В оппозиции
25 марта 2019 г.
Прощание с Матёрой
15 ИЮЛЯ 2014, АНТОН ОРЕХЪ

ИТАР-ТАСС

Дело ведь не в том, что над ней смеялись коммуняки, путинцы и «патриоты» и называли «демшизой». Дело в том, что точно так же делали и либералы. Не все, конечно, и без классовой ненависти — но пальцем у виска крутили. И про демшизу говорили тоже.

Причины были понятны. Потому что в Новодворской всего было слишком и без полутонов. Она была святее папы Римского, то есть демократичнее самого рьяного демократы, либеральнее самого отъявленного либерала. Ее мир был не просто белым и черным — черное у нее было «радикально черного цвета», и сама она была радикальнее самого непреклонного радикала. Массы могут таких людей ненавидеть или восхищаться ими, но никогда за ними не пойдут, и такие, как Валерия Ильинична, обречены либо на одиночество, либо на очень неширокий круг стопроцентных приверженцев.

Помню, как поразила Новодворская меня, совсем молодого пацана, в начале перестройки, когда прилюдно порвала в клочья портрет Ленина. К низвержению Сталина мой мозг уже был подготовлен, но Ленина мы еще продолжали чтить — и тут такое! И с тех пор я еще миллион раз поражался ее словам, поступкам, текстам. Миллион раз не соглашался. В душе порою тоже был готов съязвить или покрутить пальцем у виска, но сразу же дал себе зарок никогда не делать этого публично и вообще не трогать Новодворскую ни единым словом, даже если буду абсолютно с нею не согласен. По единственной причине. Она была способна сделать то, на что сам я точно не способен. И этим она безусловно заслужила право на какую угодно точку зрения, на чудачества и заблуждения. А я не смел ее за это критиковать.

Ведь вы только представьте, что это такое: 19-летняя девушка, разбрасывающая во Дворце Съездов антисоветские листовки. Одиночка — против гигантской советской системы. Без шансов на победу, без шансов хоть на какую-то широкую поддержку. Без шансов даже на то, что про нее вообще станет известно кому-то, помимо случайных свидетелей и чекистов. Для меня этот поступок всегда стоял в одном ряду с выходом диссидентов на Красную площадь 25 августа в 1968 году. Таких исключительно отважных людей — единицы. Которым в то время было в тысячу раз сложнее бороться, чем нам всем теперь. Потому что советская система казалась вечной, а советские люди в подавляющем большинстве даже помыслить не могли о том, что эту систему нужно менять.

Не сломаться, не отступить, не предать себя, своих товарищей и своих убеждений. Перенести не только моральные, но и физические страдания ради какой-то пусть и благородной, но призрачной, далекой цели.

А потом дождаться того момента, когда система эта страшная рухнет и одиночки окажутся победителями!

Сейчас советская система пытается взять реванш. Но если ее удалось разбить тогда — когда она была куда как крепче, — то удастся разбить и теперь, когда система возрождается лишь как пародия на саму себя. И мы еще миллион раз вспомним Валерию Ильиничну, как вспоминаем всех прометеев диссидентского и правозащитного движения. Потому что они сделали за нас самую трудную работу и показали, что даже в самой безнадежной ситуации путь к победе существует.


Фото ИТАР-ТАСС/ Юрий Машков
















  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.

 

Материалы по теме

Памяти Леры Новодворской // АЛЕКСАНДР ПОДРАБИНЕК
Саванна // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Ушла из жизни Валерия Новодворская // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
В блогах //
В СМИ //
Прямая речь //
Лера... // ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ
Об империи зла // МИХАИЛ БЕРГ
Безумству храбрых? // НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ
Не надо тиражировать нелепые страхи // ДЕНИС БИЛУНОВ