КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеНационализм духа и национализм зада

22 ДЕКАБРЯ 2011 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

РИА Новости

 

В прошедшее воскресенье в Питере прошла обкатка новой кремлевской технологии борьбы с митингами. Я имею в виду нацистов, которые рвались к трибуне, и «нашистов», которые освистывали ораторов. Использование нацистов здесь весьма знаменательно: особенно учитывая историю с тремя националистическими организациями (а именно РОД, РГС и ЭПО «Русские»), которые подали заявки на проведение митинга 24 декабря на всех трех площадках (Васильевский спуск, Манежная и проспект Сахарова), на которые подавала заявку «Солидарность».

Одновременно произошло еще одно событие – на Евгения Ройзмана завели уголовное дело.

Я не говорю, что все нацики и националисты – проект Кремля, спешно брошенный в последний бой против «новых рассерженных». Но я утверждаю, что количество азефов среди них – зашкаливает.

Собственно, и раньше было множество интересных вопросов.

Например: в апреле 2008 года на улице Академика Королева, в квартире члена ДПНИ Кирилла Ширяева произошел сильнейший взрыв. Погиб и сам Ширяев, и его приятель, тоже член ДПНИ Николай Миронов, женщину в квартире ниже раздавило рухнувшими перекрытиями. Всего пострадали 4 квартиры: ребята собирали бомбу да не туда нажали.

У спецслужб, казалось бы, должен был возникнуть вопрос: а где должна была взорваться эта бомба? В метро? В супермаркете? Кто еще, кроме погибших, планировал теракт? Ответить на такой вопрос при случайном взрыве проще простого: мобильники, контакты, все при трупе, вся сеть вычисляется на раз: после случайного взрыва смертницы в Сокольниках 31 декабря прошлого года за сутки накрыли всю сеть. А тут дело закрыли. С чего бы?

И почему бы главе ФСБ Бортникову не поинтересоваться по-дружески у г-на Белова на ежегодном приеме в честь ФСБ, куда Белова, по слухам, все время приглашают: «А для кого бомба-то?»

Второй пример: 21 августа 2006 года взорвали Черкизовский рынок, 14 трупов. Когда взрывников, студентов-нацистов взяли, оказалось, что их руководителем был экс-прапорщик ФСБ Сергей Климук. А в августе 2010 года в Орле задержали группировку террористов, убивавшую кавказцев и подрывавшую ментов: руководителем ее оказался преподаватель Орловской Академии ФСО, а членами – его ученики.

При всех недостатках Немцова-Милова я не слышала, чтобы они рынки взрывали. А в ФСБ-ФСО все так друг на друга «стучат», что я не могу себе представить, чтобы о взглядах преподавателя Академии ФСО было неизвестно.

Пример третий: целая серия громких убийств — адвоката Станислава Маркелова и журналистки «Новой Газеты» Анастасии Бабуровой, антифашиста Ивана Хуторского, судьи Эдуарда Чувашова — совершена группировкой, в состав которой входили Никита Тихонов, Евгения Хасис и подорвавшийся в Киеве на собственной гранате Алексей Коршунов.

Группировка состояла из революционеров-террористов, практически и теоретически подкованных и ненавидевших власть. Но, странное дело – убивали они почему-то не ментов, не взяточников (что по нынешним временам снискало бы им лавры Зорро), не представителей власти, а ее оппонентов. И уже позднее, как в случае судьи Чувашова, – тех, кто их сажал.

Такая удивительная позиция нацистских Зорро, возможно, объяснялась тем, что идеями и деньгами снабжал их некий Сергей Сергеевич Никулкин, связь которого с движением «Местные» и кремлевской Администрацией в рамках проекта «управляемого национализма» была подробным предметом расследования «Новой газеты». В показаниях Ильи Горячева, главы «Русского образа», фактически легальной части организации, упоминался и еще некий Леонид Симунин, которого Горячев, согласно его показаниям, знакомил с Тихоновым на предмет выбивания денег с должников и покупки оружия, и который курировал от Администрации президента и сам «Русский образ» и «Местных».

Я вовсе не о том, что Сурков или Якеменко лично приказали Симунину-Никулкину взять и убить Маркелова. Азефовщина всегда выходит из-под контроля. Я о том, что в отсутствии азефовщины террористы, вне зависимости от того, каких взглядов они придерживаются, склонны убивать представителей власти, а не ее оппонентов.

Я уже не говорю о замечательной истории с избиением Олега Кашина, адрес которого перед этим пробивала пресс-секретарь «Наших» Кристина Потупчик. И заметьте – она до сих пор не уволена. Я не считаю, что Кристину Потупчик следует сажать. Мало ли, пробивала и пробивала. А потом человека избили. Бывает. Сажать без доказательств человека нельзя. Но ведь увольнять-то можно и без доказательств.

И это я не к тому, что национализм – плох. Наоборот. Есть два вида национализма – национализм толпы и национализм аристократии. Национализм духа и национализм зада. Национализм толпы – это то, что у них написано на знаменах: «Мы русские, с нами Бог». (Мне вот Колокольцев, который ведет мое сообщество, напомнил, что это фраза Суворова. Так в том-то и дело, что эта фраза годится для воюющей армии, перед боем, когда действительно – с нами бог, а с врагом дьявол. Мочи его! Армия, в которой ты состоишь, всегда права. Народ – это что, армия, которая действует на враждебной территории?)

Национализм аристократии – это национализм ответственности. «Я – русский (не «мы», а «я»). И должен вести себя так, чтобы умножить Россию». И насколько первый национализм омерзителен (как вообще омерзительно любое движение, которое под любым предлогом провозглашает богоизбранность скота), настолько второй созидателен (как любое движение, которое налагает на индивидуума обязанности, делающие из него личность).

Так вот мне кажется чрезвычайно симптоматичным одновременное саморазоблачение националистов как кремлевских агентов и уголовное дело против Ройзмана. Потому что если одни представляют собой национализм первого рода, то Ройзман – представляет национализм второго рода.

Мне не все нравится в Ройзмане. Мне не нравится, например, что когда он пишет «таджик торговал героином», то обязательно подчеркивает, что торговец – именно таджик, а когда он пишет «мент торговал героином», то национальность мента не указывает. Но вне зависимости от этих разногласий я прекрасно вижу, что национализм Ройзмана – второго рода, и тот свод обязанностей перед Россией, который он на себя взвалил, мало кто еще способен нести.

И мне кажется, что обилие азефов среди нациков отвечает на вопрос: почему в России так много националистов первого сорта, и так мало – второго.

 

Фотографии РИА Новости

 

 

 

Версия для печати
 



Материалы по теме

Опасные повороты общественной мобилизации // ДЕНИС ВОЛКОВ
Иллюзорная империя // МИХАИЛ БЕРГ
Банан и айфон // АНТОН ОРЕХЪ
Национализм с человеческим лицом, или Дань безумствам // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Не убий! // АДЕЛЬ КАЛИНИЧЕНКО
Цирк уехал, а клоуны остались // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Время истины? // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Тесак и заява // ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Европейские ценности надо охранять // МИХАИЛ МАРГЕЛОВ
Необыкновенный фашизм // АНТОН ОРЕХЪ