Медиафрения
30 мая 2016 г.
Медиафрения. Предчувствие больших неприятностей
12 ЯНВАРЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

zlatkovsky.ru

Первая декада 2016-го показала, что Россию в этом году ждут довольно серьезные неприятности. Доллар по 76 рублей, евро по 83 и нефть по 32 доллара за бочку — это те цифры, которые означают, что дискутировать можно о сроках полного краха, а не о самом факте данного события.

Российские медиа в этой ситуации решили вести себя, как человек, который, упав с крыши небоскреба, решил не думать о неизбежной встрече с землей, а предпочел, пролетая мимо этажей, заглядывать в окна и обнаруживать у жителей за этими окнами всякие проблемы. «Гляди-ка, как у них все плохо! — восклицает летящий. – Прямо кошмар! То ли дело я, лечу себе, рядом с птицами, солнышко светит, ветерком снизу обдувает, приятно так. Красота!»

Структура «Больших вестей» от 10.01.2015 на «России 1» в точности воспроизводит монолог этого бедолаги. Вот что увидел ведущий Евгений Попов, пролетая мимо окон чужих квартир.

Главное, конечно, это кельнская новогодняя история, которая, действительно стала драмой для многих женщин, подвергшихся издевательствам пришлых варваров, и серьезным вызовом для всей европейской политики.

Но Евгений Попов засовывает эту, действительно драматическую историю в такой ряд исторических аналогий, который должен убедить телезрителя, что кельнские события находятся в одном историческом ряду с Хрустальной ночью 1938 года и Ночью длинных ножей 1934-го.

В Ночь длинных ножей было убито свыше тысячи человек. В Хрустальную ночь, давшую старт Холокосту, по некоторым оценкам около 2,5 тысяч. Оба события организовал Гитлер. В Кельне никто не погиб, власти ведут расследование этих преступлений. Отправлен в отставку начальник полиции Кельна. Свыше сотни следователей опрашивают свидетелей, женщин, ставших жертвами преступных посягательств, и просматривают сотни часов видиозаписей для того, чтобы найти и наказать виновных.

Обо всем этом в материале Евгения Попова ни слова. Зато с большим намеком подано известие, что в Германии появился в продаже «Майн Кампф». Тираж, правда, всего 4 тысячи экземпляров, да и издан сей гитлеровский опус с научным комментарием, так что это, скорее, пособие по исследованию зла, чем его пропаганда. Поэтому в качестве свидетельства о возврате Германии к нацизму данный факт вряд ли годится. Но тут ведь важно сообщить и при этом многозначительно посмотреть в камеру. Кому надо – поймут, а у остальных осадочек останется. «Опять эти фрицы за старое взялись, вон как «Майн Кампф» расхватывают!», — довольно бормочет среднестатистический россиянин, сметая снег с наклейки «На Берлин!» на заднем стекле своего «Фольксвагена».

А Евгений Попов продолжает показывать россиянам ужасы за чужими окнами. Вот бывший французский премьер Саркози горюет: «Шенген мертв!». А вот демарш Венгрии и Словакии, которые отказываются принимать беженцев. «Старая Европа не справилась, а у новой – свой стиль», — это уже приговор выносит сам ведущий Евгений Попов.

Европа, заглянувшая в будущее со своим проектом мира без границ, мира, основанного на доверии и гуманизме, получила мощный удар из прошлого. И это прошлое, в лице в том числе России с ее путиными, с ее бесконечными поповыми, соловьевыми и киселевыми, сейчас радостно потирает руки и хихикает, приговаривая, мол, не вышло у вас и не выйдет никогда, поскольку люди-звери и надо жить, как мы, есть друг друга, слабых топтать, на сильных доносить, короче, не выпендривайтесь, и будьте — как все, как мы, как те же арабы с африканцами.

Примерно так православные попы, не пускавшие науку в Россию аж до середины 18-го века, потирали руки, глядя на первые неудачные попытки воздухоплавания, мол, не дал бог крыльев человеку, так нечего и пытаться.

Убедив россиян, что за чужими окнами сплошной кошмар и ужас, Евгений Попов обводит взором окрестности летящей вниз страны и приходит в состояние глубокого удовлетворения и умиротворения. Во-первых, в России – Рождество. Во-вторых, Путин подарил детям в Твери замечательный спортзал. Вот никому из западных лидеров не приходит в голову подарить немецким или там американским детям спортзал, а Путин вот взял и подарил. Так, что еще… Вот! По всей России реставрируются храмы. Ну, а где храмы, там, конечно, Гундяев. Патриарх Гундяев объяснил про Сирию и про то, зачем мы ее бомбим. Оказывается, Сирия это наш сосед. Поэтому, когда мы бомбим Сирию, мы защищаем Отечество. И пока война носит оборонительный характер, объяснил Гундяев, она является справедливой. Насчет соседней Сирии, в которую если посуху, то границы двух государств преодолевать надо, это Гундяев сильно сказал. Впрочем, насчет справедливых оборонительных бомбардировок за тысячи километров от своих границ, пожалуй, еще сильнее.

Но изнасилованный Кельн и даже рождественская Москва по версии «Больших вестей» Евгения Попова в начале 2016-го отошли на периферию мира. В центре планеты оказался Геническ. Как, вы не знаете Геническа? А ведь именно в этом маленьком городке Херсонской области в эти дни бился пульс земного шара и, возможно, решалась его судьба. Дело в том, что мэр Геническа позвонил в Россию и попросил дать ему газу. Путин газ дал. Причем, без всякого договора. «Большие вести» этот факт несколько раз подчеркнули, что газ дал лично Путин и что без всякого договора. И это правильно, поскольку газ ведь принадлежит лично Путину, как и все остальное в стране, а всякими договорами и прочими бумажками, вроде права и законов, российский самодержец заморачиваться не должен.

Сюжет с замерзающим Геническом, который российский президент отогрел теплом своего сердца и российского газа, напомнил старые советские сюжеты о Гондурасе, который находился одновременно в огне и в сердце каждого из нас.

К сожалению, жар от путинского сердца не смог согреть тех, кто 16 часов ждал помощи на трассе Оренбург-Орск, сидя в занесенных снегом автомобилях. Нелепо обвинять главу государства во всех ЧП, но так уж устроена власть в России, что реагирует она только на команды ручного управления, а если таких команд нет, то власть просто спит. Весь сюжет «Больших вестей» был посвящен подвигу полицейского, который отдал свою одежду замерзающим и сам обморозил руку. Что до реакции федеральной власти на преступное бездействие местного начальства, приведшее к гибели одного человека и обморожению еще нескольких, то «Большие вести» как в насмешку дали слово представителю следствия, который сообщил важную новость: он сказал, что замерший насмерть человек умер в результате охлаждения организма.

Набирая скорость в своем падении, Россия со свистом пролетала мимо американского окошка, и тут Евгений Попов радостно сообщил, что на Нью-Йоркской бирже обвал. А главная радость, что Билл Гейтс обеднел на целых 5 млрд долларов! Искренняя радость ведущего Евгения Попова, несомненно, передалась миллионам россиян. «Вот счастье-то привалило!», — сказали россияне и с миром в душе пошли спать, уверенные, что после этой радостной новости теперь у них в жизни будет только хорошее.












  • Сергей Пархоменко: Успех тут измеряется не так, как обычно... Алёна Солнцева: Сейчас патриотический ресурс многие попытаются монетизировать... Денис Заруцкий: Кто они такие и кому это надо, решайте сами.

  • Lenta.ru: Проект может обеспечить «творческо-музыкальный ресурс для идеологических задач, стоящих перед руководством страны в работе с электоратом».

  • Живан Рассветов-Русских: ПУТИНУ ПРЕДЛОЖИЛИ СОЗДАТЬ ИНКУБАТОР КОБЗОНОВ И ТИМАТИ.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Сам с собою. Громко
24 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Российское телевидение продолжает осваивать все новые сферы человеческого бытия, которые ранее не становились объектами освещения медиа. Одно из таких всем известных явлений, про которые до недавнего времени не было принято говорить публично, это самоудовлетворение. Наверняка в каких-то передачах о здоровье доктора рассказывали родителям о том, как надо относиться к этому явлению. Но так, чтобы выводить эту тему на самую широкую аудиторию, делать ее предметом пристального общественного внимания, до этого как-то не доходило.
Медиафрения. Реквием и пустота
17 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе ВГТРК праздновал свой 25-летний юбилей. Так, во всяком случае, было объявлено. Правда, ВГТРК была учреждена 14.07.1990 года, то есть юбилярша почти на год старше, чем было объявлено. Впрочем, возможно, начальство считает, что барышне уже пора скрывать свой возраст. В любом случае, торжество было пышным. Пришел Путин, выпил шампанского и рассказал, как высоко он ценит работу журналистов вообще и свободу слова в частности. В свете некоторых событий минувшей недели эти слова звучали несколько… Впрочем, о грустном чуть позже, а сначала о хорошем.
Медиафрения. Альтернатива миру
10 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
У них была Вторая мировая – у нас Великая Отечественная. Они 8 мая отметили День Скорби, Памяти и Примирения – мы 9 мая праздновали День Победы. У них главным лозунгом было «Никогда больше!» – у нас некоторые несли плакаты «Можем повторить!», и этот лозунг не вызывал массового протеста. Путин в своей речи ничего не сказал о главных союзниках нашей страны: США и Великобритании, зато нашел место для угрожающих интонаций в адрес тех, с кем 71 год назад вместе освободили планету от фашизма.
Медиафрения. Подлость как государственная политика
4 МАЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Есть распространенное заблуждение, что развитие свойственно только свободным демократическим странам, а авторитарные режимы фашистского типа статичны и лишены динамики. Это ошибка. На примере путинского режима можно видеть, как фашизм эволюционирует, меняет формы, обрастает новыми щупальцами, присосками и ядовитыми шипами. Особенно наглядно это проявляется в такой важнейшей составной части режима, как телевещание.Вся вторая половина апреля в стране прошла под знаком культа лидера ЛДПР. Народ готовили к двум праздникам: предстоящему Дню Победы и юбилею Ж. Причем второму торжеству явно отдавалось предпочтение.
Медиафрения. Идолы прошлого и настоящего
26 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На зачищенном до стерильности медийном поле на минувшей неделе вновь обнаружены сорняки. Естественно, начата прополка. На ликвидацию одной сорняковой группы, а именно агрегаторов новостей, была брошена Госдума, которая в первом чтении приняла-таки закон, обязывающий эти новостные агрегаторы проверять каждую новость на достоверность. Когда этот закон еще только вносился в Госдуму, депутатам подробно и очень понятно, как детям, объясняли, что крупнейшие новостные агрегаторы, такие как «Яндекс.Новости», это просто роботы, которые в автоматическом режиме обрабатывают публикации из 50 тысяч СМИ и в автоматическом же режиме выстраивают свою новостную линейку. Требовать от робота, чтобы он проверял каждую публикацию на достоверность, примерно то же самое, что пытаться заставить автомобиль инкассаторов находить фальшивые купюры среди миллионов перевозимых денежных банкнот.
Медиафрения. В предвкушении окончательного счастья
19 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Завершая роман, над воплощением которого Владимир Владимирович Путин трудится вот уже 17-й год, Джордж Оруэлл описал, как главный герой Уинстон Смит обрел наконец полное счастье: «Долгожданная пуля входила в его мозг. Он остановил взгляд на громадном лице. Сорок лет ушло у него на то, чтобы понять, какая улыбка прячется в черных усах. О жестокая, ненужная размолвка! О упрямый своенравный беглец, оторвавшийся от любящей груди. Две сдобренные джином слезы прокатились по крыльям носа. Но все хорошо, теперь все хорошо, борьба закончилась. Он одержал над собой победу. Он любил Старшего Брата». Минувшая неделя показала, на какой стадии находится работа Путина по воплощению оруэлловского сценария.
Медиафрения – 149. Политическое столоверчение
12 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Будущее для хозяев жизни в путинской России непонятно и неприятно. Они, оседлавшие настоящее, ощущают, как оно уже потихоньку начинает выскальзывать из-под обширных ягодиц. Подземные богатства необратимо падают в цене. Роскошь европейских курортов и западных столиц становится для многих из них недоступной. Перспектива остаться один на один с ограбленным народом без возможности в случае чего сбежать в уютную маленькую страну совершенно не радует. Отсюда огромное желание повернуть время вспять. Вернуться в прошлое. На век – другой назад.
Медиафрения. Криминальный оркестр
5 АПРЕЛЯ 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Писатель от слова «писать». Пишут многие, правда, продукт получается разный. Лев Толстой писал роман с 1863 по 1869 год, получилась «Война и мир». Марсель Пруст начал «В поисках утраченного времени» в 1909-м и так и не успел завершить до своей смерти в 1922-м, 13-ти лет не хватило. А кто-то испачкал дверь туалета или стену лифта за три секунды, и готов продукт творчества. Журналистика — это сфера более высоких скоростей, чем литература, но такой журналистский жанр, как расследование, требует трех компонентов: честности, таланта и времени. Если нет ни того, ни другого, ни третьего, если надо быстро измазать дерьмом того, кого считаешь врагом и на эту работу никого, кроме энтэвэшников под рукой не находится, то получается то, что получилось в минувшую пятницу.
Медиафрения. Понты и язык тела
29 МАРТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Минувшая неделя была для Кремля полна триумфов. Во-первых, взяли Пальмиру. Что на самом деле отрадно. Но, если судить по российским новостям и комментариям, Пальмиру брал Путин лично. По крайней мере, в сюжете об этом событии в «Вестях недели» у Дмитрия Киселева слово «Путин» звучало намного чаще слова «Пальмира». И Путина в этой связи показывали больше, чем кого-либо еще. Второй триумф, вернее, серия триумфов в той же программе Киселева была озаглавлена как «Очередь в Кремль». Это про то, как высокопоставленные чиновники разных стран толпились в приемной Путина, а он их всех принимал. «Какая изоляция? Какая страна-изгой? Все к нам кланяться приехали, не могут ничего без России и без Путина!» — репликами подобного содержания и подобных интонаций были переполнены комментарии российских СМИ.
Медиафрения. Герои русской весны
22 МАРТА 2016 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Те проблемы, а пожалуй что и муки, которые испытывают сегодня менеджеры и сотрудники российских государственных медиа, можно назвать неучтенными потерями информационных войн. На наших глазах формируется потерянное поколение пропагандистов. «Потерянным поколением» называли на Западе молодых людей, вернувшихся с фронтов Первой мировой. Трагедия этих парней, не умевших адаптироваться к мирной жизни, породила целую литературу середины ХХ века. Герои Хемингуэя и Дос Пассоса, Ремарка и О`Хары стали символами немногословного благородства одиночек на фоне безысходности судьбы и надвигающегося кошмара еще более жуткой войны.