Олимпиада
04 декабря 2016 г.
Замена Билялетдинова не поможет. Надо менять страну
21 ФЕВРАЛЯ 2014, ИВАН СТАРИКОВ

ИТАР-ТАСС

При счете 3:1 прозвучала финальная сирена матча Олимпийского четвертьфинала по хоккею. Игроки российской сборной — сплошные звезды НХЛ, — понурив головы, уныло поплелись в раздевалку. Бесславный конец хоккейного турнира национальной команды, на которую так рассчитывали на Первой Домашней Зимней Олимпиаде.

Почти одновременно зазвонил мобильный телефон, и старый мой друг, с которым играл в команде «Легенды нашего хоккея», прокомментировал наше историческое поражение. Если опустить ненормативную лексику и убрать эмоциональный накал, то его ключевая фраза станет звучать так: «Ваня, б... это же, как в авиакатастрофе: всегда виноваты пилоты! Сейчас они станут списывать случившееся на что угодно: повесят всех собак на Билялетдинова. Потребуют его отставки. Ваня, не Билялетдинова надо менять, страну надо менять, Ваня, страну!»

Он еще что-то говорил, а я задумался: а был ли у нас шанс?

Был!

И тут вопрос не в мастерстве и тренировочных методиках. Считаю, наставник сборной сделал все что мог, что был способен сделать. И может, даже больше. Дело в другом: в той самой неуловимой субстанции, которая называется волей к победе, или настоящим, идущим от сердца патриотизмом.

У финнов она была. А у наших — нет.

Легендарный капитан хоккейной сборной СССР Виктор Кузькин рассказывал как-то мне.

«Спрессованная ненависть за раздавленную танками Пражскую весну превратила чехов в сверхлюдей. Деморализованные и сломленные двумя шайбами, перед последним в нашей жизни периодом, сидели мы в раздевалке, не в силах поднять головы.

И вот раздались шаги, вошел Тарасов. Он был для нас больше чем тренер, он был нам отец. Анатолий Владимирович стоял, и слышно было его одышливое дыхание.

И вдруг он запел. Это было неожиданно и, честно сказать, страшно. Слова «Интернационала» хрипло гасли в потном аду раздевалки и, не доходя до сознания, просто не усваиваясь им, вызывали озноб. Не припомню, чтобы когда-нибудь я испытал что-то подобное.

И понял я под лязг собственных зубов от нервного и физического перенапряжения, что вот оно — то, для чего пришел я в этот мир. И ничего не будет, кроме этого. Что все решается сейчас и здесь!

Наступает в жизни момент, когда ты понимаешь вдруг, что в твоих руках судьба твоей страны.

Ни слова не добавив, Тарасов замолчал и вышел, все так же тяжело дыша. И не было никакой хитромудрой установки на третий решающий период.

Но что-то произошло. Со всеми нами, со всей командой. К нам вернулось сознание единства, великого единства наших судеб и страны.

И счет на табло тогда был 4:3 в нашу пользу».

А теперь представьте, был ли шанс у Зинатуллы Билялетдинова, главного тренера нашей сборной, зайти в раздевалку и пропеть гимн страны перед третьим периодом? Что подумали бы о нем наши легионеры НХЛ, Овечкин, Малкин и другие? Подумали бы, что их тренер просто сошел с ума.

К чему я это?

Да вот к чему.

Мир открыт. И наши звездные хоккеисты возвращаются из великолепия и покоя на короткие побывки к нам в Россию. Иногда привозят кубок Стэнли, возят его по городам и весям, по своим маленьким Родинам. Они же все видят.

Видят, что тут и что там, сравнивают. Соотносят с официозом и пропагандистской трескотней, враньем и лицемерием. И теряют ту самую неуловимую субстанцию, которая и называется волей к победе.

Вот и получается, что те, которые вчера накидали нам шайб, хотя тоже играют за океаном, гордятся и своей страной. А мы, которые всегда были за Родину, понимаем, что по-настоящему гордиться такой Родиной уже не получается. Уж больно резок контраст с американскими хайвеями, уютом и тишиной канадских городков, вежливостью полицейских. А главное — ощущением человеческого достоинства. Которое там есть, а тут его нет.

Этот самый контраст наблюдает Илья Ковальчук, направляясь из Шереметьева в родную Тверь. Видит мой земляк Володя Тарасенко, приезжая в Новосибирск.

Вот и получается, что той Родины, которой гордились, уже нет, а страны, которой можно гордиться, пока нет.

Вот на этом разрыве мы и проиграли.

Так что, друзья мои, не надо менять Билялетдинова, давайте попробуем изменить страну. Давайте сделаем ее такой, чтобы жизнь за нее положить было не жаль, а не то что проявить волю к победе на хоккейном Олимпийском турнире.














  • Антон Орехъ: Вряд ли Мамиашвили лишится своего поста... У нас как-то не принято защищать человеческое достоинство от нападок подобных людей.

  • РИА Новости: Россия продолжит бороться за чистоту спорта, заявил президент страны Владимир Путин на встрече со спортсменами-олимпийцами в четверг.

  • Аркадий Бабченко: Когда отстранили наших инвалидов... всем их, понятное дело, стало жалко. Но когда мы при помощи подмены проб нае…ли чужих инвалидов, все было ништяк.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Могли бы
8 НОЯБРЯ 2016 // АНТОН ОРЕХЪ
Легкоатлетов, которые пропустили Игры в Рио, решили премировать. За те результаты, которые они… не показали! Но могли бы показать. Те, кто могли бы стать чемпионами, получат миллиона по четыре. Те, кто могли стать просто призерами, получат поменьше, те, кто могли пробиться в финалы… Ну, и так далее. Мы давненько уже проживаем в режиме виртуальной реальности, и когда-то нечто подобное должно было свершиться. Награждать за то, чего не совершал. Но мог бы.
Итоги недели. Борьба за чистоту спорта по-русски
26 АВГУСТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Президент России Владимир Путин на встрече с олимпийской сборной страны похвалил олимпийцев и особо отметил вклад тренеров, медиков и других специалистов в общий успех. Важно, что он не забыл именно этих «других специалистов», поскольку об их уникальном вкладе в общее дело до недавнего времени ничего не было известно, и если бы не предатель Родченков и не WADA, подвиг этих безымянных героев так и остался бы неизвестным. Отдельно Путин отметил работу чиновников Министерства спорта и национального Олимпийского комитета. Тут Путин строго следовал рецепту поэта Некрасова: «Его преследуют хулы: он ловит звуки одобренья не в сладком ропоте толпы, а в диких криках озлобленья».
Прямая речь
26 АВГУСТА 2016
Антон Орехъ: Вряд ли Мамиашвили лишится своего поста... У нас как-то не принято защищать человеческое достоинство от нападок подобных людей.
В СМИ
26 АВГУСТА 2016
РИА Новости: Россия продолжит бороться за чистоту спорта, заявил президент страны Владимир Путин на встрече со спортсменами-олимпийцами в четверг.
В блогах
26 АВГУСТА 2016
Аркадий Бабченко: Когда отстранили наших инвалидов... всем их, понятное дело, стало жалко. Но когда мы при помощи подмены проб нае…ли чужих инвалидов, все было ништяк.
От России отгораживаются. К этому надо привыкать
9 АВГУСТА 2016 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник президент Паралимпийского комитета России Владимир Лукин рассказал журналистам, что в Спортивный арбитражный суд в Лозанне подана апелляция на решение отстранить сборную России от Игр, что состоятся в Рио-де-Жанейро в начале осени. Поэтому, по словам спортивного функционера, спортсмены-паралимпийцы продолжают готовиться к соревнованиям в надежде, что справедливость все же восторжествует. Вообще, надо заметить, что в последние дни слово «апелляция» плотно вошло в обиход отнюдь не только российского чиновничество. 
Прямая речь
9 АВГУСТА 2016
Антон Орехъ: Борьба с допингом – это замечательно, но последнее время она стала самоцелью. Всемирное антидопинговое агентство стало действовать по принципу любой спецслужбы
В блогах
9 АВГУСТА 2016
Мuд Роисси: Российские чиновники изошлись на говно в своей поддержке параолимпийцев. Сделать же пандус, чтобы инвалид мог заехать на тротуар, им лень.
В СМИ
9 АВГУСТА 2016
ТАСС: Российские паралимпийцы продолжают подготовку к Играм в Рио, несмотря на решение МПК. Вице-президент ПКР Павел Рожков подтвердил, что подготовка паралимпийцев не прерывается. 
Итоги недели. Страна-изгой
22 ИЮЛЯ 2016 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Совершенно очевидно, что решение спортивного арбитражного суда в Лозанне, отказавшего в иске российским легкоатлетам и лишившего их последних надежд на участие в Олимпиаде, — решение политическое. Совершенно очевидно, что оно вводит коллективное наказание для всех наших легкоатлетов. Без сомнения, оно обернется подлинной трагедией для тех спортсменов, для которых нынешние Олимпийские игры должны были стать главным событием жизни. В отличие от суда уголовного арбитраж не стал трактовать сомнения в пользу обвиняемых. Однако в роли обвиняемых были совсем не наши атлеты — в роли обвиняемого была наша страна, Российская Федерация.