КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В Кремле«К нам в Холуево приехал Путин…»

19 ОКТЯБРЯ 2011 г. АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Ту собачью преданность, что читалась в глазах руководителей трех федеральных телеканалов, интервьюеров национального лидера, уже даже и лизоблюдством назвать нельзя. Яркий пример ординарного, так сказать, стандартного лизоблюдства мы наблюдали накануне, когда на встрече с будущим (возможно) премьер-министром ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, закатив глаза, с предыханием произнес: «Мы даже не за вас, Дмитрий Анатольевич, мы вместе с вами…»

У Путина все было иначе — никакой театральности, нарочитой лояльности, пошлой фальшивой псевдопреданности. Все чувства искренние, от самого сердца. Что у собранного подтянутого Эрнста, что у мешковатого мутноватого Кулистикова. Про Добродеева хочется сказать особо. Когда Евгения Альбац написала в своем блоге, что у нее в ходе просмотра мероприятия возникло ощущение, будто они вот-вот упадут перед Путиным на колени, Евгения Марковна, я думаю, имела в виду, прежде всего, руководителя РТР Олега Добродеева.

У меня, кстати, есть гипотеза, что в конце интервью, когда камеры уже были выключены, Добродеев все-таки упал в ноги к Путину. Не вымаливая пощаду, не с просьбой о награде, а просто от избытка чувств. Упал и пополз лобызать ботинки Владимиру Путину…И тут уже в сложном положении оказались Эрнст с Кулистиковым. Не поддержать коллегу по цеху в таком искреннем проявлении его верноподданнических инстинктов было совершенно невозможно. Такое поведение могло быть расценено как интеллигентская брезгливость зажравшихся медийных боссов. Поэтому оба сползли с кресел на пол и прямо под столом на карачках двинулись вслед за Добродеевым, который в тот момент уже с вожделением тянулся сложенными в трубочку губками к носку правого ботинка национального лидера. Путин, разумеется, ногу отдернул, брезгливо фыркнул, встал из-за стола и вышел из комнаты… Но ретивость добродеевскую, конечно, отметил и запомнил…

Но этого нам, к сожалению, не показали… А что же нам показали? Ну, прежде всего, нового Путина, который уже не стесняется демонстрировать отчетливое понимание природы своего статуса национальнорго лидера. Он зачем-то вспомнил, как судьба возносила его на этот Олимп и как он противился такому вознесению. Но несмотря ни на что крест на себя взвалил и блестяще справился с возложенной миссией. (То, что Путин, говоря о заслугах исполнительной власти, вскользь упомянул и о Медведеве, никого в заблуждение вводить не должно – он, разумется, имел в виду, прежде всего, себя.) И осознание этого непреложного факта – своей безусловной успешности – теперь дает ему моральное право вновь возглавить Россию. Не смотря на… а вот дальше любопытно…

Очередная апелляция к брежневскому времени (вслед за собственным пресс-секретарем) ясно дает нам понять, что Владимир Путин осознает, что за образ сложился о нем как о лидере и человеке у значительной (а вернее – значимой) части российского общества. Он же почти оправдывается! И опять же вслед за Песковым он повторяет тезис о том, что опирается на принципиально другую часть российского общества, ту, с которой сталкивается во время «многочисленных поездок по стране». То есть его электоральная база – истинно народная. А недовольство этой вечно ворчащей зажравшейся интеллигенции (в итальянских ресторанах – Дмитрий Песков), поносящей его в блогах, Путин собирается игнорировать… Никогда раньше Владимир Путин подобных признаний не делал… И мы его еще таким слабым не видели…

Тут только хочется сказать, что когда Москва выйдет из итальянских ресторанов сметать эту власть, никто из провинции спасать Путина не приедет. И не потому что далеко, а проезд дорог… Просто если Москва его уже ненавидит и презирает, то всей остальной России Владимир Владимирович глубоко по барабану… Вместе со всеми своими холуями. Хоть премьер-министрами, хоть телевизионными начальниками…  

 

Принтскрин видео Первого канала

 

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

В СМИ //
Даешь позитив! // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В СМИ //
Два лжеца: профессионал и любитель // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прямая речь //
В СМИ //
В блогах //
Медиафрения. Дожорка и мячик // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Четыре часа лицемерия // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Тереза Мэй подхватывает знамя антипутинизма // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН