Украина
23 января 2019 г.
Механизмы конфликтной динамики и ситуация в Украине
28 ЯНВАРЯ 2014, НИКОЛАЙ РОЗОВ

ИТАР-ТАСС


Отвлечемся вначале от конкретики и зафиксируем условия, при которых гражданское противостояние (например, между протестным движением и авторитарным режимом с силовыми структурами) идет по одному из трех русел: эскалация насилия с победой той или иной стороны, замирение — переход к переговорам, компромиссам и мирному политическому взаимодействию, длительная неустойчивость с рецидивирующим насилием.

  • Конфликтная динамика идет по руслу эскалации агрессии при условиях: 1) провал попыток договоров и компромиссов; 2) унижение словами или действиями, откровенная жестокость с одной или с обеих сторон, когда восстановление достоинства предполагает ответную агрессию, когда жажда мести за убитых товарищей захлестывает остальные соображения, при слабой дисциплине; 3) наличие ресурсов для агрессивных действий (захваты площадей, улиц и зданий  и их «зачистка», правовые основания и оперативные силы для арестов, спецсредства для рассеивания протестующих, самодельные средства для возведения и защиты баррикад, для противостояния силам режима, различные типы оружия, в том числе огнестрельного); 4) надежды каждой стороны на свое преимущество и скорую победу; 5) «загнанность в угол», когда любые неагрессивные действия воспринимаются другой стороной как слабость, ухудшают положение и чреваты угрозами свободе и жизни.
  • Конфликтная динамика идет по руслу договоров, компромиссов и перехода к мирной конкуренции (идеологическое, электоральное, парламентское поля взаимодействия) при следующих условиях: 1) переговоры ведут хотя бы к небольшим успехам для каждой стороны, что дает перспективу и настрой на продолжение этой линии поведения; 2) накал страстей не достиг уровня, когда жажда мести затмевает остальное; 3) продолжение агрессивных действий для обеих сторон представляется бесперспективным и/или крайне опасным как для себя, так и для значимых ценностей (риски раскола страны, гражданской войны и проч.); 4) истощены ресурсы для агрессивных стратегий, насилия с обеих сторон; 5) обе стороны достаточно дисциплинированы, для того чтобы выполнять условия соглашений.
  • Конфликтная динамика неустойчива, агрессия сменяется перемириями и вновь возобновляется, но без большой эскалации, при условиях, когда нет выраженных условий 1-5 для эскалации и условий 1-5 для угасания насилия, вместо этого: 1) в переговорах что-то достигается, но надежного и поступательного улучшения положения нет, поэтому переговоры разочаровывают и на время прекращаются; 2) при возобновлении агрессии новые жертвы насилия ощутимо роняют репутацию (делегитимируют) нападающей стороны, что ограничивает обоюдное насилие; 3) ресурсы агрессивных стратегий не полностью истощены (проводится некое пополнение и замена уставших, выбывших), но ни у одной из сторон нет большого ресурса, возможностей быстро нарастить силы для борьбы; 4) организованность и дисциплина обеих сторон достаточны для продолжения противостояния и стычек, но не достаточны для надежного выполнения мирных договоренностей; 5) нет надежд акторов на скорую победу, но нет и удовлетворительных перспектив замирения, поскольку остается ситуация «загнанности в угол» у обеих сторон, так как каждая опасается наказаний за свои прошлые насильственные действия.

Каждый может самостоятельно сопоставить события последних дней и недель в Киеве с указанными условиями, благо, информации из разных источников достаточно. На мой взгляд, в наличных обстоятельствах вариант скорого замирения практически невероятен, хотя и желателен, в принципе возможен, о чем еще будет разговор.

Возможна ли эскалация насилия? Да, условия 1,2 и 5 уже есть в наличии: провалы переговоров, накал страстей, ожесточенность и мстительность, а также ситуация «загнанности в угол» с обеих сторон. Ключевую роль имеет фактор 3 — наличие ресурсов для агрессивных действий. Режим Януковича может получить подкрепление с восточных районов или из России, пустить в ход имеющиеся резервы для «решающего боя», надеясь на быструю победу (фактор 4). Однако в поддержку киевского Майдана могут прибыть дополнительные силы с западной и центральной Украины. Эскалация насилия предполагает угрозу применения и даже открытое использование огнестрельного оружия. Столкнувшись с таким сопротивлением, силы режима, лояльность которых уже сейчас подорвана, а идейные мотивы сомнительны, скорее всего начнут, хотя бы частично, разбегаться. Но нельзя исключать и ожесточенное сопротивление, особенно при поддержке с Востока и Юга.

Здесь обычно аналитики в ужасе говорят про «непредсказуемые последствия» и замолкают. Но ведь и здесь в общем случае вариантов немного. Горячая и затяжная гражданская война с высоким уровнем насилия возможна только при полном разрушении объединяющих символов и гражданской общенациональной солидарности, при  большом потенциале живой силы  и оружия с обеих сторон, при внешней систематической поддержке людьми и оружием хотя бы одной стороны, при втягивании в бои пополнения из гражданского населения. Так было в России в 1918-20 гг., так было не так давно в Ливии, так продолжается в Сирии. В современной Украине ни одного из этих факторов не просматривается (пока), поэтому большой гражданской войны не будет.

К чему тогда приведет сценарий эскалации насилия? Жестокость и обилие жертв ужасны, зато конфликт быстротечен: все решится за несколько дней, а иногда и за один-два дня. Дело в том, что большинство участников насильственного конфликта отличаются от нескольких сотен бойцов на передовой с их ожесточенностью, мстительностью, накалом страстей, с готовностью быть раненными, покалеченными и даже умереть. В большинстве своем люди рациональны и оппортунистичны, особенно это касается линейных командиров авторитарных режимов. Крайне опасно остаться на стороне проигравших. Поэтому после быстрого перелома и яркой символической победы запускается механизм «снежного кома» перехода на сторону победителя.

Теперь встает самый интересный вопрос: кто победит при плохом сценарии эскалации насилия? Решающими здесь являются три фактора: соотношение сил, уровень «загнанности в угол» и «уровень оппортунизма».

Рассмотрим вначале два последних фактора. Побеждает та сторона, для линейных командиров и потенциальных участников которой выше уровень «загнанности в угол» и ниже оппортунизм — готовность перейти на сторону противника или смириться с его победой. Сторона с этими характеристиками будет биться с большей решимостью и до конца, поскольку при проигрыше все равно ожидают аресты, допросы, долгое тюремное заключение, не исключены пытки или даже казнь. Если командиры и бойцы этого не боятся и готовы вовремя перейти на сторону противника без особой опасности для себя, то, видя намечающуюся чужую победу, они так и сделают.

Силовики среднего и низших звеньев авторитарного режима защищены мундирами и присягой. Они спокойно могут сдаваться, поскольку судебному преследованию за неправомерное применение силы будут подвергаться только их начальники — высшее начальство и политики. «Загнанность в угол» играет роль только для иностранных участников (советников, спецназовцев, если такие есть), но они как раз первыми и сбегут восвояси, поскольку приехали побеждать, подавлять и зарабатывать, а вовсе не жертвовать свободой и жизнями. Оппортунизм защитников режима обратно пропорционален приверженности этому режиму и его лидеру. В случае режима Януковича эта приверженность весьма низкая даже в силовых структурах, значит, оппортунизм высок.

Как видим, два важнейших фактора сейчас на стороне Майдана. Поэтому победить его невозможно. Даже получив подкрепление, решительный перевес сил и  разгромив Майдан, режим Януковича получит изматывающую партизанскую и террористическую войну. Не получится всех запугать и комфортно заняться арестами и судами, как это вышло у путинского режима после столкновений на Болотной 6 мая 2012 года.

Если же подкрепление из западных и центральных областей получит Майдан и ему удастся деморализовать противника (который уже к этому близок), то победа будет быстрой и внушительной, поскольку армия и силовые структуры почти по всей стране перейдут на сторону восставших. Если при этом у победителей хватит ума тут же заверить руководителей и силовиков Востока и Юга, что никаких репрессий и насильственной украинизации не будет, что их представительство, интересы и голоса будут учтены, то победа будет всеукраинской и достаточно надежной.

Из трех основных, рассмотренных вначале направлений развития событий наиболее вероятен вариант неустойчивой динамики с волнами замирения и агрессии, что при низком уровне насилия может продолжаться очень долго (недели и месяцы). Кстати, к нему приведет и «победа» режима: волны арестов, волны точечного ответного насилия, попытки договориться, провалы, новые волны взаимной агрессии и т.д.

Конструктивный вопрос на основе проведенных рассуждений: на чем следует сосредоточиться участникам конфликта и внешним влиятельным сторонам, чтобы перевести этот неприятный сценарий долгого рецидивирующего насилия (пусть и без больших жертв) в оптимальный, но пока маловероятный сценарий замирения и переговоров с компромиссами?

Для этого нужно знать условия следующего слоя причинности, при которых будет: 1) поступательный успех переговоров, 2) снизятся накал страстей и мстительность, 3) стороны увидят бесперспективность дальнейших битв, 4) будут истощены ресурсы для боев с обеих сторон, 5) дисциплина обеих сторон станет достаточной для выполнения договоренностей.

Для определения таких условий нужны уже эмпирические сведения. Общие соображения позволяют судить лишь о том, что:

  • Для настоящих переговоров и уступок Янукович и его команда должны почувствовать серьезные угрозы (со стороны расширяющегося и вооружающегося Майдана, со стороны мятежных провинций, со стороны Европы в связи с зарубежными активами, визами и т.п.);
  • Накал страстей снижается при длительном перемирии, которое должны стать первым требованием переговоров;
  • Ресурсы истощаются при перекрытии каналов пополнения, нужен мораторий на поставку оружия и боевые подкрепления в Киев;
  • Дисциплина повышается при расследованиях и публичных наказаниях нарушителей внутри каждого лагеря.

Как видим, будущее Украины открыто, но направления развития ситуации обозримы. Имеющий уши услышит, что нужно делать для того, чтобы страна преодолела кризис с наименьшими потерями, встала на путь свободного демократического развития с нормальной властью, честными судами, общенациональной солидарностью, настроем на самоорганизацию и напряженный труд. Чтобы преодолеть суровые социально-экономические трудности, которые никто не отменял, все это еще понадобится.

Автор - доктор философских наук, профессор

Фото ИТАР-ТАСС/ Максим Никитин













  • Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.

  • "Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.

  • Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Нет у революции конца? Украина: две революции, а во власти представители все той же номенклатурной обоймы
10 ЯНВАРЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Постоянные читатели моих статей знают, что я отрицательно отношусь к президенту Украины Петру Порошенко. Точнее сказать, к его деятельности на занимаемой должности. За что мне достается от фанатов Петра Алексеевича, которые, по давнему обыкновению большинства обывателей, путают власть и страну, смешивают критику режима с нелюбовью к стране. И тут же, разумеется, припечатывают меня как пособника Путина (что должно выглядеть совершенно нелепо для тех, кто, опять же, следит за моими публикациями — назову только две навскидку: «Я – украинец!» и «Российский вермахт в Украине», когда уже из самих названий понятна моя недвусмысленная позиция по отношению к путинской агрессии).
Безвыигрышное положение
27 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Значительная часть споров относительно военно-морской потасовки, устроенной в Керченском проливе, сводится к дискуссии о том, нарушали ли украинские бронекатера российские территориальные воды и, стало быть, имели ли наши морские пограничники «законное право» на их «вытеснение» и применение оружия. Споры эти, на мой взгляд, совершенно пустые. Ведь те, кто в них участвует, апеллируют к международному праву, в частности к Конвенции ООН по морскому праву. Но, согласно этому самому международному праву, никаких российский вод, ни территориальных, ни внутренних, вокруг Крыма не существует. Потому что, с точки зрения всего остального мира (включая российских союзников по ОДКБ), полуостров принадлежит Украине.
Прямая речь
27 НОЯБРЯ 2018
Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.
В СМИ
27 НОЯБРЯ 2018
"Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.
В блогах
27 НОЯБРЯ 2018
Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!
«Путин – это война!» — Борис Немцов
26 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье наследники славы великих русских флотоводцев устроили небольшое морское сражение фактически под одним из пролетов Крымского моста. Бесстрашные моряки-пограничники с помощью авиации и приданого спецназа грудью преградили путь вражескому флоту, не дав ему прорваться в акваторию нашего внутреннего моря – Азовского. Абсолютно уверен – все, кто сегодня посмеют усомниться, что Азов наше внутреннее море лишь на том смешном основании, что оно омывает часть украинской территории, будут признаны предателями и врагами России. Итак, два боевых украинских катера и один буксир плыли из украинского города Одесса в другой украинский город, Мариуполь. 
Прямая речь
26 НОЯБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Чисто эмоционально меня поражает тот злобный азарт российских моряков, с которым они атакуют несчастный буксир. Они точно знают, что победят и им никто не ответит.
В СМИ
26 НОЯБРЯ 2018
Медуза: Вооруженные силы Украины приведены в состояние полной боевой готовности, сообщает Минобороны страны, ссылаясь на решение Совета национальной безопасности и обороны.
В блогах
26 НОЯБРЯ 2018
Александр Кынев: Всё печально и предсказуемо - когда рейтинги падают, ничего другого кроме отвлекающей внимание внешнеполитической эскалации, власти похоже придумать не могут
Российские санкции как награда
2 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В постановлении правительства РФ № 1300 от 1.11.2018 о санкциях в отношении Украины названы 322 украинских гражданина и 68 компаний, которым Россия станет блокировать безналичные денежные средства и имущество, а также запретит вывозить свои капиталы за пределы России. Для многих из тех, кто попал в санкционный список, это стало наградой. Общую точку зрения выразил генпрокурор Юрий Луценко: «Это предмет гордости для нас… С удовольствием увидел, что я есть (в списке). Значит, я на правильном пути». Полагаю, что многие журналисты Украины, чьих имен нет в списке, втайне завидуют, например, Виталию Портникову, который удостоился такой чести.