Цензура
13 декабря 2019 г.
Войти в интернет можно будет только по паспорту. Даже в метро
8 АВГУСТА 2014, АНДРЕЙ СОЛДАТОВ

Премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление, согласно которому доступ к открытым сетям Wi-Fi в общественных местах в РФ больше не может осуществляться без регистрации пользователей. Операторы связи теперь должны будут указать их фамилию, имя, отчество, а также реквизиты паспорта и место жительства. Мало того, оператор должен будет установить уникальный номер устройства, с помощью которого пользователь выходил в Сеть. Полученные данные будут храниться полгода и в случае необходимости предоставляться правоохранительным органам. Правительство также обязало соцсети и другие популярные сайты установить оборудование и программное обеспечение, с помощью которого спецслужбы смогут в автоматическом режиме получать информацию о действиях пользователей этих сайтов.

ИТАР-ТАСС

Как это может функционировать, стало понятно после Олимпиады в Сочи, где эта система фактически тестировалась. В Сочи было невозможно воспользоваться публичным wi-fi, не идентифицировав себя перед этим. Уже тогда, занимаясь расследованием для журнала Guardian, мы говорили, что этот проект может быть распространён на территорию всей России. По сути, речь идёт о том, что у операторов появится не очень сложное программное обеспечение, которое будет требовать от вас вводить свои паспортные данные при входе в интернет. Показывать документы работникам кафе не придётся.

Другое дело, что тут возникают технические трудности, потому что в Сочи идентификация происходила на основании «паспорта болельщика». И существовал реестр, куда все эти паспорта были внесены, а операторы имели к нему доступ и могли проверить, правильные ли данные введены. Но здесь систему нужно будет очень сильно масштабировать, потому что речь будет идти о наших обычных паспортах и о доступе для российских операторов к большой базе этих документов. Вторая трудность заключается в том, что в наше кафе может прийти иностранец, и как он будет идентифицироваться? Пока не очень понятно, как решить этот вопрос, скорее всего, этим занимаются «лучшие умы», но вряд ли это будет очень эффективно технологически.

Российская практика демонстрирует, что все подобные меры в принципе носят, скорее, запугивающий характер. Их смысл заключается не в том, чтобы охватить 100% людей, а в том, чтобы послать определённый сигнал: вы нигде не можете быть анонимны, будьте осторожны, будьте аккуратны в своих высказываниях. И фактически это приведёт, и уже приводит, к возрождению советской практики телефонных и нетелефонных разговоров и так далее.

В Сочи цель была именно такой. Формально могли прикрываться и борьбой с терроризмом, но реально из разговоров с соответствующими сотрудниками стало понятно, что задача организаторов — недопущение манифестаций и протестов. Для этого нужно решить две проблемы: не позволить провести саму акцию и не позволить журналистам её осветить. А если вы очень долго и настойчиво будете рассказывать, какими техническими средствами вы обладаете, чтобы отследить всех журналистов, собирающихся на какую-нибудь манифестацию, то в конце концов работники СМИ могут решить, что им лучше там не появляться. Потому что они точно будут опознаны, и если они — иностранцы, в следующий раз не получат визу, а если российские — им дадут «по шапке».

Параллельно с этим также подписан указ, который обязывает социальные сети подключать оборудование, позволяющее ФСБ следить за пользователями. Речь идёт о распространении на социальные сети системы СОРМ. Здесь точно такое же послание: даже если вы находитесь в социальной сети, учитывайте, что спецслужбы обладают техническими возможностями для перехвата ваших сообщений. Это намного более интересный поворот событий, потому что очевидно, что, прежде всего, это коснётся сервисов, которые физически находятся в России: «Вконтакте», «Одноклассники» и так далее. Но встаёт вопрос, что будет с сетями, которые на территории РФ не находятся. Ставить ли им эти «чёрные ящики» или нет? Специально чтобы решить эту проблему, ранее был принят другой закон «о персональных данных», где прямо написано, что серверы, содержащие персональные данные россиян, должны располагаться в России. И теперь вопрос в реакции «Фейсбука» и «Твиттера» на эти нововведения. Если они откажутся, то их в России могут закрыть. Мы имеем дело с рядом факторов, которые будут оказываться влиять на окончательное решение этих компаний. С одной стороны, на них будут давить российские власти. Это уже происходит: летом сюда приезжала делегация «Твиттера», позже — делегация «Фейсбука». И те, и другие постарались скрыть сам факт этих переговоров, так что о чём там шла речь — мы не знаем. А с другой стороны, будет идти давление со стороны общественных организаций, существующих на Западе. Например, Global Network Initiative (GNI) будет пытаться объяснять владельцам компаний, что нельзя идти на сотрудничество с авторитарными режимами. Именно для этого такие организации и создавались, их задача — защита свободы слова в сети. Но какой из этих двух факторов победит, пока не очень понятно.

Конечно, технически обходить все эти нововведения будет возможно. Технологические дыры будут, они существуют и в странах, где в интернет-цензуру вложены гораздо большие ресурсы, в том же Китае люди пользуются «Фейсбуком» и стремятся оставаться анонимными. Можно будет использовать IPN, можно будет входить в интернет через Tor. Но смысл этих инициатив не в этом. Вся история заключается в том, что угроза российской власти исходит не от анонимных пользователей сетей. Чиновники, оправдывающие эти меры, говорят об «информационной войне», но условные участники этой «войны», недобитые гражданское общество и оппозиционеры — не анонимны. Все важные оппозиционные политики действуют под собственными именами и имеют открытую аудиторию. И эти системы используются не для идентификации этих людей, а чтобы обычные пользователи боялись не только писать, но и читать критические посты и даже заходить на соответствующие страницы.




Фото ИТАР-ТАСС/ Зураб Джавахадзе
















  • Николай Сванидзе: ...руководство ТНТ сделало все необходимые выводы, даже если не получило соответствующих прямых указаний из центра. Они поняли, что поспешили с показом сериала. 

  • Коммерсант: Целью ТНТ было усиление узнаваемости платформы среди аудитории, которая «привыкла к телесмотрению и интересуется телевизионными премьерами»...

  • Mikhail Vinogradov: Еще Бисмарк писал, что русских могут сломить только две вещи - пластиковый стаканчик и показ сериала "Слуга народа".

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Про наивных продюсеров телеканала ТНТ
12 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Новость о том, что телеканал ТНТ начинает показ нашумевшего сериала «Слуга народа», главную роль в котором исполнил нынешний президент Украины Владимир Зеленский, выглядела как громкая сенсация. В последовавшем менее чем через сутки сообщении об изъятии данного кинематографического продукта из сетки вещания ничего сенсационного уже нет. Стоило бы удивляться, в недоумении разводить руками и пожимать плечами, если бы случилось иначе и российские зрители все же получили бы возможность ознакомиться с этим художественным произведением в полном объеме.
Прямая речь
12 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: ...руководство ТНТ сделало все необходимые выводы, даже если не получило соответствующих прямых указаний из центра. Они поняли, что поспешили с показом сериала. 
В СМИ
12 ДЕКАБРЯ 2019
Коммерсант: Целью ТНТ было усиление узнаваемости платформы среди аудитории, которая «привыкла к телесмотрению и интересуется телевизионными премьерами»...
В блогах
12 ДЕКАБРЯ 2019
Mikhail Vinogradov: Еще Бисмарк писал, что русских могут сломить только две вещи - пластиковый стаканчик и показ сериала "Слуга народа".
Вышка — не место для мысли. Впрочем, как и вся Россия
4 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дело Егора Жукова имеет некоторые шансы стать таким же знаковым, какими в свое время стали дело Дрейфуса во Франции и дело Бейлиса в России. Разница в том, что тогда французская и российская общественность почувствовали угрозу, исходящую от нарастающего антисемитизма, смогли дать бой и, в конечном счете, эти локальные битвы выиграли. В случае с делом Егора Жукова шансов на торжество справедливости немного, и о причинах этого скажу чуть позже. Сначала о том, почему дело Егора Жукова выделяется даже на фоне общего судебного беспредела большого «московского дела», частью которого оно является. В Егора Жукова силовая обслуга режима вцепилась мертвой хваткой.
Прямая речь
4 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Можно ли играть по правилам людей, которые привлекают людей к уголовной ответственности за слова, и продолжать говорить, что мы делаем современное гуманитарное образование?
В СМИ
4 ДЕКАБРЯ 2019
НОВАЯ ГАЗЕТА: По заявлению подсудимого, обыск проводился в сговоре с экспертом ФСБ Александром Коршиковым, поэтому оперативники уже заранее знали, что изымать.
В блогах
4 ДЕКАБРЯ 2019
Юлия Галямина: Вдумайтесь в абсурд того, что сейчас происходит: человека, который последовательно призывает к мирному протесту пытаются судить за призывы к насилию.
Про поэта Орлушу и «концентрацию протестных мыслей»
20 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Если в стране разворачивается кампания по поиску врагов народа, то непременно появляются профессиональные герои-разоблачители, которые обязательно обнаружат, что аккурат под их домом враги копают тоннель из Бомбея в Лондон. Создав в Госдуме комиссию по расследованию иностранного вмешательства во внутренние дела РФ, депутаты запустили процесс, логика которого неизбежно должна была привести к обнаружению такого тоннеля. И он был обнаружен. В ходе расследования «иностранного вмешательства» депутаты пришли к выводу, что в ряде регионов России действуют финансируемые из-за рубежа лагеря, в которых проходят обучение организаторы протестных акций.
Прямая речь
20 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Идиотизм этой инициативы заложен в ней с самого начала, и ничем, кроме фарса, работа такой комиссии не обернётся и обернуться не может...