КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеПатриотизм и национализм

12 СЕНТЯБРЯ 2011 г. АНАТОЛИЙ БЕРШТЕЙН

Я понимаю, как неуместно для многих выглядит заметка о патриотизме под моей неблагозвучной для многих русских националистов фамилией. Как пишут заштатные «патриоты» на многочисленных сайтах, обсуждая те или иные статьи: «Посмотрел фамилию автора – все понятно, можно было не читать». Правда, в следующий раз снова прочтут и опять что-нибудь напишут в этом же духе – погрубее.

И, тем не менее, я не раз отмечал, что монополии на патриотизм ни у кого нет, и патриот не определяется ни принадлежностью к «титульной» нации, ни уровнем децибелов. Наоборот, как объяснил мне друг, глубоко верующий православный человек, в кенотической традиции русского православия — это дело тихое, аскетическое, жертвенное.

А у нас чем ближе избирательная компания, тем громче становится слышен стук кулака о патриотическую грудь. На прошедшей неделе самым громким патриотом-националистом оказался вернувшийся из длительной заграничной командировки на родину, совершенно не аскетического вида, председатель общественного движения «Конгресс русских общин» Дмитрий Рогозин.

Сначала он выступил на Ярославском политическом форуме. Главной темой его доклада под названием «Национальный вопрос в современной России и Европе» стал «русский вопрос». По словам политика, именно этот вопрос является «главным нервом современной российской политики». По мнению Дмитрия Рогозина, иммиграция в России не оправдана экономически и опасна политически и социально. Как заявил Рогозин в докладе, «главная линия напряженности» проходит между этническими группами с Северного Кавказа и русскими. «Выходцы из этих республик демонстративно нарушают русский культурный стандарт. Некоторые народы в России равнее других, а русский народ находится в положении дискриминируемого большинства», — уточнил полномочный представитель России в НАТО. 


По словам докладчика, в настоящее время страна перед выбором — «либо периферия подчинит центр и варваризирует, либо периферия модернизирует центр». По Рогозину, чтобы русский народ победил в борьбе за модернизацию, нужно реализовать план из четырех принципов. Во-первых, установить «равноправие народов России», в основе этого положения должна лежать «справедливость для русского народа». Во-вторых, следует отказаться от идей мультикультурализма и толерантности. Третьей задачей должно стать возвращение Северного Кавказа в российское пространство. Но главным принципом предлагаемого плана должна стать «ренационализация русского народа», заявил докладчик.

Сильно сказано. Эта пламенная речь противоречива и требует многочисленных уточнений, и совершенно неясно, как все это осуществить. Зато хлестко и в резонанс с настроением масс.

Господин Рогозин, как я понимаю, решил выступить в роли русского Сарацина – немецкого чиновника, выступившего в Германии с нашумевшей книгой против массовой исламской иммиграции. Также без «лживой политкорректности», открытым текстом он передал в прямой эфир: «понаехали», житья от них нет, на русские деньги жируют, а русские обычаи не уважают; пора прекратить стесняться «русского вопроса», всем раздать по справедливости, и пусть каждый живет у себя дома, и в гости с чужим уставом не ездит.

Справедливости ради отметим, что проблемы, поставленные и Сарацином, и Рогозиным, реальные и крайне серьезные. Другое дело, что предлагается для их разрешения.

И вот я дождался «продолжения банкета», когда восьмого сентября по РТР в «Поединке» у Владимира Соловьева Дмитрий Рогозин попытался еще раз изложить и аргументировать свое видение национального вопроса. Кто был его оппонентом (в данном случае, Сергей Митрохин) – неважно. Важно, что говорил Рогозин. По его словам можно судить, каков нынче властный тренд. В данном случае, скорее, путинский. Ибо президент Дмитрий Медведев на том же форуме в Ярославле говорил существенным образом иначе. 


Что же, собственно, утверждал Рогозин. Цитирую не дословно, но близко к оригиналу, точно по смыслу, из контекста ничего не вырываю, поэтому для удобства ставлю декларации Рогозина в кавычки. 


«Русские унижены и ущемлены в своих правах», — заявляет Рогозин. Говоря неполиткорректным языком, это неправда. Да, унижена и ущемлена большая часть населения России, но независимо от национальной или религиозной принадлежности. И унижена не другим этносом, а властью – как центральной, так и на местах. Унижение русских не больше и не меньше остальных.


Следующий тезис. «Русские всегда мирно присоединяли территории, сплачивая вокруг себя добровольно присоединившиеся народы». Понятно, что и это ложь: достаточно вспомнить присоединение Казани, Астрахани, завоевание Сибири, Финляндии, Польши, Прибалтики… 


«Русские никогда не были ксенофобами». Даже не смешно. Во-первых, это болезнь, которая в той или иной степени поражает все народы. Что же касается Руси, то она вообще «приоткрылась» только при Петре I, а мемуары иностранцев, побывавших в России в разные времена, пестрят воспоминаниями о недоверии, боязни и закрытости местного населения. 


«Русские должны осознать себя русскими». Что имеется в виду, в чем это должно проявляться? Противопоставить себя россиянину?.. Честно говоря, я уверен, что если спросить любого русского человека, осознает ли он себя русским, он ответит утвердительно. Тогда — зачем это призыв?..

«Русские – государственно-образующая нация». А что означает это изобретение, судя по всему, недавнего времени? По типу – градообразующее предприятие? То есть Россия – это такой городок, где именно русские дают возможность остальным жить и работать, отчисляя основные налоги в бюджет. Что же касается государственного строительства, то да – русское государство под названием Московское княжество (жители которого, правда, тогда себя как русскую нацию не осознавали) начало создавать многонациональную и многоконфессиональную империю. С тех пор никто всерьез не пытался русифицировать страну. И ни в царской России, ни, тем более, в СССР население не делилось на кормильцев и доноров по этническому признаку. И вообще, как могут в публичной политике использоваться такие определения, если по Конституции РФ все народы нашей страны равны, невзирая на их количество и «качество». Как и нет государственной религии, и так далее. Что, к слову, совершенно не отменяет той естественной и значительной роли, которую играет во всех делах русский народ.

 

«Все должны быть равны по закону», — ломится в открытую дверь Рогозин. Кто бы спорил. Только у председателя «Родины» все заявления (см. предыдущий пункт), кроме этого, говорят о том, что русские равнее других. 


Вот он уже декларирует: «Все должно быть по справедливости». Только что договорились – по закону. Или все же кто-то будет ее, справедливость, ставить выше, а потом еще как-то определять: по совести, по национальному чувству, по определенной шкале патриотизма – в баллах – кто больше любит Россию, тот и справедливее? Напомню: по Рогозину, основа «равноправия народов» — это «справедливость для русского народа».


«Русский — это тот, кто любит Россию». Опять же — на слово поверим? Или как? Любовь, она ведь бывает и слепая, и зрячая, и громкая, и тихая; и к власти, и к стране; к малой родине, где родился, к культуре, в которой воспитали…


«Долой мультикультурность, политкорректность и толерантность», — провозглашает русский Сарацин. А вместо этого что? Манежка?.. Я понимаю, что Рогозин имеет в виду открытость постановки национального вопроса. Правильно. Давно пора. Только этот вопрос можно ставить или так, чтобы усугубились и обострились межнациональные отношения, или толерантно и политкорректно, что не мешает на самом деле называть вещи своими именами. И принимать подлинные решения, а не ограничиваться националистической риторикой. 


В общем, получилось так: дипломат Дмитрий Рогозин настолько успешно смешал национализм с патриотизмом, что они стали неотделимы и неразличимы друг от друга. Но опять же, в действительности все обстоит не так. Никто не спорит, что среди националистов есть искренние патриоты. Другое дело, что очень часто любовь к Родине у них отходит на второй план перед ненавистью к другим народам. Националисты часто выдают свою пристрастность за крайнюю степень подлинного патриотизма. Но чаще бывает так, как говорил Дмитрий Лихачев: «Национализм — самое тяжелое из несчастий человеческого рода. Как и всякое зло, оно скрывается, живет во тьме и только делает вид, что порождено любовью к своей стране. А порождено оно на самом деле злобой, ненавистью к другим народам и к той части собственного народа, которая не разделяет националистических взглядов».

 

И еще одна ремарка. Националисты не успевают повторять: Россия – великая страна, у нее великая история и великая культура. (Правда, по причине полного невежества, именно к культуре многие из них не имеют почти никакого отношения.) Так вот не удержусь, чтобы не привести еще одну небольшую цитату. Мудрый Ежи Лец как-то заметил: «Национализм может быть огромным. Но великим – никогда».

 Фотографии РИА Новости

 

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

Опасные повороты общественной мобилизации // ДЕНИС ВОЛКОВ
Иллюзорная империя // МИХАИЛ БЕРГ
Банан и айфон // АНТОН ОРЕХЪ
Национализм с человеческим лицом, или Дань безумствам // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Нас много. Иногда это стоит продемонстрировать // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Не убий! // АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО
Цирк уехал, а клоуны остались // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Время истины? // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Тесак и заява // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Европейские ценности надо охранять // МИХАИЛ МАРГЕЛОВ