КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеВо что мы верим. Рунет атеистичен, православен и сильно не любит Путина

28 ИЮНЯ 2012 г. МИХАИЛ ДЕЛЯГИН

РИА Новости
Активизация дискуссии о месте церкви в жизни российского общества и взаимных провокациях со стороны православных и атеистических активистов вынудила попытаться получить «портрет» Рунета еще и с этой стороны, проведя соответствующие опросы на моем сайте и в различных социальных сетях (в «Живом журнале», «Вконтакте» и «Гайдпарке»). Разумеется, проведенные интернет-опросы не претендуют на репрезентативность: с одной стороны, интернет-аудитория качественно отличается от российского общества, с другой — в опросе участвовали представители лишь небольшого сегмента интернета.

Тем не менее, полученные ответы представляются интересными.

Прежде всего, аномальный интерес вызвал вопрос об исповедуемой религии: на него ответило более 15,8 тыс. человек, что свидетельствует о его горячей актуальности! При этом 48,9% заявило о своем атеизме и 32,5% — православии (12,5% указали, что исполняют большинство обрядов, а 20,0% — что лишь некоторые). Остальные религии получили крайне мало голосов: о приверженности мусульманству заявило 2,8% участников опроса (исполняет большинство обрядов 1,0%, некоторые — 1,8%), иудаизму — 1,7% (соответственно 0,8 и 0,9%), евангелическому христианству, которое было выбрано в связи с видимым распространением в России в последние годы — 1,5% (соответственно 0,8 и 0,7%). 12,6% заявили, что придерживаются иных религий, причем, судя по комментариям, буддистов было немного, католиков и протестантов-неевангелистов еще меньше, зато хорошо были представлены различные язычники.

Понятно, что мусульман в Рунете значительно больше, чем выявил опрос; вероятно, они пользуются «своими» ресурсами и имеют свой, достаточно замкнутый круг общения. В частности, высочайший уровень развития Интернета в Чечне весьма слабо ощущается за ее пределами, а сами молодые чеченцы часто используют характерный термин «чеченнет». Косвенно замкнутость мусульманского сегмента Рунета подтверждается и крайне слабым представительством мусульман в массовых акциях, организуемых через Сеть, в том числе и протеста.

Бурное негодование, вызванное акцией PussyRiot (которая представляется традиционным русским юродством, к каковому церковь до революции относилась более чем терпимо), заставило поинтересоваться, что больше оскорбило чувства опрошенных: эта акция или же инаугурация Путина после скандальных выборов и во время массовых протестов. Эта тема оказалась менее значимой: на вопрос ответило более 2,9 тыс. человек, 63,0% из них заявили, что больше оскорблены инаугурацией. Больше оскорблены акцией «пусек» 15,4% (в основном это православные «охранители»), а примерно одинаково оскорблены обоими событиями 10,9% (это явно православные «революционеры», наличие которых малозаметно и истерически отрицается «православными активистами»). Лишь 10,6% участников опроса заявили, что их не волнует ни то, ни другое событие.

Наименьший интерес вызвал вопрос об источнике тревоги в отношениях церкви и общества — на него ответило лишь 1,7 тыс. человек. При этом 61,0% указал «клерикализацию государства и общества, экспансию религий, мракобесие и разрушение целостности общества, в том числе изучением в школах «закона божьего»». Комментарии, сопоставление участников голосования да и личное общение показывают, что этим озабочены и многие православные, в том числе ревностные. 17,1% указали на взаимный разлад между церковью и обществом, рост взаимного непонимания, а 12,7% заявили, что в отношениях церкви и общества их ничего не тревожит.

Несмотря на колоссальный общественный резонанс от акции Pussy Riot, ее действительно скандального характера, а также возмущенных откликов многих представителей РПЦ, озабоченные «светской критикой и провокациями в адрес церкви» оказались в абсолютном меньшинстве: их было лишь 9,1%.

Все вышесказанное свидетельствует о том, что церковь, по своей природе призванная быть стабилизирующим фактором в обществе, становится одним из источников напряженности, и подчеркнуто религиозная позиция правящей бюрократии лишь усугубляет это положение.

В результате антиклерикальная компонента общественного протеста может стать не менее значимой, чем социальная, демократическая и патриотическая.

Автор — директор Института проблем глобализации, д.э.н.

Фотографии РИА Новости


Версия для печати
 



Материалы по теме

В деле Pussy Riot поставлена запятая // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Прошлое против будущего // ИГОРЬ ХАРИЧЕВ
Совесть как побег // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
Хоть святых выноси // ВЛАДИМИР НАДЕИН
Театр абсурда в Хамовниках // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Эволюция // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Квадратура порочного круга, или Поиск наименьшего зла // НИКИТА КРИВОШЕИН
Прерванная молитва // АЛЕКСАНДР НЕКРАСОВ
Итоги недели. Кто скрывается за антицерковными силами // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Противоестественный отбор // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК