КОММЕНТАРИИ
Вокруг России

Вокруг РоссииОтто Куусинен и Нино Бурджанадзе

27 МАЯ 2011 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

РИА Новости

 

Что произошло 26 мая в Грузии? Ответ: провалилась попытка переворота на деньги Кремля. Заведомый идиотизм этой попытки не извиняет злой воли тех, кто ее готовил. План был простой: «гибель 100 человек или даже 500», а там пусть разбираются «со спецназом ГРУ».

О том, что это именно провокация и переворот, мы можем говорить без обиняков после того, как грузинское МВД распространило запись разговора Нино Бурджанадзе с ее сыном Анзором Бицадзе. МВД Грузии – фантастически эффективная машина, возглавляемая Вано Мерабишвили (эдаким либеральным Берия), которая не первый раз сажает грузинских оппозиционеров в лужу.

Напомню, что аналогичная история произошла с Бадри Патаркацишвили. Бадри был, бесспорно, самым сильным внутригрузинским противником, которого когда-либо имел Саакашвили.

Во-первых, тогда – в 2004-2007г. – реформы только начинались, и число групп интересов, противостоящих им, было огромно. Во-вторых, Кремль еще не успел в тот момент нагадить Грузии выше крыши, и любой политик, имеющий контакты с Кремлем, не был обречен на роль маргинала. В-третьих, Бадри мог скупить всю Грузию.

Бадри – грузинский Березовский – хотел простой вещи. Он хотел содержать грузинское правительство, а взамен оно бы подписывало те бумажки, которые ему нужно. Мира между ними быть не могло. Для Бадри правительство — враг, если не берет у него деньги.

Летом 2005-го года, когда полиция арестовала за рэкет главу Федерации грузинской борьбы, Бадри приехал к главе МВД Вано Мерабишвили и попросил отпустить «его друзей». Вано ответил отказом. Тогда друзья арестованных разгромили суд, разломали клетку и пошли по проспекту Руставели. «Имеди» освещала все это как «восстание против кровавого режима». Бадри был сильным противником, на содержании которого находилась минимум треть парламента. На мой вопрос, почему они закрыли «Имеди», глава МВД Вано Мерабишвили сказал мне: «Это был вопрос выживания».

Бадри в значительной степени участвовал в организации митинга в ноябре 2007 года, когда на площадь вышло около 200 тыс. человек. Тогда Саакашвили дождался, пока митинг похудеет, разогнал остатки, но одновременно объявил досрочные президентские выборы на январь 2008г.

После этого всеведущее грузинское МВД провело спецоперацию. В МВД был замминистра, Ираклий Кодуа, которого якобы стали отодвигать как недовольного властью. Бадри пригласил Кодуа в Лондон, и там они стали обсуждать план госпереворота (включая убийство главы МВД и, видимо, самого Саакашвили). Переворот должен был начаться с того, что в день выборов Кодуа объявил бы, что власть приказала подбросить ему бюллетени.

«Надо, чтобы у нас были два мешка бюллетеней, настоящие, не настоящие — это никого не интересует, которые ты предъявишь народу как доказательство попытки властей сфальсифицировать выборы. Скажешь — я так не могу, не буду этого делать. Потом все уже легко — хоть проголосует за него народ, хоть нет, хоть кто — совершенно меня не интересует… Ты скажешь — нет, я не могу свой народ обманывать, ты — сын своего народа, и не выдержал, не вытерпел этой мерзости», — говорит Бадри.

«Там должна быть конкретно ситуация, — продолжает Патаркацишвили. — Что ты узнал, что готовилось, и ты должен выполнить свой конституционный долг принципиально. Для твоего же будущего. Ты должен в итоге стать героем, который не позволил этому чудовищу зажать страну в свои когти. Исходя из этого все будет разложено, и разложено в конституционных рамках. Я самое позднее до четверга тебе все сообщу. В воскресенье я буду все знать, в том числе ситуацию в армии…  Если все проявится, я, конечно, буду все отрицать и буду говорить, что никогда у нас не было ничего. Это надо сказать сейчас же, сразу. Что касается сумм. Валерий мне сказал, что ты требуешь 100 миллионов. Я все взвесил. Это большие деньги, но, думаю, если все взвесить, такой риск того стоит».

Это была ловушка. Кодуа вернулся в Тбилиси и обнародовал запись. Бадри получил на выборах 7% голосов и умер от позора. Впрочем, самое обидное в записи — не планы переворота. В записи великий и ужасный Бадри предстает, в сущности, завравшимся гангстером и треплом, рассказывает, что это он привел в политику Путина, который «крышевал его питерские бизнесы» и «носил один грязный костюм зеленоватого цвета», а про свои попытки купить грузинское правительство говорит: «Я хотел красиво, вкусно, по-мужски помочь».

История повторяется дважды — как трагедия и как комедия. Бадри – это была трагедия. Он контролировал, по крайней мере, треть грузинского парламента. На митинг 2 ноября 2007 года вышли 200 тыс. человек.

В этом году — комедия. С 21 мая российские СМИ были переполнены сообщениями о «неминуемом падении режима Саакашвили», совершенно фантастическими заявлениями Нино Бурджанадзе о «300 арестованных» и Ираклия Окруашвили о том, что он 25-го мая приедет в Тбилиси и «Саакашвили падет».

В действительности 21 мая на площадь вышли 7 тыс. человек, потом их число уменьшилось до нескольких сот. Многие вели себя как хорошо подготовленные провокаторы. На одной из распространенных властями пленок хорошо видно, как дюжина крепких мужчин лупят одинаковыми белыми палками по машине полиции, после чего российский МИД вступается за «свободу собраний».

В прошлом году во время апрельских митингов тактика оппозиции была такой же, как тактика «флотилии мира», плывущей в Газу: «Побейте нас». Они перекрывали дорогу в аэропорт, перекрывали Саакашвили путь в ресторан, но своего не добились.

В этом году сделали так, чтобы не побить было нельзя. Потому что если несколько сот человек, из числа лупцующих палками машины МВД, собираются на митинг и не расходятся в день парада в честь Дня Независимости, то у власти есть ровно два выхода: или отменить парад и тем самым признать, что грузинской независимости больше нет и что судьбу Грузии решают люди с палками и грузинский политик с нулевым рейтингом — или жестко разогнать митингующих.

Нино Бурджанадзе дали вывести людей на площадь, а потом обнародовали запись ее разговора с сыном, не менее интересную, чем разговор Бадри с Кодуа.

В этом разговоре г-жа Бурданадзе и ее сын обсуждают, что «стоит решиться на гражданскую войну», на «гибель 100 или даже 500». Что «все народы, которые чего-то добились, у них земля пропитана кровью», что «пророссийских у нас 50%» и что «если Коджорский батальон в меня выстрелит, первую атаку отобью, а потом пусть выясняют отношения со спецназом ГРУ».

Из этого разговора становится понятно, что г-жа Бурджанадзе живет в некоем выдуманном мире.

Грузия пережила войну с Россией. Российские войска двигались к Тбилиси с намерением «повесить Саакашвили за яйца», российские самолеты бомбили Гори. Российские войска до сих пор, вопреки всем международным договоренностям, оккупируют Ахалгори в 40км. от Тбилиси, и там царит мрак и ужас. Год назад Кремль попытался устроить военный мятеж, на границе с Южной Осетией периодически захватывают в заложники грузинских граждан, в Грузии взрывается то железная дорога, то бомба у офиса оппозиционной партии, и когда эти теракты раскрываются, то следы неизменно ведут к российским спецслужбам.

И вот г-жа Бурджандзе всерьез обсуждает, что на стороне России «50% населения» и что за ней пойдут 70 тыс. человек. 70 тыс. человек, которых планируется повести на убой, чтобы потом пригласить под этим предлогом спецназ ГРУ.

Не сомневаюсь, что 50% грузинского народа и в самом деле не против России. Свидетельствую: за время всех своих поездок в Грузию я не видела антирусских настроений – только антироссийские и антипутинские. Но это еще не значит, что 50% грузинского народа будет выступать на стороне кремлевской марионетки, желающей взойти на грузинский трон с помощью спецназа ГРУ.

Нельзя сказать, что грузинские политики сначала едут в Кремль, а потом теряют рейтинг. Они сначала теряют рейтинг, а потом едут в Кремль. Удивительно, но, ставя раз за разом на очередной политический труп — то это Гиоргадзе, то Александр Эбралидзе (питерский авторитетный бизнесмен, собиравшийся участвовать в выборах президента), то Леван Пирвели (грузинский оппозиционер, который сейчас живет в Австрии и который торговал грузинским электричеством в то время, когда в Тбилиси отключали свет), то Евгений Примаков, которому Путин на день рождении поручает «разрулить ситуацию» — Кремль как-то не может понять, что благодаря реформам Саакашвили Грузия из failed state превратилась в современное государство и что «киргизского сценария» в нормальных государствах не получается.

Более того, сейчас именно Путин является гарантом грузинских реформ, как ХАМАС является гарантом процветания Израиля, потому что в любом бедном государстве у жестких рыночных реформ всегда находится куча противников, и грузинская оппозиция была бы куда многочисленней, если бы не прессинг со стороны Кремля.

Вы мне скажете: а вот на озере Селигер тоже рассказывают, что Немцов или там Навальный хотят свергнуть Путина по указке из Госдепа. Я на это отвечу: а пленочка? Пленочку, пожалте, на которой Навальный говорит, что надо убить «500 человек», а потом уж – имейте дело с «американскими морскими пехотинцами».

В 1939 году Отто Куусинен тоже объявил финскую социалистическую республику и позвал на помощь Красную армию. Имеет ли смысл обсуждать побуждения Отто Куусинена как народного лидера, протестовавшего против кровавого финского режима?

Фотографии РИА Новости

 

Обсудить "Отто Куусинен и Нино Бурджанадзе" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Проект и опыт. Грузия проходит очередную критическую точку. // СЕРГЕЙ ШКЛЮДОВ
Революция over // АВТАНДИЛ ЦУЛАДЗЕ
Приключения Wikileaks в России // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Реконструкция // ВЛАДИМИР НАДЕИН
Победил — плати! // МИХАИЛ МАРГЕЛОВ
Холодненькая войнушка // МАТВЕЙ ГАНАПОЛЬСКИЙ
Казус Cухуmu // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Итоги недели. Война до востребования // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Опять не будет // ЛЕОНИД РАДЗИХОВСКИЙ