АВТОРЫ
КОММЕНТАРИИ
В Кремле

В КремлеДемонтаж

2 ЯНВАРЯ 2012 г. НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ

РИА Новости

 

Не буду писать об истории вопроса: о 24-м сентября, о 4-м ноября, об античных амфорах и торсах, о могучей боевой, а также сельскохозяйственной технике, о замечательной и полезной спортивной игре бадминтон. О безудержном воровстве, переходящем в клептоманию, яростную и страстную, как случка амурских тигров. О грубом вранье и нежном и трепетном, как первый поцелуй, нарциссизме. О гондонах, Киплинге и Хилари Клинтон.

 Обо всем этом уже писано-переписано, стебано-перестебано. Обсуждать следует дни сегодняшний и завтрашний.

Хорошо, что следующий митинг будет в феврале. Все – и общество, т.е. передовая, пробудившаяся его часть, и так называемый «народ», как принято называть ту часть общества, что голосует, не просыпаясь, и власть, и оппозиция, соотношение сил между которыми столь резко изменилось в последние недели – должны и переварить, и отрефлексировать происшедшее. «Переспать» с ним.

Пока очевидно только одно: страна уже другая, «и это ей странно самой». Главная суть перемен: в стране появились настоящие граждане, и они оказались настолько многочисленны, активны и в то же время ответственны, что сумели, оставаясь в рамках закона, не прибегая ни к агрессии, ни к истерике, заставить власть считаться с собой и сменить риторику. Что в корне противоречит вкусам, стилистике, многолетним привычкам этой власти и еще пару месяцев назад присниться не могло. Эти граждане – элита страны. Элита не власти и кошелька, а достоинства и сознательности. Можно ли назвать их совокупность уже сложившимся гражданским обществом, говорить пока рано, но ведь дело не дефинициях. И даже не в организации. Прежде всего, оно в четко сформулированном целеполагании.

Для власти цель проста – сохранение власти. И ради этого путинский режим готов в известной степени пожертвовать самим собой, режимом, пойти на его корректировку. Власть жертвует качество за инициативу.

Так вот. Я не Г.К. Каспаров, но ведь и доска у нас побольше шахматной. Качество надо брать.

Конечно, дорого яичко к Христову дню. Выступи Д.А. Медведев с этими своими идеями годик назад, да хоть в сентябре, до 24-го, и был бы он президентом-реформатором, с лихвой оправдавшим робкие надежды тех немногих, кто в него верил, и не было бы никаких митингов. Сейчас это – не инициативы, а вынужденные уступки, продавленные многотысячными мирными гражданскими выступлениями, и им соответственно другая цена. Другая цена в том, что касается Медведева. Но не в том, что касается самих предложений, их содержательной части.

 Вот здесь мы и подходим к целям тех, кто выходил на Болотную и проспект Сахарова. Каковы они?

 Скальп Чурова? Как-то уже подзабыли, да и мелковат. И само по себе вполне бессмысленно: ни Чуров, так Жмуров, он же в данном контексте не человек, а функция. Т.е. снимать его надо, и надо этого требовать, но… Чуров как цель? Он сам был бы крайне польщен.

 И второй митинг, митинг на Сахарова, более радикальный, чем на Болотной, назвал настоящее имя.

 Путин.

 Уже достойно, по-серьезному. Но есть, однако же, проблема. Чурова-то он, может быть, и сдаст, а вот сам не уйдет. С чего бы, собственно? Он что, слабонервный?

 Т.е. разумеется, он этих событий никак не ожидал, как, собственно, и все мы. И видно было, насколько не ожидал, и наговорил на нервной почве немало странного и неадекватного, дав волю своим специфическим фантазиям и увеличив тысяч на сорок количество вышедших на улицу 24 декабря. Ну, а дальше-то что?

 Силу применять, завинчивать круто гайки он не станет. И не великий он любитель и мастак по этой части, при всей внешней брутальности, и не получится ничего. Страна не готова, силовики не готовы. Он это понимает.

 Значит, он сделает ставку на мартовские выборы, а поскольку более или менее значительные фальсификации уже невозможны, в сложившейся ситуации они вызовут почти гарантированный взрыв, то он сделает ставку – не соглашусь здесь с Юлией Латыниной – на честные выборы. Т.е. смирится с неизбежностью второго тура. И во втором туре честно выиграет у Зюганова.

 Да, дежа-вю 1996 года.

 И – тут я понимаю прекрасно, что подставляюсь, но, тем не менее – хорошо, что выиграет. «Против Путина хоть с чертом» – такой вариант меня не устраивает.

 Я с большим интересом слушал и читал призывы уважаемых и симпатичных мне людей: «Ни одного голоса за Путина!». Ну, во-первых, не получится, во-вторых, при наличии реальной альтернативы Путин-Зюганов ни одна сила на свете не заставит меня проголосовать за Зюганова. И дело не в сладчайшем Геннадии Андреевиче, хотя идеализировать и его ни в коем случае не стоит. Но он приведет с собой банду не менее вороватую, чем нынешняя, только голодную и марширующую под портретами И.В. Сталина.

 Нет уж! Не для того Борис Николаевич Ельцин, пусть ему земля будет пухом, с инфарктом плясал на сцене, чтобы мы полтора десятка лет спустя сами запустили коммунистов в Кремль, как Братца Кролика в терновый куст.

 Марина Литвинович заботливо рекомендует на сей случай зажать нос, но мне, боюсь, носом ограничиться не удастся. Зажать придется практически все. Так что это, ребята, без меня.

 Понятно, потеря невелика. Но ведь не во мне дело. Точнее, не только во мне. Уверен, просто знаю: многие из тех, кто выходили на митинги или сочувствуют тем, кто выходил, думают так же, как и я.

 Повторяю: Путин выиграет президентские выборы. И на некоторое время снова впадет в эйфорию. Но она скоро закончится, если давление будет продолжено.

 Цель – не Путин. И не месть Путину. Цель – лживая, насквозь прогнившая, коррумпированная и развинченная система, за создание которой Путин несет, разумеется, максимальную ответственность. Эту систему надо демонтировать. Задача суперсложная, поскольку демонтаж должен пройти мирно. И если тот же Путин, из любых соображений или интересов, будет вынужден де-факто участвовать в этом демонтаже, то почему нет?

 А.Л. Кудрина освистали на площади напрасно. Он говорил спокойно и взвешенно. Разумеется, нужен диалог. С Путиным, с Медведевым, с кем-то еще – неважно. Важно, чтобы он приносил результат. Другого пути нет. Нужна постоянная площадка. «Круглый стол». Но с другим названием. Это – плохое, не выигрышное. Но по сути – именно так.

 Но это – наверху.

 А внизу – давление улицы, мирное, но настойчивое и постоянное. Предлагаемый вариант не быстр и не революционен. Однако только такая двухуровневая конструкция позволит добиваться все новых уступок, которые в сумме и будут означать демонтаж системы.

 Иного пути, как мне кажется, нет. В противном случае весь благородный пар уйдет в гудок, и останутся лишь очередные романтические воспоминания.

 

Фотография РИА Новости

 

 

Версия для печати