В оппозиции
21 июля 2018 г.
Не задушите!

ЕЖ

Не случайно митинг в защиту свободы слова прошел всего через месяц после демонстрации в поддержку Украины. Неспроста эти события оказались рядом. Они тесно связаны. Все мы понимаем или просто предчувствуем, что внешняя агрессия обернется внутренним ужесточением. Одно без другого не живет. Чтобы оправдать неправую войну, властям приходится лгать. Чтобы эта ложь не сгинула под потоками правдивой информации и здравой аналитики, властям не остается ничего другого, как прикрыть независимые СМИ.

О содружестве лжи и насилия писал еще Александр Солженицын в своем эссе «Жить не по лжи»: «…Насилию нечем прикрыться, кроме лжи, а ложь может держаться только насилием». Так и есть сегодня: открыв путь насилию над соседней Украиной, власть спешно укрепляет подточенные временам бастионы лжи и массовой пропаганды.

Взяв курс на авторитаризм, российская власть обречена творить все мерзости, присущие авторитарному строю. Отдельным винтикам государственного механизма это может нравиться или нет, они могут захлебываться в верноподданническом восторге или сокрушаться у себя на кухне о бестолковости начальства, но все они будут делать то дело, к которому призваны.

А мы будем делать то дело, к которому призваны мы. Одни — писать и говорить, не прислушиваясь к цензору внутри себя, не страшась угроз охранителей режима и игнорируя идиотские законы, которые печатает взбесившийся принтер. Другие — самостоятельно отделять мутную пропаганду от честной журналистики, искать правдивые источники информации и обходить государственные запреты в интернете с помощью анонимайзеров, прокси-серверов и подходящих браузеров. А иногда выходить на улицы с протестом против удушения свободы.

Поэтому те, кому дорого свободное слово и кто еще находит в себе силы ходить на согласованные с властью акции протеста, пришли 13 апреля на проспект Сахарова в Москве, чтобы заявить о своем праве на свободу получения и распространения информации. На митинге выступили Дмитрий Быков, Владимир Кара-Мурза (младший), Игорь Яковенко, Мариэтта Чудакова, Людмила Улицкая, Владимир Корсунский, Александр Филиппенко и другие. Проникновенную речь произнесла актриса Лия Ахеджакова. Очень ясно и убедительно говорил профессор Андрей Зубов. Не раз вспоминали ораторы Александра Солженицына, и это понятно: никто в Советском Союзе не сделал для разоблачения советской лжи больше, чем он.




Многие призывали взять на вооружение смех, и пока это удается. На митинге были объявлены результаты конкурса «Махровый типун» в номинациях «Божья роса», «На голубом глазу», «Врет как дышит», «Нас всех тошнит» и других. Лауреаты выявлялись путем голосования в интернете. Победителями конкурса стали Екатерина Андреева, Владимир Соловьев, Аркадий Мамонтов, Олег Добродеев. Телеведущий Дмитрий Киселев удостоился награды сразу в двух номинациях, что, кажется, вполне справедливо, поскольку второй такой экземпляр даже в бескрайней России сыскать будет трудно. По существу, он являет собой эталон антижурнализма, и в этом качестве уверенная победа на шутовском конкурсе ему необходима, как никому другому.

Смех смехом, а дела в России творятся совсем нешуточные. Пространство свободы сужается в стране едва ли не с каждым днем. Выступивший на митинге главный редактор заблокированного интернет-издания «Грани.ру» Владимир Корсунский говорил, что бороться со словом бессмысленно, но власть этого не понимает. Нам закроют интернет, мы будем печатать на бумаге, отнимут бумагу — будем царапать на бересте, вырубят деревья — будем рисовать на скалах, объяснял Корсунский.



Все присутствовавшие на митинге это поняли. Со словом бесполезно бороться полицейскими методами. Но в Кремле этого действительно не понимают. Там рассчитывают посеять в обществе страх и заткнуть всем рот. Первое у них, может, отчасти и получится, а второе — едва ли.


Фотография ЕЖ












  • Николай Сванидзе: Если на поле выбегают какие-то люди, то, конечно, найдётся много тех, кто задастся вопросом о том, кто это такие и почему они выбежали. 

  • "Коммерсант": В отношении трех девушек и мужчины, выбежавших на поле во время финального матча чемпионата мира по футболу между Францией и Хорватией, возбуждены административные дела.

  • Kirill Kutalov: Небесный милиционер бегает по полю от служащих фифа, а земной милиционер жалеет, что сейчас не 37 год. Забег — это тизер. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Акция Pussy Riot – возвращение в реальность
16 ИЮЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В начале второго тайма финала чемпионата мира по футболу, которым Владимир Путин одарил подведомственный ему народ, произошло вполне тривиальное по футбольным меркам событие. На газон стадиона выскочили несколько болельщиков, радостно по нему побегали с минуту, после чего были удалены с поля подоспевшими стюардами. Почитатели этой древней забавы прекрасно осведомлены, что время от времени такое случается в самых разных частях земного шара, а не только в тех странах, где правит безжалостная хунта. Поэтому нет ничего удивительного в том, что казус этот поначалу ничего, кроме досады и раздражения, не вызвал. 
Прямая речь
16 ИЮЛЯ 2018
Николай Сванидзе: Если на поле выбегают какие-то люди, то, конечно, найдётся много тех, кто задастся вопросом о том, кто это такие и почему они выбежали. 
В СМИ
16 ИЮЛЯ 2018
"Коммерсант": В отношении трех девушек и мужчины, выбежавших на поле во время финального матча чемпионата мира по футболу между Францией и Хорватией, возбуждены административные дела.
В блогах
16 ИЮЛЯ 2018
Kirill Kutalov: Небесный милиционер бегает по полю от служащих фифа, а земной милиционер жалеет, что сейчас не 37 год. Забег — это тизер. 
Бабченко жил. Бабченко жив. Бабченко будет жить
31 МАЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Опереточный исход мрачной трагедии всегда оставляет неприятное послевкусие. Но это уже, так сказать, вторая волна чувств. Сначала-то, конечно, захлестывает радость – человека, оказывается, не убили! Собирались, но из этой преступной затеи ничего не вышло – спецслужбы сработали профессионально и не просто спасли жизнь известному журналисту, но и изловили злодея. Злоумышленником оказался толстый дядька в белой рубашке, как следует из коротенького кино о его задержании, которое вечером вчерашнего дня обнародовала Служба безопасности Украины. Со слов представителя местных спецслужб мы знаем, что его обвиняют в подготовки нескольких терактов на территории Украины. 
Прямая речь
31 МАЯ 2018
Алексей Кондауров: Никаких доказательств до сих пор нет. На пресс-конференции они не были представлены и, думаю, в дальнейшем их и не будет. Уже есть то, что есть: организатор и исполнитель.
В СМИ
31 МАЯ 2018
"Эхо Москвы": Президент Украины знал о планируемой СБУ инсценировке убийства Аркадия Бабченко. Об этом Пётр Порошенко сообщил на встрече с журналистом.
В блогах
31 МАЯ 2018
Борис Вишневский: Впервые мы собрались у Соловецкого камня с радостными лицами. Увы, все предыдущие убийства не были инсценировками. 
Бабченко жив, и это главное
31 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Несколько часов назад стало известно, что Аркадий Бабченко жив, а информация о его убийстве была частью спецоперации СБУ. Для огромного количества нормальных людей во всем мире – это большая радость. И прежде всего для жены Аркадия, которая тоже, как и мы все, не была посвящена в операцию  СБУ. Бабченко жив, и это главное. Но остаются вопросы, на которые было бы неплохо получить ответы. Разумеется, не от Бабченко, к которому нет и не может быть никаких вопросов, кроме поздравлений, а от СБУ. Вопрос первый: насколько безальтернативным был именно такой способ спасения жизни Бабченко и обезвреживания убийц?
Бабченко убит за то, что был лучшим
30 МАЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
UPD (16:12.30.2018): СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ...09:10. 30.05.2018.   Журналист Аркадий Бабченко убит 29 мая 2018 года в своей квартире в Киеве. Киллер ждал, когда он вернется из магазина — по словам жены, дома кончился хлеб и Аркадий пошел за ним в магазин, — и убил его тремя выстрелами в спину. Аркадий Бабченко много писал о смерти. В прошлом году он написал о ней так: «Умереть всегда страшно. И двадцать лет назад, и сейчас, и, подозреваю, даже через сто. Только страшно по-разному… К сорока годам вообще становишься осторожнее. Я вот, например, уже третий год не могу заставить себя вновь поехать на войну. В свое время я был хорошим солдатом. Я дошел до этой стадии. А сейчас я плохой солдат. Я жить хочу больше, чем умереть».