Медиафрения
26 сентября 2016 г.
Медиафрения. Слесари человеческих душ
28 ЯНВАРЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
ИТАР-ТАСС

Вчера и сегодня главные события происходят по-прежнему на Украине. Кремль хорошо понимает, что эти события способны стронуть с мертвой точки ситуацию в России. Поэтому Евромайдану объявлена информационная война, на российском телевидении открыты 1-й, 2-й, 3-й и 4-й Антиукраинские фронты. Главные силы сконцентрированы, естественно, на 2-м, где ударную группировку возглавляют телемаршал Дмитрий Киселев и телегенералы Владимир Соловьев с Аркадием Мамонтовым.

Среди моих знакомых популярен миф о том, что все эти орудия телепропаганды бьют мимо цели. Это, конечно, не так. Эффект виден наглядно. Месяц назад, по данным Левада-Центра, число россиян, осуждающих участников Евромайдана, в три раза превышало число тех, кто выступает в их поддержку. Причиной украинских событий большинство россиян, по данным социологов, называют Запад, прежде всего США, отношение к которым как «плохое» оценивают сегодня уже 37% опрошенных (в 2011 году таких было 27%). Число тех, кто плохо относится к ЕС, за два года выросло вдвое.

Для ведения информационной войны недостаточно иметь нескольких маршалов и генералов. Необходимо качественное изменение журналистской среды, массовая трансформация журналиста в солдата информационной войны. Аналогичная процедура была проделана в период с 1918 по 1928 годы, когда взамен ликвидированной буржуазной прессы была создана пирамида советской печати, основой которой была рабкоровская и селькоровская журналистика с идеей пера, приравненного к штыку.

Сегодня в России людей, занимающихся тем, что с точки зрения закона о СМИ является журналистикой, насчитывается свыше 250 тысяч. Более 150 факультетов журналистики ежегодно пополняют эту армию. В головах у этих людей разное. Есть левые и правые, сторонники либеральных и националистических ценностей. И отношение к профессии тоже разное. Сакральный миф о «четвертой власти» и профанный о «второй древнейшей» в чистом виде уже не очень популярны, но в целом как-то очерчивают поле журналистских рефлексий.

Но главное препятствие на пути создания журналиста-солдата современных информационных войн — это традиционный российский комплекс журналистики как недолитературы. Лучшими журналистами в России всегда были писатели: Пушкин, Чехов, Короленко, Симонов. Союз журналистов воссоздавался в 50-х как творческий союз, как младший брат Союза писателей. В отношении писателей Сталин пустил в оборот понравившуюся ему фразу Олеши — «инженеры человеческих душ», — имея в виду формирующее воздействие литературы на умы.

Главная задача создателей информационных армий — выбить всю эту творческую дурь из журналистских голов. Душам современных россиян не нужны инженеры. Им нужны слесари. Над душами и умами россиян необходимо производить простейшие механические операции, а не создавать в них зачем-то сложные инженерные конструкции. Проще надо. Экономика трубы не требует излишней сложности. Именно на этом направлении, на низведении журналиста с уровня «инженера» до уровня «слесаря», причем слесаря максимум третьего разряда, и сконцентрирована сейчас вся государственная политика в области СМИ и журналистского образования. И кадры на эту политику подобраны соответствующие.


Манифест Волина: цель журналиста – купить хорошую машину, хорошую одежду и съездить в хорошую страну.

На минувшей неделе Наталья Ростова опубликовала на Slon.ru интервью с заместителем министра связи и массовых коммуникаций Алексеем Волиным, который приобрел в прошлом году всероссийскую известность своим требованием к преподавателям журфака МГУ, чтобы они учили будущих журналистов «делать то, что скажет дядя». В этом интервью данный тезис был развернут в целостную доктрину, в манифест, который, судя по многократности и публичности его изложения чиновником федерального уровня, является элементом государственной политики. Вот его основные черты.

Нам плевать на тех, кто думает иначе и нам не бывает стыдно. Отвечая на вопрос Ростовой о назначении главным пропагандистом страны человека, призывавшего сжигать сердца в печи (Ростова имела в виду известное высказывание Дмитрия Киселева), Волин высказался вполне определенно: «Нам совершенно не стыдно за ту позицию и за те принципы, которые мы отстаиваем. Если кто-то за рубежом пытается смотреть на мир через жопу, то это его личная точка зрения... В мире есть много людей, придерживающихся традиционных, консервативных ценностей. Это наша целевая аудитория. Тех, кто свихнулся на политической корректности и на голубизне, розовизне или чем-то еще, уже не переделать. Больные люди! Бог им судья. Мы со здоровыми общаемся».

Концепция «экономического журналиста». В ответ на реплику журналистки о том, как студентам журфака жить с тем, что нет никаких идеалов, Волин дал вполне исчерпывающий и оптимистичный ответ: «Отлично будут жить! У них семьи, пусть о них думают. Они купят хорошие машины, хорошие костюмы, съездят в приличные страны».

У журналиста, как и у слесаря, нет и не может быть никакой миссии и никаких принципов. Собственно, этот тезис Волиным высказывался неоднократно в разных формах и в разных аудиториях, но вот теперь замминистра его отточил до блеска афоризма.

Идеи упрощенного мира, не отягощенного принципами, нормами и ценностями, кроме ценностей «хороших машин и хороших костюмов», довольно часто звучат на обывательском уровне, но коль скоро они, эти идеи, сегодня публично высказываются в качестве основы государственной политики в такой чувствительной сфере, как журналистика, то есть смысл их хотя бы обсудить.

Адам Смит, создавший в конце XVIII века абстракцию «экономического человека» как некоего воображаемого существа, всегда и во всем поступающего исходя из своих корыстных интересов, относился к этому именно как к научной абстракции, наподобие «абсолютно черного тела» или «абсолютно твердого стержня» в физике. В реальном человеческом обществе такие абстракции не живут.

Ошибочность «манифеста Волина» носит двухуровневый характер. Первая ошибка касается того, что у слесаря (пекаря, авиадиспетчера, строителя) нет профессиональных принципов, и все они должны делать то, что скажет «дядя». Это неправда. Слесарь (пекарь, авиадиспетчер, строитель), нарушающий профессиональные нормы и стандарты по приказу «дяди», который хочет, например, получить сверхприбыль за счет этого нарушения, вот этот слесарь (пекарь, авиадиспетчер, строитель) становится соучастником преступления.

Вторая ошибка — это нивелирование творческого начала в журналистике, сведение функции журналиста к функциям «оператора машинного доения информации».

Повторюсь, само по себе существование таких взглядов на устройство мира и на профессию ничего ужасного не представляет. Мало ли у кого каких завихрений в мозгах. Беда в том, что человек с такими взглядами руководит журналистикой и делает эти взгляды руководящими, по сути растлевая молодых журналистов и уничтожая профессиональную среду.

2-й Антиукраинский фронт: анатомия лжи

Суть пропагандистской операции, которая в минувшие выходные производилась в головах россиян, проста и сводилась к наложению друг на друга четырех слоев лжи.

Ложь первая: Евромайдан — это почти исключительно националисты. Собственно, в информационных программах, как правило, вместо слов «митингующие» или «протестующие» использовались слова «националисты», «ультрас», «экстремисты».

Владимир Соловьев в своем «Воскресном вечере» прилагал немалые усилия, пытаясь вытрясти из киевского корреспондента Евгения Попова какие-то факты, подтверждающие доминирование националистов на Евромайдане. И такие факты были предъявлены. Во-первых, это портрет Бандеры на некоторых из зданий, которые были захвачены митингующими. Во-вторых, это сведения о еврейских священнослужителях, которые были избиты какими-то людьми в масках.

При этом сей, прямо скажем, весьма резонансный сюжет ограничился устным трехсекундным сообщением Евгения Попова. Ни кадров интервью с «избитыми» раввинами, или хотя бы интервью со свидетелями этого преступления, ни картинки с места происшествия. Вообще никакого видеоряда под это сенсационное заявление. То есть это был не телевизионный сюжет, а простая передача слуха, уместная для сельских посиделок и странная в исполнении федерального телеканала.

Присутствие националистов и их активная роль в протесте очевидна, вопрос в масштабах этого явления, в его характере и удельном весе в общей массе протеста.

Ложь вторая: полное отождествление сегодняшних украинских националистов и военных преступников 70-летней давности. Причем телевизионный сюжет в передачах «России 1» выстраивался таким образом, что у зрителя создавалось впечатление, что именно нынешние украинские националисты из «Свободы» и «Правого сектора» несут ответственность за преступления гитлеровцев. Встык, без малейшего перехода, в едином сюжете с Евромайданом следуют кадры, повествующие о трагедии Хатыни и подробное описание жизнедеятельности одного из хатынских палачей, бывшего лейтенанта Красной Армии Григория Васюры, которому долгое время удавалось скрывать свои преступления и казненного лишь в 1986 году.

Видимо, именно такие сюжеты дают возможность тому же Соловьеву говорить, что «на Майдане орудуют недобитые бандеровцы, — их надо добить!» Конец цитаты. Меня сложно заподозрить не то что в симпатиях, но даже в нейтральном отношении к националистам. Однако, когда российские пропагандисты, не имея на руках фактов преступлений на национальной почве со стороны украинских националистов, протестующих сегодня на Майдане, возлагают на них ответственность за преступления всех украинских националистов, начиная с Богдана Хмельницкого, это выглядит еще нелепее, чем попытки возложить личную ответственность на Путина за преступления всех лубянских палачей, включая соратников Дзержинского – Ежова – Ягоды – Берии.

Использование истории как оружейного склада, из которого время от времени подтаскивают снаряды для информационных залпов, стало рутиной. К слову сказать, очередное назначение заведующим Кафедрой отечественной истории ХХ века исторического факальтета МГУ Сергея Девятова, который будет совмещать эту работу с должностью главы пресс-службы ФСО, — вот это назначение сенсацией уже не стало.

История как пиар, как фон использовалась в сюжете «Вестей недели», посвященном 70-летию освобождения Ленинграда от блокады. Главным героем этого сюжета был, естественно, Путин. Воспоминания и личные переживания человека, родившегося через 8 лет после данного события, несомненно, являются самым информативным источником. Впрочем, и все остальные сюжеты федеральных каналов, кроме, пожалуй, украинских, были связаны с Путиным. Путин играет физикам на рояле и растолковывает им вектор развития науки и техники. Путин и правозащитники. Перефразируя императора Павла I, российское телевидение могло бы сделать своим девизом слова «В России событием является лишь то, в чем участвует Путин, и только пока он в этом участвует».

Вернемся к анатомии лжи на 2-м Антиукраинском фронте.

Ложь третья: «Беркут» никого не убивал, ни в кого не стрелял, и вообще у них из оружия только ручные палки и чувство долга. Вершиной журналистского расследования стал сюжет на «России 1», в котором корреспондент задает беркутовцам вопрос об их вооружении, а те в ответ показывают резиновую палку и говорят: вот, палка. Ручная. «И все?» — спрашивает корреспондент. «И все!» — отвечают честные беркутовцы. А те несколько убитых майдановцев, так это они сами друг друга, чтобы на «Беркут» свалить.

Ложь четвертая: западные инструкторы и западные деньги. В «Воскресном вечере» у Владимира Соловьева в этот раз для обсуждения украинских событий собралась дивная компания. Из людей, кто как-то мог представить точку зрения Майдана, не было, естественно, никого. Пару раз что-то во имя объективности пытался вставить в общий антимайданный хор Николай Усков, но его мгновенно затыкали. Ну, что может гламурный Усков против возбужденного Максима Шевченко. А Шевченко в этом хоре был не самым голосистым.

Депутат от Партии регионов Вадим Колесниченко проинформировал, что ЕС и США влили в украинский протест 10 млрд долларов. И еще, что тех, кто сейчас противостоит «Беркуту» на Грушевского, натаскивают иностранные специалисты. Депутата можно было понять, поскольку в некоторых регионах протестующие уже объявили его партию вне закона и про то, какой сценарий реализуется в случае победы Майдана, лучше не думать. Вернее, лучше думать про то, что все ограничится люстрацией.

Про деньги и иностранных инструкторов говорили многие и много. К сожалению, российское телевидение, несмотря на громадное внимание к теме Майдана и абсолютной открытости этого явления, ни разу не смогло предъявить публике ничего похожего на доказательство западных инструкторов, натаскивающих украинских боевиков. Директор российско-украинского информационного центра Олег Бондаренко сообщил, что Запад ежедневно платит за Майдан 50 тысяч евро, а главное, что 400 украинских боевиков-националистов воевали в Сирии, а теперь их в Сирии не обнаруживают. Поэтому он, Бондаренко, голову на отсечение дает, что эти 400 боевиков сейчас на Грушевского. На эту информацию отреагировал Максим Шевченко, который, как мне показалось, немного завистливо протянул: «Да? А я не знал, что они в Сирии воевали». Видимо, ему было досадно, что эта блестящая идея пришла в голову не ему. Кроме того, цифра 400 его как-то не впечатлила. Сорок тысяч было бы правдоподобнее.

Больше других удивил, и в то же время обнадежил, Игорь Юргенс, который выразил уверенность, что кризис на Украине существует до тех пор, пока за его разрешение не взялся Путин. Владимир Владимирович, объяснил Юргенс, что-нибудь обязательно придумает. Что-нибудь сирийское. Например, позвонит Обаме или Меркель. Из этих слов стало ясно, что Майдан, по мнению Юргенса, организовали либо Обама, либо Меркель, либо они вместе. И поскольку они у Путина в подчинении, то вопрос урегулирования украинского кризиса — это вопрос времени, которое Путин должен выкроить в своем графике, чтобы позвонить лидерам Запада.

Вообще все, что происходит сегодня на российском телевидении, по большей части относится не к журналистике, которая все-таки опирается на факты, и даже журналистика мнений тоже стремится опираться на факты. Сюжеты российского телевидения принадлежат либо сфере религии, поскольку опираются на веру, либо сфере художественной литературы, поскольку опираются на вымысел и фантазии. Именно к смеси последних двух сфер принадлежит довольно большой кусок «Воскресного вечера», который Владимир Соловьев провел в диалоге с Александром Прохановым.

Пересказывать то, что говорил Александр Андреевич, а тем более комментировать это я, конечно, не буду. Он оперировал такими абстракциями, как Великая украинская цивилизация (это про Донецк, Днепропетровск и Харьков), Дикая орда варваров (это про западную Украину), раскаленный Плазменный шар с Холодным ядром (это про Майдан, а Холодное ядро — это политтехнологи Запада). Вынужден признаться в чудовищном дефекте своего эстетического восприятия. Я плохо понимаю абстракционизм. Даже наше все, «Черный квадрат». Понимаю, что это моя неизлечимая беда. Поэтому никогда не писал об изобразительном искусстве, а в разговорах всегда лишь уважительно слушал. Но использование подобных абстракций и мистики в политической публицистике, да еще на самом массовом телеканале, иначе как шаманством и шарлатанством назвать трудно.

Во всем этом фронтовом антиукраинском информационном чаду можно увидеть, пожалуй, только один проблеск надежды. Если последствия «инженерного изменения душ» в СССР хоть и частично, но все-таки удалось преодолеть за сравнительно короткий период, то от последствий нынешней «слесарной обточки» душ и умов россияне смогут избавиться еще быстрее.

Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Рогулин













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Пир победителей
20 СЕНТЯБРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Интонации выступлений и та атмосфера, которая царила в студиях Первого канала и России-1 в ночь с 18 на 19 сентября, больше всего напоминали кинохронику события, произошедшего 82 года назад, а именно — 17-й съезд ВКП (б), получивший название «съезд победителей». То событие 82-летней давности было трехслойным. Первый слой, который явлен в черно-белых кадрах хроники и в документах, очень похож на день сегодняшний. Тогда, как и сегодня, была поставлена цель добиться технико-экономической независимости страны.
Медиафрения. Альтернатива: выборы или «замуж за Путина»
13 СЕНТЯБРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
День города напал на меня внезапно. В субботу, 11.09.2016, я, не подозревая никакого подвоха, углубился в тишину Терлецкого парка, как вдруг в уши ворвался истошный крик: «Ки-ев и Ма-га-дан! Пе-енза и Ере-ван!» Истерический надрыв, с которым перечислялись эти географические названия, навел на мысль, что на нас напал кто-то очень большой и эти города пострадали первыми, а, возможно, были захвачены неприятелем. Вовремя сообразил, что все они находятся на территориях трех разных государств, и тут в уши проорало: «Над страною звучит ма-а-сковский бит!» И я сразу вспомнил, что всю неделю грозились учинить в выходные День города, и вот оно настало.
Медиафрения. Сардонический смех патриотов
6 СЕНТЯБРЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В «МК» 2 сентября был опубликован репортаж со встречи омбудсмена Татьяны Москальковой со студентами юрфака МГУ. Сама Москалькова назвала это мероприятие «лекция – мастер-класс». И студенты действительно получили из первых рук то сокровенное знание, которое никак невозможно получить от профессоров юриспруденции или из учебников права, но которое может передать только настоящий мастер в ходе личного общения. «Омбудсмен нужен для того, чтобы верховный правитель имел независимую оценку состояния дел в его государстве», — объяснила суть своей должности Татьяна Москалькова.
Медиафрения. Армагеддон по-русски: весело и фальшиво
23 АВГУСТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Старая шутка про пессимиста, твердящего, что хуже быть не может, и оптимиста, радостно ему возражающего: «Может! Может!», в истории современной России постоянно наполняется новым содержанием. Вы считали, что хуже министра Ливанова, устроившего геноцид академической науки, быть не может? А вот не угодно ли православную почитательницу Сталина Васильеву в Вольтеры получить? Вам не нравился чекист Иванов во главе Администрации президента? Изволили потешаться над «околонулевыми» исканиями Суркова? Посмотрим, как вы теперь зачирикаете, почувствовав на себе силу «нооскопического протокола» Главного администратораsuperкласса Антона Вайно, вооруженного «фарном» — «эманацией божественного огня».
Медиафрения. Против лома нет приема
16 АВГУСТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Если строго придерживаться медийного принципа отбора материала, то в недельные обзоры все чаще не попадают удивительные свидетельства интеллектуальной деятельности наших современников. В результате чего хроника становится неполной, однобокой и в целом ущербной. Происходит это от лени и непрофессионализма журналистов, которые не умеют увидеть блестящий образец отечественной мысли, порадоваться этому образцу и поделиться этой радостью с читателем, а также со слушателем и зрителем. Один из таких шедевров российской историософии, пропущенный журналистами, явил миру самарский губернатор Николай Меркушкин во время своей встречи с населением поднадзорной области 10.08.2016.
Профнепригодность
12 АВГУСТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Считаете ли вы, что радиостанцию «Эхо Москвы» необходимо закрыть в связи с тем, что все ее штатные сотрудники, а также приглашенные эксперты 10.08.2016 участвовали в попытке ограбления Центрального банка РФ и похищении всех золотовалютных резервов России?». Варианты ответов: «да, срочно закрыть», «нет, можно погодить», «затрудняюсь ответить». Полагаю, что если бы какое-то медиа, например, «Ежедневный журнал», организовал бы у себя такой опрос читателей, то Алексей Венедиктов счел бы это весьма глупой шуткой и, скорее всего, позвонил бы главному редактору справиться о его здоровье.
Прямая речь
12 АВГУСТА 2016
Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».
В СМИ
12 АВГУСТА 2016
Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...
В блогах
12 АВГУСТА 2016
Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"
Медиафрения. Путин как рекламный агент, ААВ как адвокат
9 АВГУСТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Есть среди событий минувшей недели одно, которое вызвало в моей душе смятение. Поскольку одна часть души требовала это событие осудить, а вторая наоборот – одобрить и всячески приветствовать. После упорной и изнурительной борьбы победу одержала вторая половина, и поэтому данное медийное событие презентуется здесь в качестве хорошей новости. Речь идет о решении немецкого таблоида Bild бойкотировать сборную России на Олимпиаде в Рио. Это означает, что для 12 миллионов читателей бумажной версии газеты и еще нескольких миллионов читателей электронной версии сборная России не участвует в Олимпиаде