Медиафрения
25 мая 2016 г.
Медиафрения. Профессия – подлецы
2 СЕНТЯБРЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



На минувшей неделе российские СМИ устроили чемпионат по подлости. Речь не идет о таких привычных характеристиках пропаганды и информационной войны, как ложь и тенденциозный отбор фактов. Это уже «нормально». Пропаганда и информационная война не ведутся в белых перчатках и по нормам журналистики. Но ведь все больше случаев избыточности. Избыточной низости. Избыточного подобострастия. Избыточного обмазывания оппонента грязью, явно сверх необходимого, для внедрения в сознание аудитории требуемой картины мира. Причем, участие в конкурсе подлецов принимают не только те СМИ, которые занимаются этим давно и профессионально, но и те, чья остаточная репутация, казалось бы, должна стать преградой. Не стала. Ответ на вопрос, почему они это делают, не является праздным морализаторством. Это не риторический вопрос, поскольку для того, чтобы из всего этого выбираться, надо понять в том числе и анатомию того феномена, который можно назвать феноменом «избыточной подлости».

КОНКУРС ПОДЛЕЦОВ: ИТОГИ ОДНОЙ НЕДЕЛИ

В номинации «Окончательное прощание с профессией» победу одержала самая первая частная газета постсоветской России, в прошлом дававшая самые яркие образцы свободной журналистики, газета «Коммерсантъ». В номере от 29 августа на первой полосе помещена статья под заголовком «Немощь обратилась за помощью». За глумливым названием просвечивает тупая физиономия садиста, который, прострелив человеку колени, предлагает ему поприседать и находит данную ситуацию забавной, а себя большим остроумцем. Само содержание статьи не изобилует какими-либо особенными мерзостями. Вполне себе обычная статья, в которой описываются события в Украине на тот момент: российское военное вторжение и реакция на него участников конфликта, Киева и Москвы.

Статью нельзя назвать ни объективной, ни взвешенной, поскольку факты и свидетельства присутствия российских военных на территории Украины тут же сопровождаются скептическими комментариями, а сами эксперты, чьи оценки и мнения в статье цитируются, подобраны так, что это обеспечивает несбалансированный и односторонне провластный характер материала. Но в целом статья вполне в духе теперешнего «Коммерсанта»: в духе умеренной лояльности, без непристойного вылизывания Путина и столь же непристойного охаивания его оппонентов, так характерного для «Известий» и «Комсомолки».

Диагноз «избыточная подлость» поставлен благодаря названию статьи. Это тот случай, когда название настолько резко контрастирует с содержанием, что становится очевидным не авторское, а редакционное происхождение этого заголовка. Ясно, что эту гадость нахлобучили на статью не те, кто ее написал, а те, кто редактировал, не исключено, что авторы увидели бесстыжий заголовок уже в напечатанном номере газеты. Так бывает, но это тот случай, когда обычай, традиция в СМИ явно противоречит закону. Гражданский кодекс защищает права автора на неприкосновенность произведения, что, несомненно, включает требование как минимум согласовывать с авторами изменение названия. То есть если авторы не обратятся в суд, или хотя бы не обнародуют публично своего несогласия с подлым заголовком, значит, они признают свое авторство и на это название.

А пока основная ответственность за прощание с профессией издания, которое когда-то было флагманом качественной журналистики, лежит на главном редакторе «Ъ» Михаиле Михайлине. А тем нескольким оставшимся в издании хорошим журналистам (знаю, по крайней мере, двоих) предстоит, видимо, делать выбор между двумя группами рисков: в случае ухода риском на неопределенное время остаться без работы и риском потери репутации в случае соседства своей фамилии на полосе с какой-либо очередной мерзостью.

В номинации «Абсолютный рекорд подлости» первенство вторую неделю удерживает НТВ благодаря циклу передач с поистине издевательским названием — «Профессия — репортер». На этот раз «по многочисленным просьбам зрителей» в этом цикле был показан фильм «Еще 17 друзей хунты» в продолжение тех 13, которые были изобличены неделей ранее.

Фильм поражает не только подлостью и попытками забросать грязью людей, не поддерживающих российскую агрессию в Украине. Но и бессилием этих попыток. Комья грязи не долетают, попадая в самих авторов. Безымянные авторы не смогли проявить толику изобретательности и труда, чтобы облечь свою подлость в мало-мальски правдоподобную упаковку, снабдить какой-никакой иронией, сарказмом, что ли…

Украинская певица Анастасия Приходько. Поддерживает Украину, осуждает российскую власть и тех, кто поддержал агрессию. В кадре возбужденный Иосиф Пригожин: «Кто ты такая, чтобы осуждать Кобзона!!» Слово «Кобзон» было произнесено с интонацией, будто это как минимум Иисус Христос. Получилось смешно. Смешна была не Приходько, смешон был Пригожин, пытающийся выставить осуждение Кобзона в качестве святотатства.

На протяжении всего фильма дежурным обличителем друзей хунты был писатель Сергей Лукьяненко. К сюжету о певице Приходько авторы фильма подверстали реплику Лукьяненко о том, что все друзья хунты должны издаваться только на Украине и на украинском языке. Эта страшная угроза должна была, видимо, просто уничтожить Приходько, которая, во-первых, живет в Украине, во-вторых, не издается, а поет, а в-третьих, поет в основном именно на украинском языке. Возможно, эта угроза должна была звучать в предыдущем фильме и адресоваться поэту Быкову или писателю Шендеровичу, а безымянные режиссеры и монтажеры фильма второпях прицепили ее к певице Приходько. Получилось глуповато.

Журналиста и блогера Андрея Мальгина обвинили в том, что он сдает свою «роскошную квартиру в Москве», на что стремительный Мальгин тут же, не дождавшись конца фильма, поздравил НТВ соврамши, поскольку квартиру в Москве он давно продал. Кроме того, писатель Сергей Лукьяненко сообщил, что Мальгин не русский, поскольку живет не в России. Очевидно, Иван Сергеевич Тургенев и Иван Алексеевич Бунин, которые свои лучшие произведения создали, живя не в России, по классификации Лукьяненко совершенно не русские писатели. Хотелось бы посмотреть, какие очертания приобретет русская культура в целом и русская литература в частности, если к ним последовательно применить процедуру обрезания с помощью «бритвы Лукьяненко».

Дальше создатели фильма совсем перестали искать компромат на предателей, и ткань фильма упростилась до элементарной схемы: предатель — приговор. Так, про Олега Кашина и Аркадия Бабченко сказали, что они не могут считаться журналистами. К сюжету о телеведущих Михаиле Шаце и Татьяне Лазаревой была почему-то пристегнута обличительная реплика все того же писателя Лукьяненко про то, что «нашей интеллигенции свойственно национал-предательство». Михаил Григорьевич и Татьяна Юрьевна — люди, несомненно, одаренные и обаятельные, но почему Лукьяненко именно их счел воплощением русской интеллигенции и прежде всего ее пороков, для меня осталось загадкой. Возможно, это снова ошибка при монтаже.

Проще было с актером Анатолием Пашениным, которого продюсер Белоцерковский просто и без церемоний назвал проституткой. К американской порнозвезде Саше Грей, которая попала в фильм из-за фразы: «Оставайся сильным, Киев!», писатель Лукьяненко отнесся по-отечески снисходительно и даже тепло, сказав, что девушка, скорее всего, просто не разобралась и вообще была не в курсе. Чувствовалось, что писатель надеется, что при личном общении он смог бы ей все правильно объяснить.

Если на судьбе Саши Грей и Анастасии Приходько попадание в фильм НТВ, скорее всего, никак не скажется, то сюжет про заслуженного учителя России Тамару Эйдельман выглядит фактическим доносом. В фильме было показано главное преступление Тамары Натановны, а именно — посещение ею города Киева и участие в конгрессе «Украина и Россия: возможность диалога». Учитывая тяжесть содеянного, к ней был приставлен наиболее суровый обличитель, лидер славянской гвардии Новороссии Владимир Рогов, который задал по поводу заслуженного учителя Тамары Эйдельман один вопрос: «Вы бы хотели, чтобы ваших детей учили и воспитывали в духе предательства?»

В своей реплике на первый фильм про «13 друзей хунты» писатель Виктор Шендерович обиделся, что про него и других фигурантов фильма накопали так мало, обвинил НТВ в халтуре. Виктору Анатольевичу грех обижаться, поскольку на фоне «17 друзей хунты» предыдущий выглядит глубоким журналистским расследованием. Но халтурность и бездарность этого произведения не делает его безобидным. Мишени на лбах и тех 13-ти, и этих 17-ти нарисованы хоть и коряво, но очень отчетливо. Те, на кого рассчитан этот фильм, и те, кого создатели этого фильма хотят натравить на несогласных, люди не слишком требовательные, и они эти мишени увидели.

УЧИМ СЛОВА: ГУМАНИТАРНО-БОЕВАЯ ОПЕРАЦИЯ, А ВЫБОРЫ — ЭТО БЕСПРЕДЕЛ…

Все-таки удивительные вещи творит с людьми монополия в политике и информации. Ладно, в советские годы можно было лепить горбатого про США или Англию, все равно проверить обычный человек не мог. Но сейчас врать на голубом глазу про Украину, когда чуть не у каждого третьего там родня, а у каждого первого куча френдов в социальных сетях!

Не успел начаться «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» от 31 августа, как первый же гость, не успев открыть рот, немедленно соврал. Это был Вячеслав Никонов, депутат, глава «Русского мира» и прочая, и прочая. Он сообщил, что в Украине разруха дошла до точки, банки деньги не выдают, банкоматы не работают. Я тут же попросил своих киевских знакомых подтвердить или опровергнуть эту информацию. Естественно, лжет Никонов, как обычно. Банкоматы работают, ограничения по объему выдачи есть, но у некоторых банков они даже более лояльны по отношению к вкладчикам, чем у нас в России. «Приватбанк» главного фашиста Коломойского, например, в день выдает на руки до 150 тысяч гривен. Можно сравнить с суточной выдачей российских банков.

Депутат Верховной Рады от Партии регионов Сергей Горохов стал рассказывать ужасы, по сравнению с которыми меркнет знаменитая повесть Первого канала о распятом младенце. Он сообщил, что при взятии одного из городов Донецкой области нацгвардия немедленно повесила на площади множество мужчин и публично надругалась над женщинами. Видимо, месячный лимит на ужасы в федеральном эфире был исчерпан Эрнстом, поэтому Соловьев деликатно спросил депутата Горохова, откуда тот это все взял. На что Горохов ответил, что ему эту историю поведал знакомый. После чего Соловьев еще более деликатно заметил, что такие истории необходимо тщательно проверять, и в случае подтверждения, конечно, добиваться возмездия.

Кое-как остановив поток ужасов, остановить поток абсурда Соловьев даже и не пытался, поскольку для этого надо было бы заставить всех приглашенных в студию молчать на протяжении всей передачи. А разве можно не дать слово, например, режиссеру Карену Шахназарову, который объяснил, что цель США — создавать везде хаос. Шахназаров знает, что, оказывается, именно благодаря хаосу США управляют миром и делают деньги. Мне всегда казалось, что деньги делаются в условиях стабильности и предсказуемости, но в вопросе делания денег я куда меньше разбираюсь, чем Шахназаров, поскольку в его распоряжении целый «Мосфильм», а в моем лишь старенький ноутбук.

Но дальше Шахназаров сказал нечто настолько странное, что у меня при всем доверии к успешному кинодеятелю, возникли вопросы. Он объявил, что, если хаос будет продолжаться, то России придется вводить армию. И продолжил: «Если завтра они захватят Чернобыль, то ввод российских войск станет неизбежной необходимостью». Я долго пытался понять, что хотел сказать режиссер. Вот есть Чернобыль, который находится на территории Киевской области Украины. Эта территория на данный момент и на момент «Воскресного вечера» контролировалась и контролируется киевской властью, которую все в студии Соловьева называют «хунта», «бандеровцы», «фашисты», «марионетки США». То есть именно они и являются, по версии Шахназарова и Ко, источниками и проводниками того самого американского хаоса, против которого и выступает вся эта компания. Так кто же тогда должен «захватить Чернобыль», чтобы вынудить Шахназарова ввести войска? На этот вопрос я так и не получил ответа.

Зато узнал несколько новых слов из словаря гибридной войны. Во-первых, «гуманитарно-боевая операция». Вот не додумался Оруэлл до таких изящных и емких выражений, которые скрывают обычное смертоубийство: «принуждение к миру», «гуманитарный конвой», теперь вот «гуманитарно-боевая операция».

Или вот еще, цитата из депутата Яровой: «Выборы это очередной беспредел по отношению к жителям Донбасса». Нет, это надо просто учить и запоминать, как неправильные глаголы: гуманитарно-боевая операция — это благо. Выборы — это беспредел. Это слова новорусского языка, который к русскому имеет довольно отдаленное отношение.

На этот раз в студии был один человек, который, в целом разделяя большую часть ценностей «Русского мира» и бегло владея вот этим новорусским, тем не менее, по одному пункту расходился со всеми остальными обитателями студии. Это был депутат Верховной Рады Левченко, который стоял за сохранение территориальной целостности Украины. Это выглядело настолько странно, что некоторые присутствующие не понимали, как такой человек мог оказаться в студии. Как его вообще пропустила охрана «Останкино». А когда Левченко сказал, что он не поддерживает ДНР, то депутат Яровая буквально была готова вызвать полицию.

К тому же Левченко постоянно допускал неполиткорректные аналогии. Так он сравнил действия хунты с методами НКВД. На что Яровая буквально взвилась: «У них методы фашистов, а не НКВД!» Всем в студии была очевидна бестактность молодого украинского политика. Ведь именно от НКВД ведет свой генетический корень наш президент. А тут сравнение с хунтой. Нехорошо. Но Левченко продолжал идти путем бестактных аналогий, заявив, что недооценка противника может привести к поражению, как это случилось с Николаем 1 в Крымской войне.

После этих слов в студии повисло тяжкое молчание. Мне показалось, что Соловьев пожалел, что позвал Левченко, который совсем не умеет себя вести. Надо же было в эфире российского ТВ сказать о том, что русские, которые, как известно, не сдаются никогда, могли потерпеть поражение. Тут уж взорвался депутат Никонов, который просто заорал, что мы уже выиграли Крымскую войну. Я сначала подумал, что депутат сделал сенсационное открытие в отечественной истории 19-го века, а потом понял, что он почему-то называет Крымской войной добровольное присоединение Крыма к России, которое состоялось в строгом соответствии с нормами международного права. Так, во всяком случае, нам объяснил Путин, которого Никонов вроде бы поддерживает. Но следом Никонов сделал еще более сенсационное заявление. Он сообщил, что если Украина вступит в НАТО, то это самое НАТО обязано будет завтра воевать с Россией. То есть, не успев сообщить, что недавнее присоединение Крыма произошло в результате какой-то мифической Крымской войны, Никонов квалифицирует и нынешние российско-украинские отношения как войну. Просто бандеровец, или даже каспаровец какой-то махровый, а не депутат Никонов.

Когда закончился «Воскресный вечер» 31 августа и наступила осень, я вспомнил, что подавляющее большинство тех, кто все это лето и всю прошедшую весну выступал в эфире российских телеканалов, уверенно предрекали, что нынешняя украинская власть сгинет этой осенью. И вот осень наступила. Надеюсь, через три месяца можно будет всех обитателей нашего телевизора чохом поздравить, севши в лужу. А за эти три месяца, в течение которых наши СМИ будут по-прежнему избыточно подличать, избыточно лгать, избыточно вылизывать, есть смысл подумать не над тем, почему они подличают, лгут и вылизывают, а почему они это делают столь избыточно, сверх всякой меры и необходимости. У меня на этот счет возникла гипотеза, которой я поделюсь в следующей «Медиафрении».


Коллаж ЕЖ














  • Сергей Пархоменко: Успех тут измеряется не так, как обычно... Алёна Солнцева: Сейчас патриотический ресурс многие попытаются монетизировать... Денис Заруцкий: Кто они такие и кому это надо, решайте сами.

  • Lenta.ru: Проект может обеспечить «творческо-музыкальный ресурс для идеологических задач, стоящих перед руководством страны в работе с электоратом».

  • Живан Рассветов-Русских: ПУТИНУ ПРЕДЛОЖИЛИ СОЗДАТЬ ИНКУБАТОР КОБЗОНОВ И ТИМАТИ.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Сам с собою. Громко
24 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Российское телевидение продолжает осваивать все новые сферы человеческого бытия, которые ранее не становились объектами освещения медиа. Одно из таких всем известных явлений, про которые до недавнего времени не было принято говорить публично, это самоудовлетворение. Наверняка в каких-то передачах о здоровье доктора рассказывали родителям о том, как надо относиться к этому явлению. Но так, чтобы выводить эту тему на самую широкую аудиторию, делать ее предметом пристального общественного внимания, до этого как-то не доходило.
Медиафрения. Реквием и пустота
17 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе ВГТРК праздновал свой 25-летний юбилей. Так, во всяком случае, было объявлено. Правда, ВГТРК была учреждена 14.07.1990 года, то есть юбилярша почти на год старше, чем было объявлено. Впрочем, возможно, начальство считает, что барышне уже пора скрывать свой возраст. В любом случае, торжество было пышным. Пришел Путин, выпил шампанского и рассказал, как высоко он ценит работу журналистов вообще и свободу слова в частности. В свете некоторых событий минувшей недели эти слова звучали несколько… Впрочем, о грустном чуть позже, а сначала о хорошем.
Медиафрения. Альтернатива миру
10 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
У них была Вторая мировая – у нас Великая Отечественная. Они 8 мая отметили День Скорби, Памяти и Примирения – мы 9 мая праздновали День Победы. У них главным лозунгом было «Никогда больше!» – у нас некоторые несли плакаты «Можем повторить!», и этот лозунг не вызывал массового протеста. Путин в своей речи ничего не сказал о главных союзниках нашей страны: США и Великобритании, зато нашел место для угрожающих интонаций в адрес тех, с кем 71 год назад вместе освободили планету от фашизма.
Медиафрения. Подлость как государственная политика
4 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Есть распространенное заблуждение, что развитие свойственно только свободным демократическим странам, а авторитарные режимы фашистского типа статичны и лишены динамики. Это ошибка. На примере путинского режима можно видеть, как фашизм эволюционирует, меняет формы, обрастает новыми щупальцами, присосками и ядовитыми шипами. Особенно наглядно это проявляется в такой важнейшей составной части режима, как телевещание.Вся вторая половина апреля в стране прошла под знаком культа лидера ЛДПР. Народ готовили к двум праздникам: предстоящему Дню Победы и юбилею Ж. Причем второму торжеству явно отдавалось предпочтение.
Медиафрения. Идолы прошлого и настоящего
26 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На зачищенном до стерильности медийном поле на минувшей неделе вновь обнаружены сорняки. Естественно, начата прополка. На ликвидацию одной сорняковой группы, а именно агрегаторов новостей, была брошена Госдума, которая в первом чтении приняла-таки закон, обязывающий эти новостные агрегаторы проверять каждую новость на достоверность. Когда этот закон еще только вносился в Госдуму, депутатам подробно и очень понятно, как детям, объясняли, что крупнейшие новостные агрегаторы, такие как «Яндекс.Новости», это просто роботы, которые в автоматическом режиме обрабатывают публикации из 50 тысяч СМИ и в автоматическом же режиме выстраивают свою новостную линейку. Требовать от робота, чтобы он проверял каждую публикацию на достоверность, примерно то же самое, что пытаться заставить автомобиль инкассаторов находить фальшивые купюры среди миллионов перевозимых денежных банкнот.
Медиафрения. В предвкушении окончательного счастья
19 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Завершая роман, над воплощением которого Владимир Владимирович Путин трудится вот уже 17-й год, Джордж Оруэлл описал, как главный герой Уинстон Смит обрел наконец полное счастье: «Долгожданная пуля входила в его мозг. Он остановил взгляд на громадном лице. Сорок лет ушло у него на то, чтобы понять, какая улыбка прячется в черных усах. О жестокая, ненужная размолвка! О упрямый своенравный беглец, оторвавшийся от любящей груди. Две сдобренные джином слезы прокатились по крыльям носа. Но все хорошо, теперь все хорошо, борьба закончилась. Он одержал над собой победу. Он любил Старшего Брата». Минувшая неделя показала, на какой стадии находится работа Путина по воплощению оруэлловского сценария.
Медиафрения – 149. Политическое столоверчение
12 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Будущее для хозяев жизни в путинской России непонятно и неприятно. Они, оседлавшие настоящее, ощущают, как оно уже потихоньку начинает выскальзывать из-под обширных ягодиц. Подземные богатства необратимо падают в цене. Роскошь европейских курортов и западных столиц становится для многих из них недоступной. Перспектива остаться один на один с ограбленным народом без возможности в случае чего сбежать в уютную маленькую страну совершенно не радует. Отсюда огромное желание повернуть время вспять. Вернуться в прошлое. На век – другой назад.
Медиафрения. Криминальный оркестр
5 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Писатель от слова «писать». Пишут многие, правда, продукт получается разный. Лев Толстой писал роман с 1863 по 1869 год, получилась «Война и мир». Марсель Пруст начал «В поисках утраченного времени» в 1909-м и так и не успел завершить до своей смерти в 1922-м, 13-ти лет не хватило. А кто-то испачкал дверь туалета или стену лифта за три секунды, и готов продукт творчества. Журналистика — это сфера более высоких скоростей, чем литература, но такой журналистский жанр, как расследование, требует трех компонентов: честности, таланта и времени. Если нет ни того, ни другого, ни третьего, если надо быстро измазать дерьмом того, кого считаешь врагом и на эту работу никого, кроме энтэвэшников под рукой не находится, то получается то, что получилось в минувшую пятницу.
Медиафрения. Понты и язык тела
29 МАРТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Минувшая неделя была для Кремля полна триумфов. Во-первых, взяли Пальмиру. Что на самом деле отрадно. Но, если судить по российским новостям и комментариям, Пальмиру брал Путин лично. По крайней мере, в сюжете об этом событии в «Вестях недели» у Дмитрия Киселева слово «Путин» звучало намного чаще слова «Пальмира». И Путина в этой связи показывали больше, чем кого-либо еще. Второй триумф, вернее, серия триумфов в той же программе Киселева была озаглавлена как «Очередь в Кремль». Это про то, как высокопоставленные чиновники разных стран толпились в приемной Путина, а он их всех принимал. «Какая изоляция? Какая страна-изгой? Все к нам кланяться приехали, не могут ничего без России и без Путина!» — репликами подобного содержания и подобных интонаций были переполнены комментарии российских СМИ.
Медиафрения. Герои русской весны
22 МАРТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Те проблемы, а пожалуй что и муки, которые испытывают сегодня менеджеры и сотрудники российских государственных медиа, можно назвать неучтенными потерями информационных войн. На наших глазах формируется потерянное поколение пропагандистов. «Потерянным поколением» называли на Западе молодых людей, вернувшихся с фронтов Первой мировой. Трагедия этих парней, не умевших адаптироваться к мирной жизни, породила целую литературу середины ХХ века. Герои Хемингуэя и Дос Пассоса, Ремарка и О`Хары стали символами немногословного благородства одиночек на фоне безысходности судьбы и надвигающегося кошмара еще более жуткой войны.