Украина
18 июня 2019 г.
Россия должна жать на все кнопки
30 ОКТЯБРЯ 2013, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

ИТАР-ТАСС

Понятно, что реально речь идёт о политике, о том, что в конце следующего месяца Украина должна подписать соглашение об ассоциации и создании зоны свободной торговли с Евросоюзом. Понятно, что у России не так много инструментов давления на Украину. И понятно, что одним из таких инструментов является уже давно апробированное, так сказать, «газовое оружие». Только что была встреча российского и украинских президентов, и по результатам можно предположить, что они в очередной раз ни о чём не договорились. К чему это может привезти?

Я думаю, что украинская власть, когда шла на такие шаги по сближению с Евросоюзом, имела в виду возможность выдвижения подобных требований с нашей стороны. Поэтому Украина располагает несколькими возможными ответами, которые, в свою очередь, могут носить комбинированный характер. Во-первых, это стратегический курс на существенное сокращение газовой зависимости от России. Действительно, объёмы закупаемого газа уже сейчас значительно меньше, чем они были раньше и чем они предусматриваются по договору, который был подписан ещё при Тимошенко в 2009 году. Второй момент — если Россия требует соблюдение этого договора, то есть закупки такого количества газа, сколько Украине сейчас уже не нужно, Киев может угрожать обращением в международные суды, которые могут признать условие этих договорённостей кабальными и разрешить Украине в одностороннем порядке сократить объёмы закупок. Такая возможность есть. В-третьих, Украина сейчас делает достаточно большую ставку на разработку месторождений сланцевого газа с участием американских компаний. Там, правда, ничего не гарантировано, проект довольно рискованный, но шансы на успех есть. В-четвёртых, уже осуществляются более дешёвые реверсные поставки из Европы. То есть украинцы стремятся диверсифицировать газовые потоки и, судя по всему, объёмы поставок по этому каналу будут увеличиваться. Ну и, наконец, если уж Украина окажется в критической ситуации, я думаю, что её власти, как обычно, рассчитывают на то, что кто-нибудь даст им кредит, допустим, на том же Западе, который политически заинтересован в том, чтобы Украина подписала это соглашение. Это, я думаю, тоже входит в планы украинской стороны — если всего вышеперечисленного будет не хватать, то можно будет прихватить что-нибудь ещё на Западе. Поэтому я сомневаюсь, что эти действия Газпрома будет эффективны в политическом смысле.

Важная проблема здесь в том, что, когда перечисляют «за» и «против» соглашения с Таможенным или Европейским союзом, то очень часто не учитывают такого ключевого понятия, как доверие. Украинские элиты испытывают сильный страх перед Россией, они ей не доверяют. В своё время Янукович сделал большую политическую ставку на известное соглашение «флот в обмен на газ», которое было заключено сразу после его победы на выборах в 2010 году. Но потом выяснилось, что украинская сторона очень сильно промахнулась с этим договором. Потому что российский флот в Севастополе остаётся до 2042 года, а та скидка на газ, которую украинцы получили в обмен, в очень короткое время была благополучно «съедена» серьёзным увеличением цен. В результате, теперь украинцы закупают наш газ дороже, чем они закупали, когда было подписано это соглашение, при этом у них отсутствует такой аргумент давления на российскую сторону, как присутствие флота в Севастополе. Здесь они всё подписали.

Это соглашение оказалось большим тактическим успехом России, мы добились пребывания нашего флота на его основной военной базе в длительной перспективе, и это по сути ничего не стоило. Но на самом деле есть ведь не только материальные активы, материальные интересы, но и такое нематериальное, но очень важное понятие, как доверие. И вот оно, судя по всему, в результате всей этой истории с украинской стороны ушло. Похоже, Киев откровенно считает, что Россия тогда второй раз использовала переговоры с Украиной в своих интересах. Первый раз был в 2009 году, когда Тимошенко нужно было во что бы то ни стало подписать невыгодное соглашение с Россией, и она подписала. И второй раз – вот это, «флот в обмен на газ», которое также оказалось невыгодно для Украины. И в третий раз они не хотели бы экспериментировать. Так что похоже, что украинцы здесь уже подготовились к возможным российским действиям, и как-то переломить их настроение будет очень сложно.

В своё время «газовая дипломатия» было эффективна, пока украинская сторона не адаптировалась и не предусмотрела альтернативные решения. Мы просто привыкли, что в наших газовых отношениях с Украиной игра идёт в одни ворота. Мы жмём, жмём, жмём на Украину, и она в конечном итоге вынуждена отступить, пойти нам навстречу. Но сейчас выяснилось, что это объективно не может продолжаться вечно. Всё равно игрок, которого ты постоянно обыгрываешь, в конце концов адаптируется. Это как в шахматах, когда проигрывающий и более слабый противник учится на своих многочисленных поражениях.

Есть и второй момент — Украина в этой ситуации стала реально договариваться с Европой. Ведь что на самом деле нас всегда беспокоило? Россия очень серьёзно протестовала против оборонной интеграции Украины в Европу, вступления Украины в Североатлантический альянс. Вот здесь всегда всё было серьёзно, в 2008 году на саммите в Бухаресте были сделаны очень резкие заявления российского президента на этот счёт. Но в тоже время Россия достаточно спокойно относилась к другим интеграционным проектам, например, к «Восточному партнёрству». Предполагая, что они никогда не будут реализованы, что это всё несерьёзно, это всё ерунда, разговоры, подписания протоколов о намерениях, которые ничего не значат. Но украинской и европейской сторонам удалось нащупать тот формат договорённости, который, во-первых, будет носить обязывающий характер, то есть это не просто декларации, а во-вторых — выгоден для обоих участников.

И получается, что сейчас Россия должна нажимать на все кнопки, чтобы предотвратить подобного рода исход. И кнутом, и пряником, и Глазьев туда приезжает, и Газпром угрожает, в общем, мобилизуются все ресурсы. Наша власть недооценила украинский интеграционный потенциал, не была готова к тому, что может быть нащупана некоторая формула, соглашение об ассоциации, означающее зону свободной торговли и в обозримой перспективе — безвизовый режим. Формат, который при этом ничего Украине не гарантирует в смысле вступления в Евросоюз. Понятно, что многие страны Евросоюза крайне осторожно относятся к дальнейшему расширению на восток, особенно после крайне противоречивого опыта Болгарии и Румынии. С трудом и с большими проблемами, после очень тщательного отбора приняли Хорватию. С другими претендентами всё гораздо сложнее. Договор об ассоциации не даёт Украине никаких обещаний. И в тоже время этот договор включает эту страну в сферу влияния и интересов Европейского союза, через зону свободой торговли, через потенциальный безвизовый режим, через ряд других инструментов, которые содержатся в соглашении. Поэтому вот эти факторы, что Украина и адаптируется сама, и договаривается с Евросоюзом в обход России, можно сказать против политических интересов России — это та реальность, в которой сейчас Москва и Киев столкнулись.

Ещё немаловажно, что при ближайшем рассмотрении выясняется, что у нас там практически нет сколько-нибудь серьёзных сторонников. Понятно, что запад Украины и интеллигенция из Киева всегда смотрели в сторону Европейского союза. Но и элиты востока тоже стараются максимально дистанцироваться от России в связи с теми обстоятельствами, о которых я говорил. Нам не доверяют, нас считают слишком непредсказуемыми и опасными. В результате, когда возник вопрос о том, кто будет продвигать идеи Таможенного союза, выяснилось, что это либо Медвечук, который откровенно непопулярен в Украине, либо прошедший в Раду от «Партии регионов» по округу Одесса Марков. Но Медвечук не является сейчас серьёзный фигурой, а на примере Маркова Янукович показал всем колеблющемся и подумывающим о том, как бы подружиться с Россией, что это запредельно рискованно. Я имею в виду всем тем, кто прошёл в парламент при поддержке «Партии регионов». У Маркова решением суда отобрали депутатские полномочия, он арестован по обвинению в уголовных преступлениях, причём обвинён в причастности к событиям, которые были чуть не в 2007 году. То есть таким образом президент Янукович показал, что он контролирует обстановку в «Партии регионов» и не позволит России активно играть на его площадке, а другие площадки, на которых может там играть Россия, отсутствуют.

Автор — заместитель директора «Центра политических технологий»

На фото: Россия. Московская область. 29 октября. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев (слева направо) и вице-премьер РФ Аркадий Дворкович (справа) во время селекторного совещания "О неотложных мерах по укреплению платежной дисциплины в сфере поставок природного газа", которое прошло в резиденции "Горки".
Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Астахов



 












  • Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.

  • "Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.

  • Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.
В СМИ
30 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.
В блогах
30 МАЯ 2019
Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...
Начало славных дел или слов Владимира?
23 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.
Путин vs Зеленский как Кащей Бессмертный vs Иван-Царевич
21 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».
Прямая речь
21 МАЯ 2019
Георгий Чижов: Роспуск правительства и Рады напоминает попытку сразу взять всю полноту власти, и это пугает.
В СМИ
21 МАЯ 2019
РИА Новости: Вступивший в должность президента Украины Владимир Зеленский заявил о досрочном роспуске Верховной рады.
В блогах
21 МАЯ 2019
Александр Кучер: Жду суть: я хочу развернуть «обертку» и попробовать шоколад на вкус. Я хочу первых высказываний по делу; хочу качественных назначений; хочу убедится, что начатые реформы не будут заброшены...
«Слуги народа» рвутся на службу
20 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Кажется, мои предположения, высказанные сразу после победы Владимира Зеленского во втором туре, о том, что он будет выстраивать свое президентство как большое всеукраинское шоу, начинают сбываться. А как иначе можно расценить намерение избранного президента распустить Верховную раду и назначить досрочные, точнее, очень срочные (от слова «срочно») парламентские выборы? Когда до выборов очередных, срочных (в смысле «в срок»), осталось всего-то пять месяцев? Даже если это намерение конституционное (а судя по всему, нет) — кому это надо?