранять уже известное за бессмысленностью, а это из меня шпиона, оказывается, готовили! Именно за ту статью мне потом дали пятнадцать лет. А когда я поинтересовался у прокурора Олега Беляка на суде в Калуге, почему это он передачу статьи полковнику центрального аппарата ФСБ называет «передачей сведений спецслужбе иностранного государства» — не отделилась ли, мол, Калужская область от Российской Федерации? — он отчего-то очень сильно кипятился. Весело было! (Статья та моя опубликована – можно при желании почитать.) А про подводные лодки я ничего полковнику не писал. Тут Юлия или что-то снова, как всегда, перепутала, либо просто откровенно фантазирует. Писательница, ей простительно!

«Потребитель информации про неакустические методы обнаружения». До сих пор думаю, что потребителем информации из детективов Корецкого является простой российский гражданин, читающий их на досуге где-нибудь в метро. Наверное, ошибаюсь.

ПЯТОЕ. «Как проверить, что речь идёт именно об обзорах прессы». Замечательный вопрос! Собственно, состоит он из двух частей: как это проверить НАМ и почему всё это время это совершенно НЕ ПЫТАЛАСЬ ПРОВЕРИТЬ ФСБ.

Ну нам-то как раз проверить это довольно просто. Приговор Мосгорсуда от 7 апреля 2004 года грифа секретности не имеет (да и не может его иметь по закону – кроме того, секретить там уже нечего, всё вроде как «утекло» уже). Журналист Латынина славится способностью доставать уголовные дела — не то, что несекретные приговоры (по крайней мере, сама она об этом регулярно рассказывает – по делу «ВИП-Банка» и убийства первого зампреда ЦБ Козлова, например). Поэтому Юлии несложно сходить в Мосгорсуд, получить приговор, обнародовать его – и начать обсуждать, ОТКУДА это всё получено (тут, если не будет получаться, я могу помочь).

А вот то обстоятельство, почему тезис об обзорах прессы за все эти годы формально так ни разу НЕ ПОПЫТАЛАСЬ проверить и ФСБ, действительно, очень интересен. Если вновь удариться в грех конспирофилии, то позвольте, читатель, высказать одно сомнение. Оно в следующем: учитывая ту быстроту, с которой после донесения в Москву об обнаружении фирмы «конкурирующей организацией» фирма эта вроде бы, как говорит Латынина, исчезла, очень хочется поинтересоваться — а был ли, собственно, мальчик? (В смысле, по-настоящему иностранная фирма?) Отчего это чекисты все эти годы были так УВЕРЕНЫ, что я им по поводу содержания информации — НЕ ВРУ? Просто потому, что ЗНАЛИ это точно?.. Других ведь источников доказательств, кроме моих слов, в деле так и не было, во всех тридцати четырёх его томах... Нет, пусть Латынина скажет, что меня осудили, не имея достоверных сведений о том, ЧТО я там англичанам «передавал» — я ей спасибо скажу! Потому что это и пытаюсь показать: что сейчас у нас совершенно не важно, ЗА ЧТО сажать, главное – посадить!

Довод насчёт того, что «Сутягин имел все возможности неформального общения с военной элитой России и по собственной инициативе посещал закрытые военные объекты ...мог задавать этим людям любые вопросы» вообще ворованный. Его изобрели в ФСБ в ходе «оперативного сопровождения судебного процесса» в 2001 году, когда стало ясно, что представляемые в суде газеты опровергают все обвинения в тайном сборе информации. Тогда он появился впервые. Этот же тезис был включён в ответ на нелицеприятные вопросы Евросуда, хотя никто и никогда меня даже НЕ ОБВИНЯЛ в том, что я у кого бы то ни было что бы то ни было «выведывал, задавая вопросы». Латынина повторяет одну из разработок ФСБ – что ж, каждый имеет право на собственное мнение или дословное повторение чужого. «Автор статьи знает больше, чем написано в статье» — да, обычно это верно. Вот только один из фээсбэшных экспертов, пытаясь доказать в суде своё обвиняющее заключение (речь шла о том, что «содержание переданных Сутягиным сведений неизвестно, но они составляют государственную тайну» — увы, это не шутка, так и было написано в документе), заявил: «Сутягин ЗНАЕТ то-то и то-то, а РАЗ ЗНАЕТ, ЗНАЧИТ – ПЕРЕДАЛ и тем совершил госизмену». Идентичность логики двух совершенно независимых людей – эксперта ФСБ и журналистки Латыниной – просто потрясает.

Кстати, для справки: в том мире, в котором живу я и, думаю, подавляющее большинство читателей «Ежедневного журнала», на закрытые военные объекты «по собственной инициативе» пройти нельзя, это делается по ПРИГЛАШЕНИЮ командования соответствующих объектов. Так что командование-то уж как минимум ЗНАЛО, кого и для чего зовет. Латынина, видно, живёт в каком-то другом мире, где закрытые объекты напоминают проходные дворы. Ну а то, что Юлия походя обливает грязью наших военных, представляя их совершенно безответственными людьми, болтающими с кем попало о государственных секретах – это вообще, как говорится, характеризует её с лучшей стороны. (Надо знать, НАСКОЛЬКО настороженное отношение у военных к Институту США и Канады, даже к тем его сотрудникам, кто пишет в «Морской сборник», чтобы понять, какую большую глупость сказала Латынина.)

Немного по мелочам. «Никаких договоров не было». ФСБ направляла в Интерпол запрос о проверке подлинности вручённого им мною контракта – подлинность чего просил проверить Интерпол, если ничего не было? Другое дело, что рассказывать об этом теперь защитникам ФСБ неудобно, вот и повторяют, как заведённые – «не было, не было». «Получил за это (за работу с британской фирмой – И.С.) не менее 25 тысяч наличными, которые и были найдены у него дома при обыске». Считать деньги в чужом кармане – занятие, наверное, приятное, но лучше для начала выучить арифметику. В приговоре записано, что у меня и дома, и на работе собрали в общей сложности 17 551 долларов, загородных вилл и шикарных иномарок найдено не было (кроме «Таврии» 1990 года выпуска, оцененной ФСБ в 8 (восемь) тысяч рублей – иномарка, конечно, но...), так что 25 тысяч в одном только доме не получается никак. Или – упёрли, а Юлия неосторожно разболтала одну из тайн следствия? За последние 8 лет перед арестом я никогда не работал меньше чем в двух местах, только за границей опубликовал четыре книги и больше двух десятков брошюр и статей – как считает журналистка, на этом можно тоже что-то заработать? Нет? Тогда я уже не знаю, В КАКОМ мире она живёт.

ШЕСТОЕ. «Его обвиняли в сотрудничестве с британской фирмой». Это вот – неправда. Обвинение в мой адрес формулировалось очень чётко и совсем по-другому: «Передал сведения, составляющие государственную тайну». Следственное управление ФСБ России (СУ ФСБ) при этом само же прекратило уголовное преследование против меня по 101 из 106 пунктов, потому что признало, что передача даже совершенно секретных сведений, если они до этого были опубликованы в печати – не образует состава преступления. НЕ ОБРАЗУЕТ. Обвинения по всем тем пунктам, где речь шла о НЕСЕКРЕТНЫХ сведениях, с меня были сняты. СНЯТЫ. ПО ВСЕМ. Так что осталась только – «передача государственной тайны», будто бы полученной НЕ из газет. (За всё время ФСБ, ограничиваясь туманными намёками, так и не уточнило, ОТКУДА ЖЕ тогда она получена. Кстати, точно так же туманно на что-то намекает и Юлия Латынина. Забавное совпадение!) Речь о других возможных видах «сотрудничества», включая обсуждение чего-то, гостайну не составляющего, даже государственное обвинение не ведёт. Сейчас вопросы мне могут задать уже не только засекреченные следователи, но и простые журналисты – а я могу дать иллюстрированные ответы. Которые могут для обвинения оказаться неудобными. Как хорошо сказал один блогер, «а если они даже и шпионы – а вы просто продали им пучок петрушки? И что тогда – агент?» Вот теперь, когда легко проверить, из открытых или не из открытых изданий сведения получены, и приходится изобретать про «осудили за сотрудничество».

Кстати, читатель, вы хорошо представляете себе «американскую военную разведку» (а именно за неё мне дали 15 лет), которая в течение года с хвостиком соглашается, как это достоверно установило СУ ФСБ, принимать сведения, полученные из газет, в том числе американских – и платить за это деньги? Вот Юлия Латынина представляет. У меня – не очень получается. А про «выведывание» и «другую информацию, не отражённую в приговоре» мы уже всё вроде выяснили...

СЕДЬМОЕ. Ну, корявую шпильку про то, что я в 98-м понял, что Ходорковского посадят, но продолжал «создавать позитивный образ России», просто оставлю на суд вам, читатели. Попытка внедрения в сознание читателя, путём многократного повторения, тезиса о «докладе для ФСБ про подводные лодки» – приём знакомый, пускай он будет на совести Латыниной. Интереснее другое.

«Американцы ни словом, ни жестом не дали понять, что... Сутягин хоть чем-то отличается от трёх других шпионов». На сайте Госдепартамента США висит стенограмма брифинга официального представителя Госдепа Марка Тонэра от 8 июля. На прямой вопрос журналиста: «Рассматривают ли Соединённые Штаты Игоря Сутягина как шпиона, работавшего на Соединённые Штаты, или же Соединённые Штаты опровергают, что он шпион?», официальный представитель Госдепа ответил: «Мы опровергаем, что он шпион». (В отношении трёх других его спросили на следующий день то же самое – и он ответил именно так, как очень хорошо описано в правиле «не подтверждать и не опровергать». Да-да, именно «мы не подтверждаем. И не опровергаем» – именно так Тонэр и сказал.) То есть ещё до знаменитого «венского обмена» американцы словом, жестом и всеми остальными доступными им способами ясно показали, что различие – есть. Латынина до сих пор – не знает?

«Ни одно иностранное СМИ интервью у Сутягина не взяло. Иностранные СМИ потеряли к нему интерес после того, как сообщили (11 июля – И.С.), что он проходит дебрифинг в одной гостинице со Скрипалём и американцы ни словом, ни жестом... (см. выше)». Зачем журналистке об этом говорить, я вообще не пойму, она же ведь тем самым демонстрирует полную профнепригодность, но раз уж сказано... После 11 июля интервью со мной вышли в следующих изданиях и программах: «Нью-Йорк Таймс» (13 августа), «Радио Свобода» (14 августа), ТВ Би-Би-Си и Русская служба Би-Би-Си (16 августа), «Гардиан» (17 августа)... Потом были ещё два материала Русской службы Би-Би-Си, берлинской газеты TAZ, «Санди Таймс»; готовятся, насколько я знаю (я, по крайней мере, с журналистами уже поговорил), материалы Чешского телевидения и польской газеты «Дзенник»...

«Поздравляю Вас, гражданин, соврамши!» (Развитие журналистского творчества в точности по русскому классику? Или по рецептам хромого доктора по имени Йозеф: «Чем чудовищнее ложь, тем легче в неё поверят люди»?) Не знать всего этого журналистка не может. Рассчитывает, что этого не знают – и не узнают из интернета – читатели «Ежедневного журнала»? Глупо. До такой степени принижать умственные способности своей аудитории – признак уже непрофессионализма. Или попыток доказать, что небо всё-таки жёлтое. (Одна из самых моих любимых, кстати, вещей Юлии Латыниной — «Открытый мир и Обитаемый Остров». Был, был ведь талант, что же случилось-то?)

Всё это обсуждение, мне кажется, уже не представляет слишком большого интереса и начинает напоминать какой-то междусобойчик, где одна сторона выступает с описанной в анекдоте позиции: «Ну не нравишься ты мне, мужик, не нравишься!» Позиция понятная, но что в ней обсуждать – не вижу. (У меня вообще после настолько неопрятной журналистской работы возникает подсознательное желание пойти и вымыть руки.) Поэтому я хочу, читатель, в дополнение к семи пунктам статьи в «Ежедневном журнале» добавить один от себя – восьмой.

Юлия Латынина как-то замечательно своевременно напомнила (это было ещё 10 июля в «Коде доступа» на «Эхе Москвы»), что есть масса людей, заслуживающих гораздо большего внимания, чем Сутягин (которого и так уже освободили): Данилов, Решетин, Петьков... Я от себя добавлю: Михаил Иванов, Александр Рожкин, Сергей Визир; Святослав Бобышев и Евгений Афанасьев, наконец! К сожалению, с 10 июля многочисленных авторских материалов Латыниной в поддержку тех, кто достоин сострадания, так и не появилось (поправьте меня, если я не прав). Я уже больше трёх недель назад публично – через журналистов – обратился к Юлии с предложением-просьбой: давайте пока бросим перемывать косточки Сутягину, которому сейчас, хоть и в чужой стране, но всё-таки относительно неплохо. И Вы весь свой талант, свои силы, жар души (простите за избитый штамп) возьмёте да и направите на защиту тех людей, которым, как Вы совершенно справедливо заметили, это сейчас куда нужнее и которые этого вполне справедливо заслуживают! Ведь помощь и поддержка этим людям действительно очень нужна!.. (Я вообще обращаюсь с этим призывом не только к Латыниной, ко всем журналистам – читателям «Ежедневного журнала».)

Журналистку Латынину слушают, она реально может помочь своим вниманием тем людям, которые его по-настоящему заслуживают. Пусть поможет! В тюрьме очень плохо, когда про тебя хранят свирепое молчание!.. Пусть она начнёт серию статей не про Сутягина, да бог с ним, с Сутягиным, объявим пока «водяное перемирие», вот выйдет на свободу последний посаженный учёный, тогда и вернёмся к обсуждению того, приличный человек Сутягин или не очень. Не к Сутягину хорошо бы возвращаться еженедельно, а начать разговор о других, сидящих. Будет очень большая помощь.

Если НЕ начать — то вот он, «момент истины». Позиция человека, вспоминающего о терпящих страдания лишь для красного словца да для того, чтобы в споре уязвить кого-то. Такого – не хотелось бы. Очень уж я любил в тюрьме статьи Юлии Латыниной – ЧЕСТНОГО, как мне казалось, журналиста.

 

Фотография РИА Новости

 

Обсудить "О «водяном перемирии» и «моменте истины»" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Дело о «Пассаже» // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Без суда — не значит без причины // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Оставшееся за кадром // ТАТЬЯНА ЛОКШИНА
Право на справедливый суд распространяется не только на хороших парней // ИГОРЬ КАЛЯПИН
Комическая история // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Внимание, суд! // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Разменные судьбы // ИОСИФ ГАЛЬПЕРИН
Можно и без суда. Но лучше с судом // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Где Alternative Futures? // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Открытое письмо Юлии Латыниной // МУРАД МУСАЕВ