Санкции
26 мая 2018 г.
Время «Мистралей» закончилось. Даже не начавшись

ТАСС

Моряки хорошо знают: есть корабли, несчастливые с момента закладки. С ними всегда случаются аварии и катастрофы. Даже случайное соприкосновение с таким кораблем грозит неприятностями. В справедливости такой теории только что убедился высокопоставленный российский чиновник, заместитель председателя военно-промышленной комиссии Олег Бочкарев. Черт его дернул рассуждать о судьбе злосчастных «Мистралей» в беседе с журналистами в ходе конференции «Информационные технологии на службе оборонно-промышленного комплекса», проходившей в Татарстане. Отвечая на вопрос о судьбе вертолетоносцев, зампред ВПК заявил, что отказ России от кораблей уже «свершившийся факт», и подчеркнул, что остался только один вопрос — «о сумме денег, которые должны быть возвращены РФ».

Россия после отказа от вертолетоносцев типа «Мистраль» планирует строить десантные корабли, но другого класса — цели скопировать французский образец нет, заявил все тот же Бочкарев. «У нас такие корабли запланированы, они у нас в проекте, но мы их строили по другому классу, у нас другая идеология высадки десанта. Цели скопировать "Мистраль" нет», — сказал он журналистам.

Новость об окончательном отказе России от «Мистралей» мгновенно разлетелась по СМИ. Реакция с вершин власти последовала незамедлительно. Как сообщил некий очень информированный источник, вице-премьер Дмитрий Рогозин объявил своему заму строгий выговор. Более того, он поручил разработать регламент общения с прессой, по которому давать комментарии его подчиненные смогут только с личного разрешения председателя комиссии. Оказалось, что Бочкарев, высокопоставленный чиновник в системе оборонно-промышленного комплекса, совершенно некомпетентен. К переговорам по «Мистралям» никакого отношения не имел, занимаясь исключительно техникой Сухопутных войск и ВДВ.

Думаю, откровения Бочкарева каким-то образом нарушили российскую стратегию на предстоящих переговорах с Францией. Известно, что Россия настаивает на компенсации за разрыв контракта в размере 1,163 миллиарда евро, французы же предлагают куда меньшую сумму — 784 миллиона. При этом Москва утверждает, что готова взять и сами «Мистрали» (проблема возникла, когда французы отказались передавать первый из вертолетоносцев после аннексии Крыма и действий России на юго-востоке Украины).  

Но следует признать: наказанный Бочкарев сказал сущую правду. Вертолетоносцы типа «Мистраль» действительно не нужны сейчас России. Их время кончилось, не начавшись. Решение о закупке «Мистралей» принималось в момент, когда встал вопрос о новой военно-морской стратегии для России. Дело в том, что корабельный состав наших ВМФ — это фактически остатки советского военного флота. Главной задачей которого было обеспечение функционирования атомных подводных лодок. Стало быть, флот был ориентирован на нанесение ядерного удара по США и на уничтожение авианосных группировок потенциального противника. Сохранять эти боевые задачи и одновременно заявлять о партнерстве с Западом было не слишком удобно.

К тому же выяснилось: существующие десантные возможности флота, ну, никак не соответствуют потребности в быстром реагировании. Морская пехота Черноморского флота должна была принять участие в войне с Грузией. Но она грузилась на десантные корабли все те пять дней, пока длился конфликт…

«Мистрали» воплощали другую философию войны на море: способность к глобальной проекции силы, проведению операции по освобождению заложников, экстренной эвакуации своих граждан с территории страны, охваченной беспорядками, борьбе с пиратами. Неслучайно Бочкарев говорил о различных концепциях десантирования. «Мистрали» обеспечивают быструю высадку ограниченных сил с вертолетов, чтобы десантники в кратчайший срок выполнили задачу и ушли. Советская же концепция десанта предполагает участие в широкомасштабной операции. Высадку с моря на бронетехнике, захват плацдарма, который надо удерживать до подхода «главных сил» — то есть все, что входит в сценарий большой войны…

Но теперь Россия вернулась к военной конфронтации с США и НАТО. А с ней вернулись и старые задачи ВМФ. Ну и зачем теперь всякие новомодные глупости с «проекцией силы»?



Фото: Франция. Сен-Назер. 27 ноября 2014 года. Универсальный десантный корабль ВМФ России "Севастополь" класса "Мистраль" в порту Сен-Назер. Мишель Плассар/ТАСС













  • Дмитрий Орешкин: Складывается ситуация, когда закон служит инструментом для того, кто стоит над законом. От этого вырабатывается презрение и к законам, и к государству, и к элитам...

  • Eg.ru: Если документ согласуют в нынешней редакции, то он даст президенту возможность вводить 16 различных ответных мер. К ним будут относиться ограничения или запреты на ввоз сельскохозяйственной...

  • Михаил Касьянов: Российской оппозиции пытаются заткнуть рот. Правящий режим начинает новый виток открытой борьбы с инакомыслием.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Бей своих, когда до чужих не дотянуться
14 МАЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Подавляющее большинство законопроектов в нашей стране не имеют не единого шанса превратиться в закон. Впрочем, их авторы на это и не рассчитывают. Они преследуют иную цель — продемонстрировать начальству абсолютную лояльность, вменяемость и способность формулировать некие смыслы. Чтобы оказаться в каких-нибудь списках «перспективных». Этот нехитрый карьерный прием используется уже много лет, особенно он популярен в среде молодой региональной элиты, представители которой стремятся заполучить пост в столице. Но закон, что в этот понедельник начинает рассматривать Госдума, в мусорное ведро не выкинут — его вносят руководители обеих палат парламента и лидеры всех думских фракций. Судя по всему, он будет принят уже в эту сессию.
Прямая речь
14 МАЯ 2018
Дмитрий Орешкин: Складывается ситуация, когда закон служит инструментом для того, кто стоит над законом. От этого вырабатывается презрение и к законам, и к государству, и к элитам...
В СМИ
14 МАЯ 2018
Eg.ru: Если документ согласуют в нынешней редакции, то он даст президенту возможность вводить 16 различных ответных мер. К ним будут относиться ограничения или запреты на ввоз сельскохозяйственной...
В блогах
14 МАЯ 2018
Михаил Касьянов: Российской оппозиции пытаются заткнуть рот. Правящий режим начинает новый виток открытой борьбы с инакомыслием.
Есть ли в РФ защита от дурака?
18 АПРЕЛЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Над названием законопроекта № 441399-7 можно думать вечность. Можно сидеть перед ним и рассматривать его (название) как «Черный квадрат» Малевича, втягиваясь незаметно в его космическую тьму. Прочитайте, пожалуйста, это название, вслушиваясь в каждое слово в отдельности, после чего оцените гармоническую связь между соседними словами, а также симфонию смыслов, порождаемую названием, прочитанным полностью. Вот оно: «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и (или) иных иностранных государств».
Прямая речь
18 АПРЕЛЯ 2018
Илья Мильштейн: Сироты пускай мрут, картошку скормим бульдозеру, лечиться назло Госдепу станем берестой под водяру, а все остальное стырим.
В СМИ
18 АПРЕЛЯ 2018
"Известия": Депутаты Госдумы рассмотрят в первом чтении законопроект об ответных мерах на санкции США 15 мая. Об этом сообщил первый вице-спикер нижней палаты российского парламента Иван Мельников.
В блогах
18 АПРЕЛЯ 2018
25mars: это называется выстрелить себе в ногу и то единственную
Импортозамещение или пожар?
27 ФЕВРАЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Спешу порадовать вас, дорогие сограждане. Нам опять чертовски повезло. Только что министр финансов США Стивен Мнучин заявил, что Соединенные Штаты введут санкции в отношении России в течение ближайших 30 дней. «Мы исполняем все существующие санкции и вводим новые», — сказал Мнучин во время выступления в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. Новый санкционный пакет должен стать ответом на предположительное вмешательство России в президентские выборы 2016 года. Параллельно с этим власти страны создали рабочую группу, которая должна предотвратить возможное вмешательство в предстоящие осенью выборы в Конгресс.
Прямая речь
27 ФЕВРАЛЯ 2018
Алексей Макаркин: Санкции являются многоплановой проблемой. Они, например, ещё больше изолируют Россию от новых технологий и повышают цену доступа на международные финансовые рынки заимствования.