Украина
17 декабря 2018 г.
Филологические опыты непризнанных республик
9 ИЮНЯ 2015, ГЕОРГИЙ ЧИЖОВ

ТАСС

Появляющиеся в некоторых СМИ сообщения о том, что непризнанные республики готовы предложить Киеву только часть своих территорий — это ошибка. Просто представители ДНР и ЛНР впервые стали использовать терминологию украинского законодательства (в этом, собственно, главная сенсационность новости), где непризнанные республики называются «отдельными районами Донецкой и Луганской областей». Ещё недавно, когда законы об особом статусе отдельных районов только принимались, эти термины вызывали возмущение в Донецке и Луганске. Тамошние официальные спикеры говорили, что если Киев будет оперировать такими терминами, то у них ничего общего не будет, но теперь ситуация поменялась. Однако журналисты, которые не совсем разбираются в нюансах, создали ощущение, что в ДНР и ЛНР выделяется какая-то «опричнина» и «земщина».

В принципе, продолжается процесс, начавшийся со 2-х Минских договорённостей: лидеры ДНР и ЛНР, видимо, под давлением России, заявляют, что не возражают против возвращения в состав Украины. Звучит это довольно неуклюже, потому что ранее они многократно говорили, что не хотят иметь с Украиной ничего общего и уж, во всяком случае, не хотят быть её частью. Другое дело, что условия, на которых они готовы объединиться, для Киева неприемлемы. Так что все переговоры о реинтеграции пока выглядят как дипломатические манёвры, позволяющие не воевать и вроде бы идти по какому-то пути к прогрессу и взаимопониманию. Но если когда-нибудь будут достигнуты реальные договорённости, которые положат конец противостоянию, то они будут весьма далеки от условий, выдвигаемых сегодня. И обстоятельства должны серьёзно поменяться для их достижения.

Рассчитывает ли Россия всерьёз на то, что Украина согласится взять неконтролируемые на сегодняшний момент районы и создать себе таким образом большие проблемы, — непонятно. Но идея достижения хотя бы «худого мира», который будет лучше «доброй ссоры», вызывает симпатию у европейцев, и тут Кремль получает неожиданного союзника. Европейцы согласны на всё, лишь бы не было войны и им бы не приходилось всё время придумывать меры реагирования на продолжающиеся боевые действия.

И европейцы давить на Украину будут сейчас серьёзно. Киеву придётся продемонстрировать, что он тоже идет навстречу, пока ситуация не зайдёт в очередной тупик, которым скорее всего станет вопрос о выборах и границах. Украина в этом отношении зависит от Европы почти так же, как непризнанные республики от России, она должна отчитываться перед ЕС, почему нет движения навстречу оппонентам.

Для Киева абсолютно неприемлемы несколько мелких условий, выдвинутых непризнанными республиками, например, требование позволить создавать в этих районах «народную милицию», не подчиняющуюся законам Украины. Причём предложения содержат пункт, предлагающий записать право создавать такую милицию в конституцию страны. Кроме того, идёт спор о том, что пока не принято — о полномочиях. ДНР и ЛНР говорят, что отдельные районы будут действовать в соответствии с предоставляемыми им по конституции полномочиями, но какими они будут — пока непонятно, это тема для больших дискуссий. Киев настаивает на том, что эти районы будут обладать такими же полномочиями, как и любые другие после запланированной реформы местного самоуправления. Но в Донецке и Луганске считают, что у них должно быть особое положение. Фактически они хотят сохранить отдельную территорию с собственными законами.

Прийти к компромиссу очень трудно, потому что всё упирается в проблему, стоящую уже очень давно: что первично — установление Украиной контроля над границей или выборы по украинскому законодательству? Киев настаивает на первом, а сепаратисты — на втором. Они могут согласиться изобразить у себя выборы по украинским законам, но под собственным контролем, а обсуждать вопрос о границе не хотят.

При этом по факту Украина готова согласиться на какие-то особые полномочия для этих районов, хотя с экономической точки зрения сейчас выгоднее вообще оставить ситуацию так, как есть. Но Киев не может пойти на фактический выход этих районов из правового поля Украины, существование там собственных вооружённых формирований, отказаться от контроля со стороны общенациональных структур. ДНР и ЛНР попытаются зафиксировать обязательства Киева по бюджетному финансированию, но при этом откажутся от контроля со стороны министерств. И тут сторонам будет очень трудно найти точки соприкосновения, по крайней мере, сейчас, когда за непризнанными республиками стоит Россия, и им надо просто «вести себя прилично» с точки зрения Москвы. То есть не говорить, что они вышли из состава Украины навсегда, а утверждать, что они готовы на компромисс, реально же до него пройдут годы и годы. Скорее всего, на это и рассчитывают в Луганске и Донецке, да и в Киеве тоже.

 
Фото: Украина. Донецк. 11 мая 2015. Участники праздничного шествия, приуроченного к годовщине референдума о самоопределении ДНР и ЛНР. Николай Муравьев/ТАСС












  • Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.

  • "Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.

  • Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Безвыигрышное положение
27 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Значительная часть споров относительно военно-морской потасовки, устроенной в Керченском проливе, сводится к дискуссии о том, нарушали ли украинские бронекатера российские территориальные воды и, стало быть, имели ли наши морские пограничники «законное право» на их «вытеснение» и применение оружия. Споры эти, на мой взгляд, совершенно пустые. Ведь те, кто в них участвует, апеллируют к международному праву, в частности к Конвенции ООН по морскому праву. Но, согласно этому самому международному праву, никаких российский вод, ни территориальных, ни внутренних, вокруг Крыма не существует. Потому что, с точки зрения всего остального мира (включая российских союзников по ОДКБ), полуостров принадлежит Украине.
Прямая речь
27 НОЯБРЯ 2018
Сергей Цыпляев: Военных действий ждать, конечно, не стоит, но предстоит очень сложная дипломатическая борьба вокруг захваченных корабле и арестованных моряков.
В СМИ
27 НОЯБРЯ 2018
"Независимая газета": Россия, похоже, попала в ловушку, из которой нет выхода.
В блогах
27 НОЯБРЯ 2018
Владимир Ермолин: Лишь однажды за свою службу в ВМФ я оказался в гуще ЧП в открытом океане... И только дураки могут потешаться, злорадствовать, слушая дрожащий голос украинского офицера. Это наш общий кошмар!
«Путин – это война!» — Борис Немцов
26 НОЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшее воскресенье наследники славы великих русских флотоводцев устроили небольшое морское сражение фактически под одним из пролетов Крымского моста. Бесстрашные моряки-пограничники с помощью авиации и приданого спецназа грудью преградили путь вражескому флоту, не дав ему прорваться в акваторию нашего внутреннего моря – Азовского. Абсолютно уверен – все, кто сегодня посмеют усомниться, что Азов наше внутреннее море лишь на том смешном основании, что оно омывает часть украинской территории, будут признаны предателями и врагами России. Итак, два боевых украинских катера и один буксир плыли из украинского города Одесса в другой украинский город, Мариуполь. 
Прямая речь
26 НОЯБРЯ 2018
Аркадий Дубнов: Чисто эмоционально меня поражает тот злобный азарт российских моряков, с которым они атакуют несчастный буксир. Они точно знают, что победят и им никто не ответит.
В СМИ
26 НОЯБРЯ 2018
Медуза: Вооруженные силы Украины приведены в состояние полной боевой готовности, сообщает Минобороны страны, ссылаясь на решение Совета национальной безопасности и обороны.
В блогах
26 НОЯБРЯ 2018
Александр Кынев: Всё печально и предсказуемо - когда рейтинги падают, ничего другого кроме отвлекающей внимание внешнеполитической эскалации, власти похоже придумать не могут
Российские санкции как награда
2 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В постановлении правительства РФ № 1300 от 1.11.2018 о санкциях в отношении Украины названы 322 украинских гражданина и 68 компаний, которым Россия станет блокировать безналичные денежные средства и имущество, а также запретит вывозить свои капиталы за пределы России. Для многих из тех, кто попал в санкционный список, это стало наградой. Общую точку зрения выразил генпрокурор Юрий Луценко: «Это предмет гордости для нас… С удовольствием увидел, что я есть (в списке). Значит, я на правильном пути». Полагаю, что многие журналисты Украины, чьих имен нет в списке, втайне завидуют, например, Виталию Портникову, который удостоился такой чести. 
Прямая речь
2 НОЯБРЯ 2018
Георгий Чижов: Списки были составлены просто довольно халтурно. Можно предположить, что это было сделано задолго до указа президента...