В оппозиции
29 ноября 2022 г.
Неотложный разговор о завтра - 2. О цензе и солидарности

ТАСС

Если говорить о либеральном сценарии, то для его реализации у нас нет самого главного: граждан. То есть люди, в паспортах которых присуствует графа «гражданство» есть, и даже в этой графе написано «Российская Федерация», а граждан, считайте, что нет.

Потому что граждане отличаются от жителей, от населения только одним, но принципиальным качеством – они ответственны за самих себя, за свои собственные действия (это пока еще просто значит, что они взрослые, а не великовозрастные дети) и за свою страну (а вот это уже граждане). Для них противоестественна позиция, что, мол, «начальству виднее», что «не надо думать – с нами тот, кто всё за нас решит», и вообще, что «славно быть ни в чем не виноватым – совсем простым солдатом». И никаких 86% или даже 89% поддержки властей с гражданами быть не может – эти проценты как раз и говорят о доле «детсадовского населения».

Проблема, конечно, в том, что на первый взгляд (которым очень многие и ограничиваются) мы попадаем в порочный замкнутый круг: без граждан невозможна демократия, а без демократии неоткуда взяться гражданам.

И тут возникают исключительно «оптимистичные» предложения по «воспитанию гражданственности» этак за несколько поколений. Как будто от числа тренировок на берегу зависит умение плавать. Не зависит, пока в воду не кинули. А главное: нет этих «нескольких поколений» у нас в резерве – граждане нужны уже сейчас и критически нужны будут прямо-таки завтра, когда нынешний режим рухнет и надо будет брать на себя ответственность и делать.

По счастью, ситуация не столь безнадежна. Штука в том, что процесс можно кардинально ускорить. Я об этом уже писал, но вопрос столь принципиален, что для повторения места не жалко.

Как вы думаете, какая доходная статья в консолидированном бюджете России (то есть в суммированном бюджете федеральном, региональных и местных) самая большая? Вопреки расхожим представлениям, отнюдь не нефтегазовая. А налоги с физических лиц, то есть с нас с вами, с жителей страны. И составляет она почти 27%. Часть граждан эти налоги платит сама (и точно знает, что почем), но большинство – наемные работники – вообще никаких налогов не платит. Потому что их у них вычитают так, что они их не видят. Сколько? Считаем на пальцах.

С каждых 100 начисленных рублей зарплаты у нас вычитают 13% подоходного налога, т.е. 13 рублей. На самом деле все чуть сложнее (есть еще необлагаемый минимум, но для простоты не будем его учитывать за крайней незначительностью). Но чтобы вообще получить в банке деньги на зарплату, те самые 100 рублей, работодатель должен предварительно перечислить в бюджет обязательные социальные платежи в размере 30% от начисленной зарплаты, или 30 руб. Платежи обязательные, значит, как бы они ни назывались – это налог. И считается он от начисленной зарплаты, то есть это заработанные каждым из нас деньги, которые уходят в налог. Но на весь объем работ, включая зарплату и налоги, сверху еще начисляется НДС в размере 18% от уже 130 рублей, то есть 23 рубля 40 копеек. Итого, для того, чтобы любой наемный работник получил на руки 87 рублей (100-13=87), необходимо, чтобы он заработал 130+23,4 = 153,4 рубля. Он заработал – они из воздуха не берутся!

А вот теперь представьте простую вещь: все наемные работники начинают получать на руки ВСЕ заработанные ими деньги – как мы только что выяснили, это 153,4 рубля – и вместе с ними платежку, по которой они должны в сберкассе перечислить налоги в сумме ... 66 рублей 40 копеек, то есть почти 45% от полученного! То есть просто так вот собственными руками вынуть из собственного кармана почти половину уже собственных, своим трудом заработанных денег – и отдать.

Кто-то, само собой, постарается зажилить (о них чуть ниже), кто-то, не вникая, заплатит (как сплошь да рядом, не вникая, платят за квартиру), но все же приметно отличное от нуля количество людей задаст вопросы: «С чего это так много? И куда они идут? И кто ими распоряжается?». И, наконец, «Почему меня не спросили, сколько и на что?». И вот как только эти вопросы будут заданы – необратимый процесс превращения обывателя в гражданина стартует.

Потому что, чтó такое государство, если говорить в рамках либеральной парадигмы (а мы, напомню, рассматриваем именно крайне либеральную альтернативу)? Государство – это складчина его граждан. Потому-то граждане, скинувшиеся на него, могут и должны решать, на какие именно цели нужно скинуться и по сколько скидываться в общий котел. А значит, только скинувшиеся могут определять, каким должно быть государство и его – простиГосподи! – политика.

И если граждане, что скорее всего, решат, что всем 100 миллионам (или уж сколько их окажется) гражданам не очень удобно и практично собираться на одной вечевой площади, чтобы о чём-то договориться, а лучше избрать своих представителей, то избирателями и избираемыми опять-таки могут быть только те, которые в этот общий котел скинулись.

Это справедливый (на самом деле – единственно справедливый) избирательный ценз. И, если быть честным, то обязательный. Потому что знаменитое правило «no taxation without representation» («нет налогов без представительства») – не улица с односторонним движением: не менее справедливо и то, что «no representation without taxation» – нет представительства без налогов.

Вопреки мнению очень многих, это вовсе не дискриминирующая норма: если каждый из граждан вносит равную долю своего достатка и получает равное право, то она не ущемляет ни бедных (у них равное право голоса с теми, кто вложил больше), ни богатых (они вложили равную долю, а богатство им и так дает бóльшие возможности). Конечно, граждане могут договориться и о другом порядке взносов, например, о каком-то из тех, что называются регрессивным или прогрессивным налогообложением. Но, вообще-то говоря, не стóит забывать, что прогрессивная шкала тормозит развитие, а регрессивная как минимум вызывает социальную напряженность в обществе. Но уж тут гражданам решать.

И уж чтобы закончить с темой ценза: что делать с теми, кто, получив на руки все свои 153.4 рубля, решит их все потратить на себя любимого, плюнув на складчину? А ничего! Просто как только дело дойдет до выборов представителей или до участия в решении общих вопросов на вечевой площади, их никто к этому не допустит: они же не вкладывались в общий котёл.

Заранее предвижу усмешки, типа того, что им и так плевать на общее дело. До поры. До той самой поры, например, пока их ребенок не пойдет в школу. Потому что граждане (т.е. скинувшиеся) без них решили, что общее образование будет оплачиваться из собранных денег. И отдельно за него никому из них платить не придется. А тем, кто не вложился – придется. И так шаг за шагом по списку вопросов. Нет, нравится не вкладываться – да Бога ради! Только потом платите. Но вот решать, как, чего, сколько и на что, будут не они, отказавшиеся участвовать в складчине. Потому что, в отличие от них, постоявших в сторонке в тенёчке, участники складчины вложили в дело не только деньги («посторонние» их тоже теперь вложат), но еще и интеллектуальные и организационные усилия, бессонные ночи, нервы, страсти, а главное – свою ответственность за то, чтобы сделать все по уму.

А потом, дело ведь не только в школах, дорогах, больницах и прочих полезных вещах – независимом и справедливом суде, например, – на которые граждане соберут складчину. Есть еще более важные, самые важные вещи: помочь тем, кто сам себе помочь не может. Не не хочет, а не может: инвалидам, старикам. И это самое первое, что на самом деле покажет, появились ли у нас граждане. Да и вообще, как там у нас с человеческим обликом (без него граждан тоже не предвидится). И эти категории людей – единственные, на которых ценз налогоплательщиков может не распространяться. Или тоже распространяться (что я считал бы правильным) – если граждане решат помогать им пенсиями, в которых ровно так же будут заложены деньги на налоги. И тогда старики и инвалиды окажутся в равном положении со всеми: смогут вложиться в общий котёл и стать участниками складчины и принятия решений, а могут нет – их выбор. С соответствующими последствиями.

Но помочь им – вопрос солидарности, которая есть отличительная черта свободных граждан, их привилегия, в отличие от окопного братства холопов. Потому что это мы сами по свободной воле решим (я надеюсь), а не обстоятельства неодолимой силы нас вынудят.

Наконец, последнее, чтобы исключить частые непонятки. Того рода, что, мол, это «дикий капитализм», а ведь есть бюджетники, которым государство платит, что ж, мол, они вообще будут прав лишены, и так далее?.. Вот давайте здесь на секунду остановимся и вернемся к самому началу. Откуда берутся некое государство и бюджетники? Если это граждане сами договариваются, на что им тратить средства из общего котла? А оттуда, что жители дома решили, что им самим в лом по очереди чистить тротуар у дома и лучше нанять дворника – и платить ему из «бюджета» дома. И что учить детей по квартирам не получается – на работе взрослые, да и не худо бы, чтобы это делал человек, умеющий это делать, – и договорились нанять учителя или даже (страшное дело!) скинуться на целую школу и платить из складчины, из бюджета села или города. А потом еще подумали и решили, что надо нанять, выбрать кого-то, кто будет следить за порядком, рассуживать конфликты и даже следить, чтобы деньги в фантики не превращались – и наймут шерифа, судью и главу Центробанка. И опять же будут платить им из своих денег. Через складчину.

И теперь объясните мне (те, кто так болеет за бюджетников и их права), чем эта оплата отличается от той, которую мы платим дяде Васе за им выращенную картошку, заводу «Форд» за сделанный «Форд-Фокус» или компании «Автолайн» за то, что нас довезли из точки «А» в точку «Б»? Ничем, потому что там, что там мы платили из нами заработанных денег. Только первый раз через складчину, а второй – лично. И те, кому мы решим платить из складчины, в своих правах равны всем остальным: могут стать гражданами, скинувшись в общий котел, а могут нет – как уж решат (а за козла, то есть за последствия отказа ответят).

А тем, кто оскорбленно поморщится, что все сказанное выше «фи! как недемократично», я готов ответить двумя встречными вопросами.

Первый: вы твердо уверены, что не путаете демократию с охлократией?

Второй: человек для субботы или суббота для человека? (Это, кстати, не мой вопрос – на него ответ уже дан: Мк. 2.27-28.)

А дальше: первое, что придется решать новообретенным (точнее – вновь обретшим себя) гражданам – это куда и на что скидываться. Это не простой разговор. Тут и одного поста не хватит.




Фото ТАСС/ Дмитрий Рогулин












  • Ельцин-центр: Татарстан вышел из России… Почти... "согласно своей Конституции, Татарстан – суверенное, независимое государство..."

  • КоммерсантЪ: В Казани прошли пикеты в честь референдума о суверенитете Татарстана

  • ТатПолит: Бурные события 30-летней давности вспоминает бывший депутат Государственного Совета Татарстана Фандас Сафиуллин

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Референдуму Татарстана 21 марта 1992 года тридцать лет
21 МАРТА 2022 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Сегодня ясно, что попытка построить в России демократическое государство потерпела неудачу. Можно уверенно утверждать, что тридцать лет назад для большинства граждан перспективы демократии выглядели как вполне реальные, могущие осуществиться в течение 5–10 лет. Когда начался спуск? Существовала ли конкретная точка слома траектории? Качество демократии определяется многими параметрами. Наиболее чувствительным интегральным индикатором являются выборы. Экспертами показано, что на протяжении многих лет административное управление выборами в России, включающее фальсификации при подсчете бюллетеней и многое другое, на каждых федеральных выборах измеряется миллионами и десятками миллионов голосов.
Прямая речь
21 МАРТА 2022
Ельцин-центр: Татарстан вышел из России… Почти... "согласно своей Конституции, Татарстан – суверенное, независимое государство..."
В СМИ
21 МАРТА 2022
КоммерсантЪ: В Казани прошли пикеты в честь референдума о суверенитете Татарстана
В блогах
21 МАРТА 2022
ТатПолит: Бурные события 30-летней давности вспоминает бывший депутат Государственного Совета Татарстана Фандас Сафиуллин
Вильнюсские мечтатели
6 ДЕКАБРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
11-й Форум свободной России. Дискуссия Каспарова с Ходорковским о переходном периоде. Геннадий Гудков и Аркадий Бабченко о причинах провала российской и белорусской оппозиции. Ценные мысли убийцы НТВ Коха о свободе слова. Почему Форум игнорирует команда Навального. На минувшей неделе в Вильнюсе состоялся 11-й Форум свободной России. Вот уже пять лет Форум ставит перед собой задачу формирования интеллектуальной альтернативы действующему в России политическому режиму. Когда Гарри Каспаров и Иван Тютрин в 2016 году создавали этот форум, ситуация в России была несколько иной и политический режим существенно отличался от нынешнего.
Прямая речь
6 ДЕКАБРЯ 2021
Аббас Галлямов: В политике главное — это динамика. В этом смысле форум — это правильное событие... Леонид Гозман: Для тех сотен людей, которые сидели в зале, это было исключительно важное событие.
В СМИ
6 ДЕКАБРЯ 2021
ВВ: В столице Литвы Вильнюсе 2 и 3 декабря проходит очередной, 11-й по счёту Форум свободной России. Форум был основан в 2016 году Гарри Каспаровым и другими деятелями российской оппозиции.
В блогах
6 ДЕКАБРЯ 2021
Александр Морозов: В Вильнюсе многие спрашивали: почему... не участвуют сторонники Навального?.. Мы все теперь сторонники Навального... Аркадий Бабченко: "Путинские солдаты - не фашисты... жертвы"... Томас Венцлова!
Зачем Явлинский добивает «Яблоко»
20 ОКТЯБРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В партии «Яблоко» наконец подвели итоги «выборов». Описали нынешний политический ландшафт (в основном верно). Поименно назвали виновных, составили «черные списки» тех, с кем «Яблоко» не будет иметь дело… Политические партии существуют для того, чтобы прийти к власти и проводить свою политику. Если «Яблоко» политическая партия, то ее лидеры должны думать и объяснять своим избирателям, как они собираются прийти к власти. Можно придумывать какие угодно эпитеты для обозначения мероприятия 17-19 сентября 2021 года, можно обнести слово «выборы» любым количеством кавычек, но партия «Яблоко» в этом участвовала, и было бы логично, если бы ее руководители объяснили своим избирателям причины и смысл хотя бы одной цифры – 1,34%.
Прямая речь
20 ОКТЯБРЯ 2021
Андрей Колесников: Это просто самоаннигиляция партии. Она уходит в добровольную изоляцию, официально отказывается от контактов с кем-либо, кроме «своих». Это превращение партии в секту.