Медиафрения
25 мая 2016 г.
Медиафрения. Протоколы останкинских мудрецов
15 ИЮЛЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ИТАР-ТАСС

В последнее время в российском официальном публичном пространстве стало модным отмечать заслуги Геббельса. То федеральный телеканал «Россия-24» назовет его великим, то Путин публично отметит талант и эффективность рейхсминистра пропаганды. В то же время имя Геббельса, а также термин «геббельсовская пропаганда» используются для дискредитации оппонентов как полюс абсолютной, тотальной лжи.

Полагаю, что это не вполне справедливо, поскольку происходящее сегодня в российском информационном пространстве по степени изобретательности, лживости, цинизму и мощи пропагандистского потока существенно превосходит то, что обрушивал на головы своих соотечественников Геббельс.

Если уж идти путем аналогий, то реальным предтечей останкинских пропагандистов скорее можно считать редактора еженедельника «Штурмовик» Юлиуса Штрейхера, которому нацистские вожди Геринг, Гесс и тот же Геббельс периодически запрещали издавать его журнал и публично выступать, поскольку считали его ложь слишком грубой, примитивной, способной скомпрометировать Германию.

Любимым занятием Штрейхера была перепечатка «Протоколов сионских мудрецов», а также придумывание всяческих историй про немецких младенцев, принесенных евреями в жертву, и белокурых германских девушках, евреями же изнасилованных.

Судя по последним сюжетам, учителем российских пропагандистов является не Геббельс, а именно Штрейхер.

ИТАР-ТАСС

Кровавые младенцы Константина Эрнста

12 июля в главной новостной программе Первого канала «Время» был показан сюжет, который должен был потрясти несколько десятков миллионов телезрителей. Изможденная женщина, которую представили как беженку из Славянска по имени Галина Пышняк, говорит страшное: «Центр города. Площадь Ленина. Наш горисполком — это единственная площадь, куда можно согнать всех людей. На площади собрали женщин, потому что мужиков больше нет. Женщины, девочки, старики. И это называется показательная казнь. Взяли ребенка трех лет, мальчика маленького, в трусиках, в футболке, как Иисуса на доску объявлений прибили. Один прибивал, двое держали. И это все на маминых глазах. Маму держали. И мама смотрела, как ребенок истекает кровью. Крики. Визги. И еще взяли надрезы сделали, чтобы ребенок мучился. Там невозможно было. Люди сознание теряли. А потом взяли маму, привязали до танка без сознания и по площади три круга провезли. А круг площади — километр». Конец цитаты.

Доказывать, что весь сюжет с первого до последнего слова — выдумка лжецов с Первого канала — значит не уважать читателей. Тем более что эту работу за меня сделала «Новая газета», опросившая жителей Славянска, которые, естественно, ни о чем подобном не слышали, и «Дождь», связавшийся с украинскими журналистами. Мгновенно выяснилось, что в Славянске нет площади Ленина, а Галина Пышняк не из какого не из Славянска, а из Обухова Киевской области. Ну а про «распятого младенца», которого мучили полтора часа в присутствии тысяч людей, и при этом не нашлось ни одного видеодокумента, живого свидетеля или хотя бы кого-то из местных, кто что-либо об этом слышал, говорить уже неловко.

За три дня до эфира Первого канала похожий текст опубликовал профессор МГУ Дугин в фейсбуке. Правда, мальчику там было не три года, а шесть, убили не мать, а отца-ополченца, но главное ядро кровавого мифа-навета, а именно распятие на рекламном щите, это ядро сохранено.

Федеральные каналы не первый раз транслируют маниакальный бред, используя его для разжигания ненависти. Не стерлась еще из памяти Ирина Бергсет с ее сыном, которого похотливые норвежцы наряжали в костюм Путина для коллективного надругательства. Но этот случай особый.

Потенциальная аудитория (охват) Первого канала — 98,8% населения России. Доля телезрителей, которые смотрят программу «Время», колеблется от 7,3 до 37,7%. Я не знаю, сколько человек смотрело сюжет про «распятого младенца», но, с учетом резонанса в социальных сетях, от нескольких миллионов до нескольких десятков миллионов человек.

Решение о публикации текста в блоге принимает 1 (один) человек — автор.

Решение о публикации текста в газете принимает два-три человека: автор и редакторы (редактор отдела и главный редактор).

Выход материала в эфир — это всегда продукт жизнедеятельности многих, как минимум пяти-шести человек.

Каждый из них несет свою долю ответственности за то преступление, которое было совершено в вечернем новостном эфире Первого канала 12 июля 2014 года. Назову двоих. Юлия Чумакова, заведует Южным бюро Первого канала в Ростове-на-Дону. Это главный исполнитель и режиссер «ужастика». Именно она изображала ужас и потрясение в эфире, находясь в кадре с самодеятельной актрисой, исполняющей роль беженки, и выслушивая ее прочитанную по шпаргалке ложь.

Но главная ответственность, конечно, не на ней. Константин Львович Эрнст, по мнению российских телекритиков, самый талантливый продюсер и наименее гнусный из большой тройки главных теленачальников страны. Встроен в систему, конечно, но в особых гадостях не замечен, да и человек творческий, богемный. Короче, людоед, конечно, но с человеческим лицом. Практически гуманист.

После эфира с «распятым младенцем» очеловечивание Эрнста невозможно. Он — преступник. Статьи 282 («Экстремизм») и 354 («Призывы к разжиганию агрессивной войны») — это минимум, за что он должен ответить.

Сколько миллионов из тех десятков миллионов россиян, которые увидели эту фальшивку, поверили, что это правда? Для скольких из них именно эта фальшивка стала спусковым крючком ненависти, после которого они до конца жизни будут считать Украину фашистским государством, а украинцев нелюдями?

Скольких украинцев именно этот кровавый навет окончательно оттолкнет от русских, от России, заставит считать российских журналистов самыми отвратительными и лживыми тварями на земле? И сколько еще российских журналистов, заслуженно или незаслуженно пострадают из-за этого мнения?

Сколько из тех, кто поверил Эрнсту, его каналу и стал ненавидеть, имеет навыки войны и готовность, снявшись с места, поехать защищать «русских младенцев» на юго-восток Украины? Сколько из них вернется «двухсотыми»? А сколько сделает «двухсотыми» украинских и русских ребят, которые защищают Украину от таких зомбированных Эрнстом россиян? При охвате и рейтинге Первого канала получается целый бассейн, наполненный кровью.

Константин Львович, вам как в этом бассейне? Не горячо? От запаха не тошнит?

ИТАР-ТАСС

Фасеточная правда Владимира Сунгоркина

В ряду руководителей российских СМИ федерального масштаба Владимир Николаевич Сунгоркин, главный редактор «Комсомольской правды», выделяется цельностью своей натуры. Он что думает, то и говорит. А что говорит, то и делает. Мне очень понравилось его «Особое мнение» на «Эхе Москвы» от 11.07.2014. Особенно то место, где Сунгоркин объясняет, почему российские СМИ постоянно врут. Это, оказывается, потому, что «одной, стерильной правды не существует. Муж с женой ссорятся, мальчик с девочкой. У каждого своя правда… Своя правда у немцев, американцев, русских, украинцев. У всех есть какая-то своя правда». Конец цитаты.

Эта теория сугубо гендерного и национального характера истины, изложенная Сунгоркиным, мне представляется серьезным вкладом в мировую философскую мысль. Поскольку ни один философ, размышлявший о природе истины, от Парменида до Сартра, до такого не додумался.

И надо сказать, что Владимир Сунгоркин является не только теоретиком, размышляющим о разнообразии национальных правд, но и практиком, воплощающим эту теорию в жизнь. В колонках «Медиафрении» неоднократно упоминалась и характеризовалась та «правда» о событиях в Украине, которую размещает «Комсомолка» на страницах своей российской версии.

Чтобы освежить в памяти, можно открыть любой номер и любой материал об Украине последних месяцев. Предмет анализа и наблюдения — терминология и интонация, отношение авторов. Вот последняя заметка Николая Варсегова о Коломойском. Власть в Украине — это «хунта». То, что произошло, характеризуется как «майданная банда, совершившая кровавый государственный переворот на Украине». А вот материал Евгения Черных под названием «Украина — вязанка соломы для поджога России». Автор привлекает в качестве эксперта экономиста Делягина, который как раз и объясняет, что Украина — это вязанка соломы, с помощью которой США пытаются поджечь Россию и устроить таким образом Третью Мировую войну (заглавные буквы цитируемого источника). Оказывается, Обама таким экзотическим способом хочет списать долг США.

Я привел эти отрывки российского варианта «правды» от Сунгоркина совсем не для того, чтобы их комментировать или, не дай бог, опровергать. Зачем опровергать Делягина. Его достаточно процитировать. Цель этих примеров комсомольской «правды» для россиян лишь в том, чтобы сопоставить ее с тем вариантом «правды», которую тот же Сунгоркин предлагает для употребления гражданам Украины.

Итак, берем в руки «Комсомольскую правду в Украине». Да-да, именно «в» Украине, без всяких там «на». Украинская «комсомолка» освещает события с диаметрально противоположной точки зрения, по сравнению со своей российской сестрой (или мамой?). Это практически «Новая газета» или даже хуже того, это «ЕЖ» какой-то, прости господи. Вот смотрите, как «КП в Украине» описывает ситуацию в освобожденном (а не оккупированном!) Славянске. Во-первых, фото и описание того, как жителям раздают тушенку, масло, сало и консервы. И это вместо того, чтобы рассказать, как «правый сектор» всех вырезал.

Во-вторых, описание телефонных разговоров жителей Славянска с родственниками, до которых наконец смогли дозвониться, поскольку при ополченцах у всех разрядились телефоны. Цитирую:

— Привет! Мы живы… Расстреляли матерей ополченцев?! У нас на площади?! Что за бред? Киселев показывал… Ну, ладно, он дурак — а вы? Нет, у нас ничего не показывает. Что?

А вот «КП в Украине» приводит мнения жителей Славянска о главном герое ополчения, о Стрелкове-Гиркине. Цитирую голоса жителей, которые приводит украинская «Комсомолка»:
— Понимаешь, они тихо пришли — и за один день тихо вышли. Я вот сижу теперь, думаю: а что это было? …
— Этот Стрелков — Иуда. Обещал — ему все поверили. А что получилось: голод, жертвы… Сам уехал...

На страницах издания подсчитываются ошибки Стрелкова: во-первых, выбрал не того в мэры, Пономарев обложил всех данью. Во-вторых, переоценил боевой настрой местного населения. А как не получилось мобилизовать в ополчение, стали угрожать семьям, шантажировать, сажать в камеры.

Отношения жителей Славянска и украинских военных «КП в Украине» иллюстрирует диалогом между бойцом 80-й Львовской десантной бригады и местным стариком, который вызвал десантников к себе во двор разминировать растяжку. Боец снял громоздкий бронежилет и полез проверять. Оказалось, просто банки нанизаны, вроде сигнализации ополченцев. Старик — ругаться: ты что, мол, без бронежилета, а если бы рвануло? «Тогда на одного бандеровца стало бы меньше», — улыбается парень. «Ну, может, не все вы там и бандеровцы», - смутился дядька. — «Так и вы не все сепаратисты, верно?» — «Это верно. Да, — кивает старик. — Если голодные, у нас вот абрикосы, вишня. Все свое».

Когда я читал этот репортаж «правды от Сунгоркина» для украинцев, в памяти всплывали колонки ненависти, которыми переполнялась и переполняется «комсомольская правда от Сунгоркина» для россиян. Репортажи Стешина и Коца, лично допрашивающих украинских военных, которые сидят в яме, избитые, без штанов с мешками на головах. И бесконечная «хунта», «фашисты», «бандеровцы», «майданутые» и пр. и пр.

Я, конечно, все понимаю, бизнес, выстраивание отношений, вписывание медиапроекта в местный пейзаж, все такое. И про относительность истины тоже понимаю, хотя и не согласен. Есть факт, реальность. И есть слова, высказывания, которые этому факту соответствуют. Вот брехня Эрнста про распятого младенца не соответствует. И никакая относительность здесь ни при чем. Это просто брехня. Такая же, как брехня Делягина на страницах «Комсомольской правды» для россиян про то, что Украина — это вязанка соломы, чтобы поджечь Россию, и что США хотят таким образом развязать Третью мировую. Брехня это, Владимир Николаевич. А войну развязываете вы и такие, как вы, г-н Сунгоркин. Тем, что гражданам Украины говорите одно, то, что более-менее соответствует реальности. Поскольку, если вы в Украине будете сильно врать про местные события, вашу газету читать никто не будет. А для россиян у вас есть особая «правда», спецприготовления. От которой у них глаза на лоб лезут и весь мир ненавидеть хочется, а Путина любить до самозабвения.

Я не знаю, как Владимир Сунгоркин наедине с собой или с друзьями объясняет то, что он в «КП» для украинцев говорит одно, а в «КП» для россиян прямо противоположное. Возможно, никак не объясняет. Возможно, говорит, что так надо, это ведь просто бизнес, ничего личного. А возможно, он журналистскую истину представляет как фасеточное зрение у насекомых, у которых глаз состоит из ячеек сетчатой поверхности, каждая из которых отражает свой участок реальности. Насекомых такой фасеточный взгляд на мир устраивает. Дело в том, что не все люди готовы принять такой способ восприятия мира. Не все из нас насекомые.

Наверное, такой фасеточный взгляд на мир позволяет спокойно воспринимать те чудовищные, непереносимые для нормального зрения вещи, которые появляются на страницах той же «Комсомолки». Например, пресловутые абажуры Скойбеды. Или вот из свежего. Страна прощается с единственной нашей современницей, которую в полном смысле можно назвать праведницей. Я, конечно, о Валерии Ильиничне. И «КП» не упустила повода. Особую, нескрываемую радость персонажу, который решил на страницах издания выразить свое торжество по случаю кончины великой бабы Леры, доставило то, что умерла она в отделении гнойной хирургии. Название отделения, особенно прилагательное, упоминается несколько раз. Очень он рад, что именно в гнойном.

Завершив очередной обзор, я задал себе вопрос: как так получилось, что такие два разных человека, которые стали объектами моего анализа, оказались не просто в одном ряду, а в чем-то невероятно похожи. Думаю, это конвергенция. Дельфина и акулу водная стихия делает внешне похожими. Попадание в единое слипшееся поле российской власти-медиа-собственности делает людей неразличимыми. Где там Эрнст, где Мамонтов, где Сунгоркин, а где Киселев? Отличия стираются вместе с совестью и профессионализмом.



Фото ИТАР-ТАСС/ Руслан Шамуков  и ИТАР-ТАСС/ Зураб Джавахадзе













  • Сергей Пархоменко: Успех тут измеряется не так, как обычно... Алёна Солнцева: Сейчас патриотический ресурс многие попытаются монетизировать... Денис Заруцкий: Кто они такие и кому это надо, решайте сами.

  • Lenta.ru: Проект может обеспечить «творческо-музыкальный ресурс для идеологических задач, стоящих перед руководством страны в работе с электоратом».

  • Живан Рассветов-Русских: ПУТИНУ ПРЕДЛОЖИЛИ СОЗДАТЬ ИНКУБАТОР КОБЗОНОВ И ТИМАТИ.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Сам с собою. Громко
24 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Российское телевидение продолжает осваивать все новые сферы человеческого бытия, которые ранее не становились объектами освещения медиа. Одно из таких всем известных явлений, про которые до недавнего времени не было принято говорить публично, это самоудовлетворение. Наверняка в каких-то передачах о здоровье доктора рассказывали родителям о том, как надо относиться к этому явлению. Но так, чтобы выводить эту тему на самую широкую аудиторию, делать ее предметом пристального общественного внимания, до этого как-то не доходило.
Медиафрения. Реквием и пустота
17 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе ВГТРК праздновал свой 25-летний юбилей. Так, во всяком случае, было объявлено. Правда, ВГТРК была учреждена 14.07.1990 года, то есть юбилярша почти на год старше, чем было объявлено. Впрочем, возможно, начальство считает, что барышне уже пора скрывать свой возраст. В любом случае, торжество было пышным. Пришел Путин, выпил шампанского и рассказал, как высоко он ценит работу журналистов вообще и свободу слова в частности. В свете некоторых событий минувшей недели эти слова звучали несколько… Впрочем, о грустном чуть позже, а сначала о хорошем.
Медиафрения. Альтернатива миру
10 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
У них была Вторая мировая – у нас Великая Отечественная. Они 8 мая отметили День Скорби, Памяти и Примирения – мы 9 мая праздновали День Победы. У них главным лозунгом было «Никогда больше!» – у нас некоторые несли плакаты «Можем повторить!», и этот лозунг не вызывал массового протеста. Путин в своей речи ничего не сказал о главных союзниках нашей страны: США и Великобритании, зато нашел место для угрожающих интонаций в адрес тех, с кем 71 год назад вместе освободили планету от фашизма.
Медиафрения. Подлость как государственная политика
4 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Есть распространенное заблуждение, что развитие свойственно только свободным демократическим странам, а авторитарные режимы фашистского типа статичны и лишены динамики. Это ошибка. На примере путинского режима можно видеть, как фашизм эволюционирует, меняет формы, обрастает новыми щупальцами, присосками и ядовитыми шипами. Особенно наглядно это проявляется в такой важнейшей составной части режима, как телевещание.Вся вторая половина апреля в стране прошла под знаком культа лидера ЛДПР. Народ готовили к двум праздникам: предстоящему Дню Победы и юбилею Ж. Причем второму торжеству явно отдавалось предпочтение.
Медиафрения. Идолы прошлого и настоящего
26 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На зачищенном до стерильности медийном поле на минувшей неделе вновь обнаружены сорняки. Естественно, начата прополка. На ликвидацию одной сорняковой группы, а именно агрегаторов новостей, была брошена Госдума, которая в первом чтении приняла-таки закон, обязывающий эти новостные агрегаторы проверять каждую новость на достоверность. Когда этот закон еще только вносился в Госдуму, депутатам подробно и очень понятно, как детям, объясняли, что крупнейшие новостные агрегаторы, такие как «Яндекс.Новости», это просто роботы, которые в автоматическом режиме обрабатывают публикации из 50 тысяч СМИ и в автоматическом же режиме выстраивают свою новостную линейку. Требовать от робота, чтобы он проверял каждую публикацию на достоверность, примерно то же самое, что пытаться заставить автомобиль инкассаторов находить фальшивые купюры среди миллионов перевозимых денежных банкнот.
Медиафрения. В предвкушении окончательного счастья
19 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Завершая роман, над воплощением которого Владимир Владимирович Путин трудится вот уже 17-й год, Джордж Оруэлл описал, как главный герой Уинстон Смит обрел наконец полное счастье: «Долгожданная пуля входила в его мозг. Он остановил взгляд на громадном лице. Сорок лет ушло у него на то, чтобы понять, какая улыбка прячется в черных усах. О жестокая, ненужная размолвка! О упрямый своенравный беглец, оторвавшийся от любящей груди. Две сдобренные джином слезы прокатились по крыльям носа. Но все хорошо, теперь все хорошо, борьба закончилась. Он одержал над собой победу. Он любил Старшего Брата». Минувшая неделя показала, на какой стадии находится работа Путина по воплощению оруэлловского сценария.
Медиафрения – 149. Политическое столоверчение
12 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Будущее для хозяев жизни в путинской России непонятно и неприятно. Они, оседлавшие настоящее, ощущают, как оно уже потихоньку начинает выскальзывать из-под обширных ягодиц. Подземные богатства необратимо падают в цене. Роскошь европейских курортов и западных столиц становится для многих из них недоступной. Перспектива остаться один на один с ограбленным народом без возможности в случае чего сбежать в уютную маленькую страну совершенно не радует. Отсюда огромное желание повернуть время вспять. Вернуться в прошлое. На век – другой назад.
Медиафрения. Криминальный оркестр
5 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Писатель от слова «писать». Пишут многие, правда, продукт получается разный. Лев Толстой писал роман с 1863 по 1869 год, получилась «Война и мир». Марсель Пруст начал «В поисках утраченного времени» в 1909-м и так и не успел завершить до своей смерти в 1922-м, 13-ти лет не хватило. А кто-то испачкал дверь туалета или стену лифта за три секунды, и готов продукт творчества. Журналистика — это сфера более высоких скоростей, чем литература, но такой журналистский жанр, как расследование, требует трех компонентов: честности, таланта и времени. Если нет ни того, ни другого, ни третьего, если надо быстро измазать дерьмом того, кого считаешь врагом и на эту работу никого, кроме энтэвэшников под рукой не находится, то получается то, что получилось в минувшую пятницу.
Медиафрения. Понты и язык тела
29 МАРТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Минувшая неделя была для Кремля полна триумфов. Во-первых, взяли Пальмиру. Что на самом деле отрадно. Но, если судить по российским новостям и комментариям, Пальмиру брал Путин лично. По крайней мере, в сюжете об этом событии в «Вестях недели» у Дмитрия Киселева слово «Путин» звучало намного чаще слова «Пальмира». И Путина в этой связи показывали больше, чем кого-либо еще. Второй триумф, вернее, серия триумфов в той же программе Киселева была озаглавлена как «Очередь в Кремль». Это про то, как высокопоставленные чиновники разных стран толпились в приемной Путина, а он их всех принимал. «Какая изоляция? Какая страна-изгой? Все к нам кланяться приехали, не могут ничего без России и без Путина!» — репликами подобного содержания и подобных интонаций были переполнены комментарии российских СМИ.
Медиафрения. Герои русской весны
22 МАРТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Те проблемы, а пожалуй что и муки, которые испытывают сегодня менеджеры и сотрудники российских государственных медиа, можно назвать неучтенными потерями информационных войн. На наших глазах формируется потерянное поколение пропагандистов. «Потерянным поколением» называли на Западе молодых людей, вернувшихся с фронтов Первой мировой. Трагедия этих парней, не умевших адаптироваться к мирной жизни, породила целую литературу середины ХХ века. Герои Хемингуэя и Дос Пассоса, Ремарка и О`Хары стали символами немногословного благородства одиночек на фоне безысходности судьбы и надвигающегося кошмара еще более жуткой войны.