КОММЕНТАРИИ
В оппозиции

В оппозицииКоординационный совет должен определиться

2 НОЯБРЯ 2012 г. АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ЕЖ

«Что же тоска нам сердце гложет? Что мы пытаем бытие? Лучшая девушка дать не может больше того, что есть у нее…»

 

Оппозиционная общественность приглядывается к Координационному совету. И пробует на зуб — настоящий, не настоящий? Мне кажется, сейчас самая серьезная ошибка, которую смогла бы допустить свежеизбранная команда — сломя голову броситься доказывать всему миру и себе (в первую очередь) «неслучайность жребия судьбы». А что необходимо? А необходимо для начала самоидентифицироваться. То есть каждый член КС должен сам себе ответить на простой вопрос: что это за компания, в которую я попал в результате свободного волеизъявления десятков тысяч людей, которые жаждут перемен в России? Другими словами, оппозиция получила в руки инструмент, при помощи которого ей предстоит решать свои проблемы. Ну так надо разобраться, что за инструмент. Если молоток, будем гвозди забивать, если отвертка — шурупы вкручивать. Наоборот не получится.

Первый разлом — идеологический. И первый прыжок предстоит совершить буквально на днях. Я говорю, разумеется, о «Русском марше». Отдадим должное националистам — во время всех последних совместных мероприятий они грань не перешли… Заявляю ответственно как один из организаторов. Да, были скользкие моменты, да, периодически возникали разные конфликты, но в целом можно говорить о том, что договоренности соблюдались: провокационные транспаранты не разворачивались, колонны националистов особо не бушевали, выступления их лидеров можно признать вполне вегетарианскими. Что, в конечном итоге, судя по всему, породило внутривидовые проблемы для тех лидеров националистов, которые особенно тесно сотрудничали с Оргкомитетом. Не случайно, например, Александр Белов вообще не попал в состав КС по итогам голосования.

Видимо, «Русский марш» призван восстановить баланс. Потому что его лозунги уже абсолютно неприемлемы для подавляющей части московского протеста. Они носят откровенно этнический характер. Например, призыв «Русскому народу — русскую власть!» вряд ли можно признать консолидирующим. Или тогда объясняйте, что имеется в виду не национальность, а, например, принадлежность к культуре, к традиции, к определенному менталитету, наконец. Но никто же так не формулирует. А тогда почему же не выдвинуть параллельный лозунг — «Русскому протесту — русский КС»? И сразу возникает вопрос: а вы, господа любезные, что в таком случае делаете в «не совсем русском» (или «совсем не русском»?) КС? Ну да, это тот вопрос, что мы с вами вправе задавать, а отнюдь не только коллеги националистов по выбранному органу, которым не мешало бы выразить свое отношение к предстоящему мероприятию. При этом на извечную претензию на повышенных тонах «Как вы можете садиться за один стол…?!» отвечать следует — а у нас совершенно другая повестка дня. Мы на заседаниях КС не обсуждаем перспективы русского народа в контексте предстоящей мирной революции. И потом… Не мы их выбирали… А, извините, вы…

То есть явные проблемы на идеологическом поле (в отношениях с левыми они существенно менее очевидны) скорее всего преодолимы. Ровно потому, что нет серьезных разногласий по политической повестке. Все сходятся на том, что стране необходим тотальный демонтаж режима, переходный период, жесткая многоярусная люстрация, новые выборы, новая конституция и как результат — построение современной демократической политической системы, способной обеспечить реализацию главного конституционного тезиса о том, что в Российской Федерации единственным источником власти является ее многонациональный народ. Достигается эта цель в условиях современной России только постоянным наращиванием ненасильственного уличного протеста, в результате которого действующая власть будет вынуждена отказаться от своих полномочий. В идеале — добровольно. Примерно с такой формулировкой безусловно согласны (по крайней мере, до сих пор были согласны) и Навальный, и Каспаров, и Немцов, и Яшин, и Тор, и Удальцов. А вот согласна ли с ней спикер «Гражданской платформы» телеведущая Ксения Собчак? Вопрос…

Еще полгода назад Ксения Анатольевна неоднократно декларировала, что собирается «влиять на власть, а не менять ее». Понятно, что за это время утекло много оппозиционной воды, изменилась риторика политиков да и сама г-жа Собчак продемонстрировала несомненную способность меняться. Но вопросы остаются. Не к ней одной, разумеется. Ко всей «Гражданской платформе».

Я уже неоднократно говорил, что решение (пусть и принятое в последний момент) целого ряда «видных гражданских активистов» поучаствовать в выборах в КС, то есть примкнуть к реальному политическому протесту, считаю однозначно положительным. Я вовсе не разделяю популярное в среде политических активистов мнение, что их приход маргинализует оппозицию, придает всему процессу какой-то карнавальный оттенок. И прежде всего потому, что люди, добившиеся популярности в других сферах человеческой деятельности, расширяют протестную базу, приводят с собой новых людей, а подчас и генерируют новые смыслы. (Я, например, не сомневаюсь, что решение «Гражданской платформы» принять участие в выборах в КС, в результате привлекло не одну сотню новых избирателей!) Но только формальный, физический приход в протест еще не означает принятие актуальной оппозиционной повестки. Хотя может случиться и так, что взгляд на перспективы оппозиционного движения внутри этой группы не будет однородным. Впрочем, определиться с позицией предстоит не только народным избранникам, но и экспертному сообществу. Я имею в виду даже не «кремлевцев» — с ними-то все понятно, и они чем дальше, тем меньше кому бы то ни было интересны. Я говорю о традиционной либеральной независимой экспертизе.

Обратимся к наиболее красноречивым примерам. Так, в своей недавней статье в «Ежедневном журнале», посвященной перспективам КС, доброжелательный и исключительно компетентный Дмитрий Орешкин предостерегает КС от излишней «революционности». В то же время г-н Орешкин ясно дает понять, что, с его точки зрения, репрессии против лидеров оппозиции будут только усиливаться. Но при этом выборы — важнейшая цель оппозиции. Например, в Мосгордуму в 2014 году.

Я, признаться, не понимаю. Если нам предстоит столкнуться с эскалацией насилия со стороны власти, репрессий, то о каких выборах речь? Кто в них будет участвовать и как? Из тюрьмы? Из-за границы? А может, из подполья? По-моему, если власть пойдет на тотальные репрессии — то никаких выборов! Хотя резонансные, способные привлечь общественный интерес выборы могут стать важнейшим мобилизационным фактором. Только давайте не будем никого обманывать. Уже давно общее место: вопрос о власти в нынешней России на выборах не решается. Это нынче не гипотеза, не предположение, не спорный тезис. Это — принятая всей политической оппозицией аксиома. Точка отсчета, если хотите. И «давайте будем по капле…» — это не про сегодняшнюю Россию. Мы же все помним: «По капле — это на Капри, а нам подавай ведро...».

Так чего, собственно, я хочу от КС? В первую очередь — политической самоидентификации. Вовсе не обязательно единого заявления от всей бригады. Но каждый член Координационного совета (или группа, фракция) для начала должен дать ответ на простой вопрос: вы пришли менять власть и координировать действия российского протеста по смене власти в Российской Федерации или вы пришли улучшать власть и координировать действия российского протеста по улучшению власти в Российской Федерации?

Еще раз повторю, вне зависимости от ответа легитимность КС не может быть подвергнута сомнению ни одной из протестных групп. Он (ответ) лишь позволит нам понять, какой спектр проблем намерен решать этот состав, как там распределяются роли. КС совсем не обязательно стараться выглядеть единым органом и, например, мучительно выдавливать из себя общие заявления и резолюции. Это не политическая партия или движение. Это — не вполне ровное зеркало нашего протеста. И кто-то будет поддерживать внутри КС одни силы, а кто-то — другие. В ином режиме этот орган работать не сможет, и чудес от него ждать не следует.

А следующий разговор про Координационный совет (и наши общие с ним перспективы) имеет смысл вести только после того, как произойдет политическая самоидентификация. Когда каждый член КС внятно и недвусмысленно объяснит, зачем сюда пришел именно он, Иванов Иван Иванович. И назовет своих соратников внутри КС и на кого он собирается опираться снаружи…                          

Фотография ЕЖ         

    

Версия для печати
 



Материалы по теме

Сил нет! Непредвыборные заметки // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Последняя битва с Диваном – 2 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Проклятие трех процентов // СЕРГЕЙ ПАРХОМЕНКО
Трусцой по старым граблям // ВАЛЕРИЙ ЗАВОРОТНЫЙ
Детский сад // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Стратегии протеста в период реакции // НИКОЛАЙ РОЗОВ
Репрессивные действия режима: «безумие» или «трезвый расчет»? // НИКОЛАЙ РОЗОВ
Итоги года. Наступает год реванша Путина // СЕРГЕЙ АКСЕНОВ
Реакция и будущее протеста // СЕРГЕЙ АКСЕНОВ
Лидер революциии Путин // СЕРГЕЙ АКСЕНОВ