Медиафрения
29 мая 2016 г.
Медиафрения. Русский мир против турецкого мира
1 ДЕКАБРЯ 2015, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

На минувшей неделе «русский мир» сделал еще несколько шагов на пути к финалу. Во-первых, он объявил кровную месть «турецкому миру». Об этом говорили и показывали всю минувшую неделю все телевизоры Российской Федерации. Во-вторых, внутри «русского мира» произошли некоторые изменения, которые вроде бы носят косметический характер, но в действительности могут обладать значимым разрушительным потенциалом. Речь об отношении власти к протестам дальнобойщиков и об оформлении Общероссийского народного фронта в качестве еще одной вертикали власти.

По отношению к протестам дальнобойщиков российская власть решила вести себя так, как вела себя советская власть по отношению к любым протестам. Во-первых, не идти на разговор с людьми, считая, видимо, для себя это большим унижением. Во-вторых, не пускать информацию об этих событиях в большое публичное пространство. В-третьих, разделять протестующих на сговорчивых и несговорчивых. В четвертых, подавлять протест жесткими административными и силовыми методами, в том числе точечными репрессиями. Так был подавлен Новочеркасский протест 1962 года. Так же давят сейчас дальнобойщиков. Разница в том, что тогда власть пролила кровь. Сейчас пока обходится. Общее то, что, поставив людей в безвыходное положение, власть и тогда, и сейчас категорически отказывается их слушать и слышать, признавать за ними право отстаивать свои права.

Новое по сравнению с 1962 годом то, что тогда у власти не было адвокатов из числа штатных «либералов». Сейчас они появились. В «Комсомольской правде» от 30.11.2015 опубликована статья «На халяву» за подписью Игоря Писарского, председателя совета директоров агентства Р.И.М. Основная идея автора, который называет себя либералом: «Мы платим за дороги, а они их разбивают», поэтому надо заставить «их» платить. «Они», то есть дальнобойщики, «либералу» Писарскому в целом неприятны. И не только потому, что отказываются платить. Председателю совета директоров агентства Р.И.М. дальнобойщики не нравятся тем, что это «татуированные ребята», которые «крушат асфальт своими воняющими солярой тачками, на лысой резине и с непременным радио «Шансон» из каждой кабины».

В окружении «либерала» Писарского никто так не поступает. Их тачки не воняют солярой, резина у них нормальная, и вместо «Шансона» из их кабин доносятся исключительно Моцарт и Вивальди. Симпатии руководителя агентства Р.И.М. на другой стороне, и он эту сторону определяет вполне отчетливо: «И дело не в том, кто из бизнесменов участвует в процессе: конкретный Ротенберг или абстрактный «Иванов». Они прилично вложились и могут рассчитывать на прибыль». Конец цитаты. И ни малейшей попытки оценить, насколько вырастут цены на перевозимые этими слушателями «Шансона» товары и к чему еще приведет этот дополнительный «оброк с колеса», сколько, например, «татуированных ребят» с Северного Кавказа, потеряв последний в республике источник дохода, пополнит ваххабитское подполье.

Что-то мне подсказывает, что если бы «в процессе» участвовал не «весьма конкретный Ротенберг», а абстрактный «Иванов», то данная статья в «КП» не была бы опубликована, Игорь Писарский не сел бы за ее написание и, более того, самого этого «платонного» оброка не было бы, а стало быть, не было бы протестов дальнобойщиков. Так устроен наш «русский мир», что за каждой попыткой обобрать граждан обязательно стоит кто-то из путинского окружения.

Если об акциях дальнобойщиков федеральные СМИ либо молчали, либо говорили с осуждением, то встреча Путина с Общероссийским гражданским фронтом была подана как громадный шаг в развитии гражданского общества и торжество демократии. Итогом этой встречи стало фактическое закрепление за «фронтовиками» контрольных функций по отношению к правительству. То есть при большой поддержке Путина оформлено что-то вроде «опричнины».

Теперь министр и его аппарат, по сути, встроен как минимум в 3 (три!) вертикали: собственно правительственную, Администрации президента и «фронтовую». Та же история и с губернаторами. Для управленца получение командных импульсов из трех разных центров при том, что между ними не установлена иерархия и функциональное размежевание, означает полный паралич деятельности.

Выстроенная Путиным система управления страной является не просто авторитарной. Это зеркальное отражение нормальной демократической системы, в которой плюрализм должен быть в законодательной власти и в прессе, а в исполнительной власти предпочтительней единая вертикаль, единоначалие. Путин создал прямо противоположное: в парламенте и в прессе полное единообразие и единомыслие, зато исполнительная власть умножает свои ветви и уже полностью спеленута ими.

Путин же на минувшей неделе не только стимулировал дальнейший паралич исполнительной власти, но и продемонстрировал, что он лишь симулирует «ручное управление» страной, найдя время для публичного, под телевизор, посещения Уралвагонзавода и не найдя ни одного слова не то, что для общения с протестующими дальнобойщиками, а хотя бы для оценки конфликта и своего видения его разрешения.

КРОВНАЯ МЕСТЬ

Всю минувшую неделю российские СМИ обсуждали один вопрос: как нам отомстить туркам. Все в России сразу полюбили курдов, поскольку посчитали, что благодаря курдам можно развалить Турцию изнутри. Во всех новостях и аналитических программах показывали чиновников Роспотребнадзора, которые, держа в руках какой-то фрукт или овощ, объясняли, какой этот фрукт или овощ ядовитый, потому что его привезли из Турции.

Дмитрий Киселев в «Вестях недели» рассказал, что «Турция — это страна, где притесняют прессу и оппозицию». И это был тот нечастый случай, когда Дмитрий Киселев сказал чистую правду. В Турции, действительно, притесняют прессу и оппозицию. Поскольку в Турции есть пресса и есть оппозиция. Там есть что притеснять. В отличие от России, в которой притеснять фактически уже нечего, в силу того, что ни прессы, ни оппозиции довольно давно нет.

О чем бы ни начинали разговор на минувшей неделе, все, в конечном счете, сводилось к тому, что все зло в мире исходит от Турции и что надо придумать ту месть, которая была бы достойна величия «русского мира». Причем, размер величия тесно увязывался с масштабами мести и тем размером вреда, который тот или иной акт причинит ненавистной Турции.

В «Воскресном вечере с Владимиром Соловьевым», который вышел в среду 26.11.2015 («Воскресные вечера» у Соловьева случались на минувшей неделе по будням, а тот, который должен был случиться в воскресенье, был перенесен на понедельник. Надо понимать, страна живет в условиях нарастающей «военной суровости» — копирайт Валерия Зорькина, поэтому информационные войска вынуждены шифроваться, сбивать врага со следа) речь должна была идти о визите Олланда и идее объединенной антитеррористической коалиции, в которую могла бы войти Россия. Но большая часть времени была посвящена мести туркам.

Что же касается возможности коалиции, то участники разделились на две неравные части. Двое, Сергей Станкевич и Борис Надеждин, считали, что коалиция желательна и возможна, остальные были убеждены, что никакой единой коалиции не будет, а некоторые утверждали, что она вовсе не нужна.

Наиболее оптимистично был настроен Сергей Станкевич, который очень радовался приезду Олланда и предполагал, что вот сейчас коалиционное соглашение заключат Франция и Россия, затем к ним примкнет Великобритания, а затем присоединятся США. По мере того, как Станкевич рисовал эту величественную картину, его голос креп, лицо светлело, а когда он завершил словами: «Я рад, что на наших глазах возрождается антигитлеровская коалиция!», было такое ощущение, что он сейчас предложит либо выпить в честь этого события, либо спеть что-нибудь подходящее, например, «Марсельезу» или «Боже, царя храни!».

Но спеть ему не дали, более того, все наперебой стали объяснять, почему коалиция невозможна. Вячеслав Никонов вспомнил, что Черчилль, оказывается, собирался, не дожидаясь разгрома гитлеровских войск, заключить с ними мир и вместе с Гитлером напасть на СССР. К сожалению, в студии не нашлось никого, кто бы спросил, кто именно и каким способом выбивал из сэра Черчилля эти показания о замышляемом им преступлении, а также какое эти «признательные показания» давно умершего лидера Британии имеют отношение к текущему моменту.

Политологи Михеев и Куликов увидели главное препятствие на пути к коалиции в лице Турции, а востоковед Багдасаров объяснил, что, поскольку мы великое государство, нам надо создавать свою коалицию, в которой мы будем главными. И тут же потребовал, чтобы в нашу коалицию вошли армяне, а также все наши союзники по БРИКС, прежде всего, разумеется, китайцы.

Тут Соловьев решил в шутку поддержать позицию приглашенных им для публичного избиения либералов и заявил, что мы можем и НАТО принудить вступить в нашу коалицию. «Вот Грузию же принудили к миру, теперь НАТО принудим к коалиции», — сострил Соловьев.

Но о чем бы ни говорил каждый участник дискуссии, разговор обязательно сползал на Турцию. Политолог Михеев рассказал, что Турция имеет отношение к подрыву ЛЭП в Крыму. Кроме того, политолог Михеев выразил уверенность, что Турция будет обязательно расшатывать Азербайджан и Среднюю Азию. Возможно, что политолог Михеев судит по себе, и он на месте Турции немедленно стал бы что-то расшатывать.

Когда разговор зашел о нашей мести туркам, стали обсуждать туризм, турецких строителей, турецкие помидоры и фрукты. Соловьев с чекистским прищуром спросил, почему-то обращаясь к Надеждину, откуда у Турции столько денег? И пока Надеждин, хлопая глазами, искал ответ, Соловьев уже вынес обвинение: «Десять консолидированных бюджетов Костромской области мы оставляем в Турции».

Всем стало ясно, что Надеждин в сговоре с турками просто ограбил Костромскую область десять раз подряд и каждый раз до нитки. Буквально раздавленный этим обвинением, Борис Надеждин смог только жалобно пролепетать в свое оправдание: «Но в Костромской области нет моря…»

Не менее жалкими были попытки Бориса Надеждина каким-то образом, если не защитить турецкий бизнес, изгоняемый из России, то хотя бы обозначить масштаб потерь. Когда он сказал, что турки выполняют 35% объема всех строительных работ, Соловьев с тем же фирменным прищуром спросил, а почему так много? А когда Надеждин предположил, что турецкие фирмы хорошо строят, Соловьев весело рассмеялся и сквозь смех объяснил наивному Надеждину, что все дело в откатах. Попытки Надеждина выяснить, почему турки дают откаты, а русские не могут научиться этому искусству, были отброшены как несущественные.

Когда Надеждин все-таки пытался выяснить, почему 4,5 миллиона россиян, которые отдыхают в Турции, теперь не могут туда лететь, сенатор Евгений Бушмин снисходительно объяснил ему, что турки непременно собьют пассажирский самолет. В ответ на удивленное выражение лица Надеждина сенатор Бушмин еще несколько раз радостно воскликнул: «Собьют! Собьют!»

А этот Надеждин все не унимался. Когда он что-то стал объяснять про турецкие овощи и фрукты (по оценке экспертов эмбарго на них приведет к росту цен в России на 7-8%), не выдержал депутат Никонов: «Когда против страны осуществляется акт агрессии, тот, кто говорит о турецких мандаринах…» Тут депутат Никонов включил, как обычно, дедушку, и всем стало ясно, что дальше должно последовать: «По законам военного времени…» Ну, и так далее.

Потом слово снова взял востоковед Семен Багдасаров и заявил, что Константинополь — это наш город и он должен снова стать нашим городом.

Потом еще один востоковед, Руслан Курбанов, сообщил, что СССР нес мир и разум народам Земли, а вот теперь мы оставили планету Америке, и в мире царит ад. И поэтому надо наказать США, а самым страшным для Америки наказанием будет, если Россия отберет у нее дубинку, с помощью которой Америка управляет миром.

Потом выступил Сергей Станкевич и сказал, что его очень тревожит, что Эрдоган до сих пор не позвонил Путину. Еще Станкевич заявил, что атака на наш самолет — это преступный акт и виновные должны быть наказаны, но нам важно не потерять Турцию. Станкевича пытались перебить, но он смог сообщить о проблеме двух районов Сирии, населенных туркоманами. Эти районы, по мнению Сергея Станкевича, надо «тщательно зачистить»(!!).

В этот момент я поймал себя мысли, что причина постоянных поражений в дискуссиях таких «либералов по вызову», как Сергей Станкевич и Борис Надеждин, далеко не только в том, что дискуссией манипулирует Соловьев, а его присные с энтузиазмом затаптывают любое альтернативное мнение.

Мне, естественно, неизмеримо ближе европейские ценности, которые декларируют Станкевич и Надеждин, чем тот компот из имперскости, советскости и евразийства, который демонстрируют Багдасаров, Куликов, Михеев, Никонов и тот же Соловьев. Но это дикое варево смотрится намного более цельным, а позиция намного более логичной и последовательной, нежели межеумочная позиция «либералов по вызову».

Нельзя одновременно хотеть и призывать к единой коалиции России с Западом и при этом не понимать, что Путин по-прежнему делает все, чтобы сохранить у власти людоеда Асада, и именно поэтому уничтожает всех, кто борется и с Асадом, и с ИГИЛ, а у западной коалиции цели противоположные.

Нельзя одновременно декларировать желание «не потерять Турцию» и в то же время требовать «тщательно зачистить» районы, населенные сирийскими турками.

Нельзя требовать от Эрдогана извинений и в то же время продолжать бомбить территории, населенные этнически близкими туркам людьми и требовать закрыть сирийско-турецкую границу, оставив, тем самым, сирийских турок на съедение Асаду и ИГИЛ.

Позиция Багдасарова с его «нашим Константинополем», как и позиция Никонова с его «Русским миром», равно как и подобные позиции Куликова, Михеева и Соловьева — это позиции маньяков, придумавших себе некую альтернативную реальность, или людей, притворяющихся маньяками.

Позиция Станкевича и Надеждина, которые пытаются усидеть на двух стульях — европейских ценностей и российского патриотизма путинского разлива — это позиция раздвоения личности, поскольку стулья эти в данный момент слишком далеко разошлись. То есть это политическая шизофрения.

Маньяки, как правило, убедительнее шизофреников, поэтому соловьевские имперцы раз за разом бьют «либералов по вызову».



Фото: Россия. Москва. 25 ноября 2015. Последствия акции протеста у посольства Турции. Выступления у посольства проходят в знак протеста против действий турецкой стороны, сбившей российский самолет Су-24. Валерий Шарифулин/ТАСС














  • Сергей Пархоменко: Успех тут измеряется не так, как обычно... Алёна Солнцева: Сейчас патриотический ресурс многие попытаются монетизировать... Денис Заруцкий: Кто они такие и кому это надо, решайте сами.

  • Lenta.ru: Проект может обеспечить «творческо-музыкальный ресурс для идеологических задач, стоящих перед руководством страны в работе с электоратом».

  • Живан Рассветов-Русских: ПУТИНУ ПРЕДЛОЖИЛИ СОЗДАТЬ ИНКУБАТОР КОБЗОНОВ И ТИМАТИ.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Сам с собою. Громко
24 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Российское телевидение продолжает осваивать все новые сферы человеческого бытия, которые ранее не становились объектами освещения медиа. Одно из таких всем известных явлений, про которые до недавнего времени не было принято говорить публично, это самоудовлетворение. Наверняка в каких-то передачах о здоровье доктора рассказывали родителям о том, как надо относиться к этому явлению. Но так, чтобы выводить эту тему на самую широкую аудиторию, делать ее предметом пристального общественного внимания, до этого как-то не доходило.
Медиафрения. Реквием и пустота
17 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе ВГТРК праздновал свой 25-летний юбилей. Так, во всяком случае, было объявлено. Правда, ВГТРК была учреждена 14.07.1990 года, то есть юбилярша почти на год старше, чем было объявлено. Впрочем, возможно, начальство считает, что барышне уже пора скрывать свой возраст. В любом случае, торжество было пышным. Пришел Путин, выпил шампанского и рассказал, как высоко он ценит работу журналистов вообще и свободу слова в частности. В свете некоторых событий минувшей недели эти слова звучали несколько… Впрочем, о грустном чуть позже, а сначала о хорошем.
Медиафрения. Альтернатива миру
10 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
У них была Вторая мировая – у нас Великая Отечественная. Они 8 мая отметили День Скорби, Памяти и Примирения – мы 9 мая праздновали День Победы. У них главным лозунгом было «Никогда больше!» – у нас некоторые несли плакаты «Можем повторить!», и этот лозунг не вызывал массового протеста. Путин в своей речи ничего не сказал о главных союзниках нашей страны: США и Великобритании, зато нашел место для угрожающих интонаций в адрес тех, с кем 71 год назад вместе освободили планету от фашизма.
Медиафрения. Подлость как государственная политика
4 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Есть распространенное заблуждение, что развитие свойственно только свободным демократическим странам, а авторитарные режимы фашистского типа статичны и лишены динамики. Это ошибка. На примере путинского режима можно видеть, как фашизм эволюционирует, меняет формы, обрастает новыми щупальцами, присосками и ядовитыми шипами. Особенно наглядно это проявляется в такой важнейшей составной части режима, как телевещание.Вся вторая половина апреля в стране прошла под знаком культа лидера ЛДПР. Народ готовили к двум праздникам: предстоящему Дню Победы и юбилею Ж. Причем второму торжеству явно отдавалось предпочтение.
Медиафрения. Идолы прошлого и настоящего
26 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На зачищенном до стерильности медийном поле на минувшей неделе вновь обнаружены сорняки. Естественно, начата прополка. На ликвидацию одной сорняковой группы, а именно агрегаторов новостей, была брошена Госдума, которая в первом чтении приняла-таки закон, обязывающий эти новостные агрегаторы проверять каждую новость на достоверность. Когда этот закон еще только вносился в Госдуму, депутатам подробно и очень понятно, как детям, объясняли, что крупнейшие новостные агрегаторы, такие как «Яндекс.Новости», это просто роботы, которые в автоматическом режиме обрабатывают публикации из 50 тысяч СМИ и в автоматическом же режиме выстраивают свою новостную линейку. Требовать от робота, чтобы он проверял каждую публикацию на достоверность, примерно то же самое, что пытаться заставить автомобиль инкассаторов находить фальшивые купюры среди миллионов перевозимых денежных банкнот.
Медиафрения. В предвкушении окончательного счастья
19 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Завершая роман, над воплощением которого Владимир Владимирович Путин трудится вот уже 17-й год, Джордж Оруэлл описал, как главный герой Уинстон Смит обрел наконец полное счастье: «Долгожданная пуля входила в его мозг. Он остановил взгляд на громадном лице. Сорок лет ушло у него на то, чтобы понять, какая улыбка прячется в черных усах. О жестокая, ненужная размолвка! О упрямый своенравный беглец, оторвавшийся от любящей груди. Две сдобренные джином слезы прокатились по крыльям носа. Но все хорошо, теперь все хорошо, борьба закончилась. Он одержал над собой победу. Он любил Старшего Брата». Минувшая неделя показала, на какой стадии находится работа Путина по воплощению оруэлловского сценария.
Медиафрения – 149. Политическое столоверчение
12 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Будущее для хозяев жизни в путинской России непонятно и неприятно. Они, оседлавшие настоящее, ощущают, как оно уже потихоньку начинает выскальзывать из-под обширных ягодиц. Подземные богатства необратимо падают в цене. Роскошь европейских курортов и западных столиц становится для многих из них недоступной. Перспектива остаться один на один с ограбленным народом без возможности в случае чего сбежать в уютную маленькую страну совершенно не радует. Отсюда огромное желание повернуть время вспять. Вернуться в прошлое. На век – другой назад.
Медиафрения. Криминальный оркестр
5 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Писатель от слова «писать». Пишут многие, правда, продукт получается разный. Лев Толстой писал роман с 1863 по 1869 год, получилась «Война и мир». Марсель Пруст начал «В поисках утраченного времени» в 1909-м и так и не успел завершить до своей смерти в 1922-м, 13-ти лет не хватило. А кто-то испачкал дверь туалета или стену лифта за три секунды, и готов продукт творчества. Журналистика — это сфера более высоких скоростей, чем литература, но такой журналистский жанр, как расследование, требует трех компонентов: честности, таланта и времени. Если нет ни того, ни другого, ни третьего, если надо быстро измазать дерьмом того, кого считаешь врагом и на эту работу никого, кроме энтэвэшников под рукой не находится, то получается то, что получилось в минувшую пятницу.
Медиафрения. Понты и язык тела
29 МАРТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Минувшая неделя была для Кремля полна триумфов. Во-первых, взяли Пальмиру. Что на самом деле отрадно. Но, если судить по российским новостям и комментариям, Пальмиру брал Путин лично. По крайней мере, в сюжете об этом событии в «Вестях недели» у Дмитрия Киселева слово «Путин» звучало намного чаще слова «Пальмира». И Путина в этой связи показывали больше, чем кого-либо еще. Второй триумф, вернее, серия триумфов в той же программе Киселева была озаглавлена как «Очередь в Кремль». Это про то, как высокопоставленные чиновники разных стран толпились в приемной Путина, а он их всех принимал. «Какая изоляция? Какая страна-изгой? Все к нам кланяться приехали, не могут ничего без России и без Путина!» — репликами подобного содержания и подобных интонаций были переполнены комментарии российских СМИ.
Медиафрения. Герои русской весны
22 МАРТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Те проблемы, а пожалуй что и муки, которые испытывают сегодня менеджеры и сотрудники российских государственных медиа, можно назвать неучтенными потерями информационных войн. На наших глазах формируется потерянное поколение пропагандистов. «Потерянным поколением» называли на Западе молодых людей, вернувшихся с фронтов Первой мировой. Трагедия этих парней, не умевших адаптироваться к мирной жизни, породила целую литературу середины ХХ века. Герои Хемингуэя и Дос Пассоса, Ремарка и О`Хары стали символами немногословного благородства одиночек на фоне безысходности судьбы и надвигающегося кошмара еще более жуткой войны.