Медиафрения
24 ноября 2017 г.
Медиафрения. Предчувствие больших неприятностей
12 ЯНВАРЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

zlatkovsky.ru

Первая декада 2016-го показала, что Россию в этом году ждут довольно серьезные неприятности. Доллар по 76 рублей, евро по 83 и нефть по 32 доллара за бочку — это те цифры, которые означают, что дискутировать можно о сроках полного краха, а не о самом факте данного события.

Российские медиа в этой ситуации решили вести себя, как человек, который, упав с крыши небоскреба, решил не думать о неизбежной встрече с землей, а предпочел, пролетая мимо этажей, заглядывать в окна и обнаруживать у жителей за этими окнами всякие проблемы. «Гляди-ка, как у них все плохо! — восклицает летящий. – Прямо кошмар! То ли дело я, лечу себе, рядом с птицами, солнышко светит, ветерком снизу обдувает, приятно так. Красота!»

Структура «Больших вестей» от 10.01.2015 на «России 1» в точности воспроизводит монолог этого бедолаги. Вот что увидел ведущий Евгений Попов, пролетая мимо окон чужих квартир.

Главное, конечно, это кельнская новогодняя история, которая, действительно стала драмой для многих женщин, подвергшихся издевательствам пришлых варваров, и серьезным вызовом для всей европейской политики.

Но Евгений Попов засовывает эту, действительно драматическую историю в такой ряд исторических аналогий, который должен убедить телезрителя, что кельнские события находятся в одном историческом ряду с Хрустальной ночью 1938 года и Ночью длинных ножей 1934-го.

В Ночь длинных ножей было убито свыше тысячи человек. В Хрустальную ночь, давшую старт Холокосту, по некоторым оценкам около 2,5 тысяч. Оба события организовал Гитлер. В Кельне никто не погиб, власти ведут расследование этих преступлений. Отправлен в отставку начальник полиции Кельна. Свыше сотни следователей опрашивают свидетелей, женщин, ставших жертвами преступных посягательств, и просматривают сотни часов видиозаписей для того, чтобы найти и наказать виновных.

Обо всем этом в материале Евгения Попова ни слова. Зато с большим намеком подано известие, что в Германии появился в продаже «Майн Кампф». Тираж, правда, всего 4 тысячи экземпляров, да и издан сей гитлеровский опус с научным комментарием, так что это, скорее, пособие по исследованию зла, чем его пропаганда. Поэтому в качестве свидетельства о возврате Германии к нацизму данный факт вряд ли годится. Но тут ведь важно сообщить и при этом многозначительно посмотреть в камеру. Кому надо – поймут, а у остальных осадочек останется. «Опять эти фрицы за старое взялись, вон как «Майн Кампф» расхватывают!», — довольно бормочет среднестатистический россиянин, сметая снег с наклейки «На Берлин!» на заднем стекле своего «Фольксвагена».

А Евгений Попов продолжает показывать россиянам ужасы за чужими окнами. Вот бывший французский премьер Саркози горюет: «Шенген мертв!». А вот демарш Венгрии и Словакии, которые отказываются принимать беженцев. «Старая Европа не справилась, а у новой – свой стиль», — это уже приговор выносит сам ведущий Евгений Попов.

Европа, заглянувшая в будущее со своим проектом мира без границ, мира, основанного на доверии и гуманизме, получила мощный удар из прошлого. И это прошлое, в лице в том числе России с ее путиными, с ее бесконечными поповыми, соловьевыми и киселевыми, сейчас радостно потирает руки и хихикает, приговаривая, мол, не вышло у вас и не выйдет никогда, поскольку люди-звери и надо жить, как мы, есть друг друга, слабых топтать, на сильных доносить, короче, не выпендривайтесь, и будьте — как все, как мы, как те же арабы с африканцами.

Примерно так православные попы, не пускавшие науку в Россию аж до середины 18-го века, потирали руки, глядя на первые неудачные попытки воздухоплавания, мол, не дал бог крыльев человеку, так нечего и пытаться.

Убедив россиян, что за чужими окнами сплошной кошмар и ужас, Евгений Попов обводит взором окрестности летящей вниз страны и приходит в состояние глубокого удовлетворения и умиротворения. Во-первых, в России – Рождество. Во-вторых, Путин подарил детям в Твери замечательный спортзал. Вот никому из западных лидеров не приходит в голову подарить немецким или там американским детям спортзал, а Путин вот взял и подарил. Так, что еще… Вот! По всей России реставрируются храмы. Ну, а где храмы, там, конечно, Гундяев. Патриарх Гундяев объяснил про Сирию и про то, зачем мы ее бомбим. Оказывается, Сирия это наш сосед. Поэтому, когда мы бомбим Сирию, мы защищаем Отечество. И пока война носит оборонительный характер, объяснил Гундяев, она является справедливой. Насчет соседней Сирии, в которую если посуху, то границы двух государств преодолевать надо, это Гундяев сильно сказал. Впрочем, насчет справедливых оборонительных бомбардировок за тысячи километров от своих границ, пожалуй, еще сильнее.

Но изнасилованный Кельн и даже рождественская Москва по версии «Больших вестей» Евгения Попова в начале 2016-го отошли на периферию мира. В центре планеты оказался Геническ. Как, вы не знаете Геническа? А ведь именно в этом маленьком городке Херсонской области в эти дни бился пульс земного шара и, возможно, решалась его судьба. Дело в том, что мэр Геническа позвонил в Россию и попросил дать ему газу. Путин газ дал. Причем, без всякого договора. «Большие вести» этот факт несколько раз подчеркнули, что газ дал лично Путин и что без всякого договора. И это правильно, поскольку газ ведь принадлежит лично Путину, как и все остальное в стране, а всякими договорами и прочими бумажками, вроде права и законов, российский самодержец заморачиваться не должен.

Сюжет с замерзающим Геническом, который российский президент отогрел теплом своего сердца и российского газа, напомнил старые советские сюжеты о Гондурасе, который находился одновременно в огне и в сердце каждого из нас.

К сожалению, жар от путинского сердца не смог согреть тех, кто 16 часов ждал помощи на трассе Оренбург-Орск, сидя в занесенных снегом автомобилях. Нелепо обвинять главу государства во всех ЧП, но так уж устроена власть в России, что реагирует она только на команды ручного управления, а если таких команд нет, то власть просто спит. Весь сюжет «Больших вестей» был посвящен подвигу полицейского, который отдал свою одежду замерзающим и сам обморозил руку. Что до реакции федеральной власти на преступное бездействие местного начальства, приведшее к гибели одного человека и обморожению еще нескольких, то «Большие вести» как в насмешку дали слово представителю следствия, который сообщил важную новость: он сказал, что замерший насмерть человек умер в результате охлаждения организма.

Набирая скорость в своем падении, Россия со свистом пролетала мимо американского окошка, и тут Евгений Попов радостно сообщил, что на Нью-Йоркской бирже обвал. А главная радость, что Билл Гейтс обеднел на целых 5 млрд долларов! Искренняя радость ведущего Евгения Попова, несомненно, передалась миллионам россиян. «Вот счастье-то привалило!», — сказали россияне и с миром в душе пошли спать, уверенные, что после этой радостной новости теперь у них в жизни будет только хорошее.












  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.
Медиафрения. История одного предательства профессии
26 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Алексей Навальный продолжает ездить по стране в рамках своей предвыборной кампании. У этих поездок есть важный побочный эффект. Местные СМИ проходят тест на соответствие профессии. Можно как угодно относиться к Навальному – я, например, отношусь весьма критически – но невозможно не признать политиком федерального уровня человека, способного одновременно вывести на улицы десятки тысяч людей в нескольких десятках городов страны. Местное медиа, которое игнорирует приезд и публичное выступление оппозиционера такого масштаба в свой город может считаться профессиональным лишь в том случае, если это газета рекламных объявлений или журнал для пчеловодов.
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.