В оппозиции
29 апреля 2017 г.
Памяти Леры Новодворской

ИТАР-ТАСС

Валерию Новодворскую знала, кажется, вся страна. Одни преклонялись перед ней, другие ненавидели, третьи смотрели с жалостью и недоумением. Многие считали, что она экзальтированна и неадекватна — такими острыми, непримиримыми и эмоциональными были ее выступления. И это относилось как к уличным протестам, так и к публикациям в либеральной прессе. Оценки эти чаще всего выводились из усредненного отношения людей к власти.

В советское время считалось нормальным молча сносить гнет коммунистического режима. В крайнем случае, легкая фронда с друзьями дома и на работе. Но разве это адекватная реакция на несправедливость? В 1969 году, будучи студенткой, Валерия Новодворская повела себя с советской точки зрения неадекватно — разбросала антисоветские листовки с балкона Дворца съездов в Кремле.

Такой странный по советским нормам поступок подвигнул чекистов на применение к Новодворской мер карательной психиатрии. Обвиненная в антисоветской агитации и пропаганде, она провела полтора года в Казанской спецпсихбольнице. Но психиатрический диагноз и нейролептики не заставили ее изменить образ мыслей.

С началом перестройки она начала активную политическую и публицистическую деятельность. И опять не слишком оглядывалась на общепринятые правила. Она выходила со своими товарищами на уличные пикеты с трехцветным российским флагом, когда он был еще запрещен, и за этот флаг попадала под омоновские дубинки и под пятнадцатисуточные аресты. Когда некоторые бывшие диссиденты ринулись занимать места во власти, она принципиально оставалась в оппозиции. Эта странная упертость многих раздражала.

Возможно, она ощущала настоящую полноту жизни в противостоянии с властью. Нашему поколению не оставили другого выбора: или смириться, ворчать на кухне и встать «над схваткой», или противостоять тоталитарному режиму как умеешь; делать то, на что хватает сил и способностей.

Лера делала то, что умела. В российской публицистике последних двадцати лет вряд ли еще найдется автор, который с такой яростью, непримиримостью, эмоциональным накалом и даже отчаянием писал бы о проблемах нашей жизни, нашей страны. Не опасаясь власти, не заискивая перед обществом, не рассчитывая на чье-то одобрение или чье-то недовольство. Ее душили увиденные ею несправедливость, подлость, коварство, и она не могла пройти мимо этого молча — она писала неистово, горячо, нерасчетливо и без оглядки. Негодование ее всегда было неподдельным, слова всегда искренними. Она могла менять точку зрения на политические события или политиков, но это никогда не было продиктовано ни личным политическим расчетом, ни меркантильными соображениями. Этим она тоже очень сильно отличалась от людей, которые считали ее «странной».

Лера ушла от нас, и только теперь мы, наверное, оценим, насколько не хватает нам таких странных людей в нашей чудовищной жизни.

Фотография ИТАР-ТАСС













  • Алексей Макаркин: Дело не в грядущих выборах... Проблема не в выборах, а в том, что происходит сейчас и что будет потом.

  • Росбалт: Пресс-секретарь основателя движения «Открытая Россия» Михаила Ходорковского Кюлле Писпанен сообщила... что у всех находящихся в офисе изъяли средства связи, возможности связаться с ними... нет.

  • Лев Рубинштейн: Для закрытой России открытая Россия, разумеется, нежелательна. Но для открытой России - в свою очередь - крайне нежелательна Россия закрытая. И эта коллизия совсем не новая.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
«Открытая Россия» и Навальный назначены главными врагами
28 АПРЕЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вакансии главных внутренних врагов России в данный момент, видимо, заполнены. Ими назначены «Открытая Россия» Михаила Ходорковского и Алексей Навальный в личном качестве. В силу существенных отличий между двумя этими вражескими объектами в войне с ними используются разные средства. Генпрокуратура 26.04.2017 признала нежелательной деятельность на территории России организации «Открытая Россия», одноименного общественного сетевого движения и Института современной России. Генеральная прокуратура сообщает, что «деятельность этих организаций направлена на инспирирование протестных выступлений и дестабилизацию внутриполитической ситуации».
Прямая речь
28 АПРЕЛЯ 2017
Алексей Макаркин: Дело не в грядущих выборах... Проблема не в выборах, а в том, что происходит сейчас и что будет потом.
В СМИ
28 АПРЕЛЯ 2017
Росбалт: Пресс-секретарь основателя движения «Открытая Россия» Михаила Ходорковского Кюлле Писпанен сообщила... что у всех находящихся в офисе изъяли средства связи, возможности связаться с ними... нет.
В блогах
28 АПРЕЛЯ 2017
Лев Рубинштейн: Для закрытой России открытая Россия, разумеется, нежелательна. Но для открытой России - в свою очередь - крайне нежелательна Россия закрытая. И эта коллизия совсем не новая.
Для мэрии Москвы закон не писан! И Конституция
27 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
6 мая 2012 года полиция и спецслужбы самым жестоким образом разогнали мирную демонстрацию в Москве. А позже появилось полностью, от первой до последней строчки сфальсифицированное уголовное дело, и многие из тех, кто пять лет назад вышел на Болотную площадь реализовать свое безусловное право на мирный уличный протест — право, описанное в Конституции, — оказались приговорены к реальным срокам заключения. Пятеро из них до сих пор лишены свободы. И уже пять лет 6 мая в память о тех событиях оппозиция выводит людей на улицы Москвы… В этом году Комитет протестных действий собрал по-настоящему большой и представительный Оргкомитет предстоящей акции.
Прямая речь
27 АПРЕЛЯ 2017
Сергей Давидис: Нужно задействовать юридические инструменты в борьбе с незаконным, с точки зрения принципов права, предложением о переносе на окраину.
В СМИ
27 АПРЕЛЯ 2017
ИНТЕРФАКС: Столичный Департамент региональной безопасности предлагает оппозиции провести акцию 6 мая возле метро "Октябрьское поле" или в Люблино, но организаторы согласны только на центр Москвы...
В блогах
27 АПРЕЛЯ 2017
Elena Yakovleva: Скоро исполнится 5 лет шествия на Болотной. С этого дня Путин начал репрессии против оппозиции.
Итоги недели. Кремль будет давить уличный протест. И подавится
14 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
На уходящей неделе в России международные новости закономерно превалировали над теми, что приходили с родных просторов, но все же и местные, несомненно, заслуживают того, чтобы уделить им самое пристальное внимание. Главное, что случилось за прошедшие дни — отпали последние сомнения по поводу того, как родная власть собирается реагировать на поднимающуюся и только набирающую разгон волну массового уличного протеста. Никакой интриги тут больше нет: в ответ на выход людей на улицу Кремль ужесточает репрессии и сразу дает понять, что церемониться в этот раз не будет.
Протестное воскресенье №2. Спад или затишье?
3 АПРЕЛЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
О том, что на 2 апреля «готовятся провокации», взбудораженная общественность заговорила еще тогда, когда в отделах полиции находились задержанные за «гулянья» по центру столицы 26 марта. Причем, что в данном конкретном контексте может означать термин «провокация», никто особенно не задумывался. Если представить себе, что власть намеренно провоцирует людей на очередной раунд противостояния, чтобы выявить и нейтрализовать лидеров и наиболее ярких «протестантов», то все последующие ее шаги, предпринятые на той неделе, в эту логику никак не укладываются. Потому что все последние дни нас безустанно отговаривали от резких телодвижений...