Украина
27 июня 2019 г.
От Болотной до Майдана. И обратно
24 ФЕВРАЛЯ 2014, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

Мало кто сомневается, что сегодняшний приговор по «Болотному делу» будет максимальным и демонстративно жестоким. Единственная надежда — что результаты Олимпиады приведут главного начальника в благостное настроение — представляется более чем призрачной. Подозреваю, произошедшее на Украине затронуло куда более глубокие чувства Владимира Путина, нежели просто желание покрасоваться в очередной раз на фоне олимпийских колец. Украинские события — это воплощение ночных путинских кошмаров. Подкупленные госдеповскими «печенюшками» экстремисты опрокидывают власть, полученную в результате выборов, организованных г-ном Чуровым.

Очевидно, что показательное и беспощадно жестокое наказание людей, которых без разбора похватали на Болотной, должно научить россиян инстинктивному повиновению приказам власти. Даже если эти приказы совершенно незаконны. Вроде запрета гражданам на доступ в Замоскворецкий суд. Именно эта провокация вызвала в прошлую пятницу столпотворение у здания суда, которое полиция характеризовала как «несогласованную акцию». Что и позволило засунуть в автозаки журналистов и академиков.

Однако, думаю, что приговор по «Болотному делу» имеет и второе дно. Причем оно для главного начальника страны куда важнее, чем вульгарная попытка напугать «белоленточников». Путин несколько раз разъяснял, почему «болотников» надо наказать демонстративно жестоко. Еще в 2010-м, за два года до событий на Болотной, Путин строго предупредил: критикуя российскую милицию, нельзя «опускать ее ниже плинтуса». В противном случае, по словам Путина, «придется нашей либеральной интеллигенции бороденку сбрить, самим надеть каску — и вперед, на площадь, воевать с радикалам». А после 6 мая эта фобия оформилась окончательно: «Нельзя призывать к избиению или нанесению телесных повреждений сотрудникам Внутренних дел, когда глаз им хотят выколоть или призывают бить по голове, срывают погоны. Вы знаете, до чего это может довести в любой стране, а тем более в России? И такие проявления нужно пресекать в соответствии с действующим законом. Это должно быть для всех понятно. И не нужно шантажировать власть тем, что ей будет приклеен ярлык недемократичности. Власть должна реагировать соответствующим образом».

В противном случае, запугивает Путин, правоохранители обидятся и перестанут защищать граждан, коим самим придется усмирять экстремистов и преступников. Разумеется, главу государства волнует вовсе не состояние правопорядка в стране, не защита жителей страны от криминала. Он прекрасно осведомлен, что правоохранительные органы давно превратились в соперничающие друг с другом «охранные» группировки. Только что он уволил полицейского генерала, чьи подчиненные провоцировали на получение взятки высокого чина из ФСБ, очевидно, конкурента. И ему самому, и многочисленным погононосцам глубоко наплевать на защиту граждан от преступников. Путина страшно волнует другое: что в какой-то момент все они — полицейские, солдаты Внутренних войск, омоновцы и фээсбэшники — вдруг испугаются и откажутся разгонять, прессовать и блокировать. И Путин В.В. останется один на один с так им любимым российским народом. Точно так же, как только что остался его собрат Виктор Янукович.

Не прошло и суток после того как главный украинский начальник сбежал из Киева, и вот уже украинская погранслужба бодро отрапортовала: «Сегодня в аэропорту Донецка пытался вылететь чартерный рейс без соответствующего пограничного оформления. Не было заявки для вылета этого чартерного рейса». Во время проверки к пограничникам вышли из самолета вооруженные люди, которые предложили деньги взамен на срочное оформление самолета. Однако пограничники отказались. «После этого приехали два бронированных автомобиля. С самолета вышло Первое должностное лицо страны, село в автомобиль и покинуло территорию аэропорта», — сообщило пограничное ведомство.

Представляете, с каким запредельным удовольствием мигом осмелевшие пограничники посылали очень-очень далеко разожравшихся президентских охранников? Представляете, с каким наслаждением обошлись они с вдруг побелевшим и осунувшимся Первым лицом — как с простым лохом-транзитником?

И здесь главная ошибка Путина. Ему кажется, что обеспечить верность так называемых силовиков можно, убедив их в безнаказанности при исполнении приказов высоких начальников. Именно поэтому он хочет демонстративно наказать «болотников». Но это совсем не защитит от измены опричников. Полицейское государство, если говорить без эмоций, имеет одно кардинальное отличие от демократии, где существует верховенство закона. В полицейском государстве законом является мнение главного начальника. Это, скажем откровенно, весьма удобно главному начальнику. За исключением одного прискорбного обстоятельства. В тот момент, когда начальник перестает таковым быть, все полицейские, какие бы гарантии он им ни раздавал, мгновенно забывают о его существовании. Типа, извини, мужик, это не твоя свадьба. Именно сейчас Янукович рисует на кремлевской стенке какие-то странные неполиткорректные слова, явно подсказанные зарубежными недоброжелателями: мене, мене, текел, фарес…

 

 












  • Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.

  • "Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.

  • Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Возвращение символа
30 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Если российскому телеведущему отрубить голову, то он еще три часа будет говорить об Украине. Эта грубоватая шутка из интернета доказала свою справедливость в день прибытия в Киев Михаила Саакашвили. Фамилия бывшего грузинского президента не звучала только из утюга. Российские мастера телепропаганды, опасающиеся разносить в пух и прах только что избранного президента Владимира Зеленского, радостно обвинили его в русофобии, авторитаризме и выполнении заданий «вашингтонского обкома», напомнили о войне 2008 года и конечно же о жевании галстука. Справедливости ради заметим, что триумфальное возвращение Саакашвили вызвало откровенное раздражение не только в Москве, но и в Тбилиси.
Прямая речь
30 МАЯ 2019
Владимир Фесенко: Никаких политических последствий у этого не будет, в президентскую команду Саакашвили не возьмут... Гела Васадзе: В ближайшие месяцы в Украине будет очень интересно.
В СМИ
30 МАЯ 2019
"Эхо Москвы": Зеленский может еще и сам не понял, что сделал. Он выпустил – точнее, впустил обратно мощного джинна.
В блогах
30 МАЯ 2019
Рыклин Александр: Знаете, если вдруг Зеленский назначит его премьером... это будет для нас радостное событие хотя бы потому, что вся кремлевская шушера изойдет на говно...  А Норкина опять упекут в психушку...
Начало славных дел или слов Владимира?
23 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.
Путин vs Зеленский как Кащей Бессмертный vs Иван-Царевич
21 МАЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».
Прямая речь
21 МАЯ 2019
Георгий Чижов: Роспуск правительства и Рады напоминает попытку сразу взять всю полноту власти, и это пугает.
В СМИ
21 МАЯ 2019
РИА Новости: Вступивший в должность президента Украины Владимир Зеленский заявил о досрочном роспуске Верховной рады.
В блогах
21 МАЯ 2019
Александр Кучер: Жду суть: я хочу развернуть «обертку» и попробовать шоколад на вкус. Я хочу первых высказываний по делу; хочу качественных назначений; хочу убедится, что начатые реформы не будут заброшены...
«Слуги народа» рвутся на службу
20 МАЯ 2019 // ВАДИМ ЗАЙДМАН
Кажется, мои предположения, высказанные сразу после победы Владимира Зеленского во втором туре, о том, что он будет выстраивать свое президентство как большое всеукраинское шоу, начинают сбываться. А как иначе можно расценить намерение избранного президента распустить Верховную раду и назначить досрочные, точнее, очень срочные (от слова «срочно») парламентские выборы? Когда до выборов очередных, срочных (в смысле «в срок»), осталось всего-то пять месяцев? Даже если это намерение конституционное (а судя по всему, нет) — кому это надо?