В оппозиции
20 марта 2019 г.
Немцов превращается в марш, коалиция демократов – в тыкву

ТАСС

Выходили год назад, выходили вчера, выйдем завтра. Немцов превращается в марш. В принципе это счастливая судьба для политика – стать иконой протестного поколения. Однако Боря на это бы сказал: «Не смешите, я не псих! Лучше я буду живым, чем убитым». Но получилось, как мы видим, иначе, и никакое счастье политтехнолога не уравновесит горечь потери.

Оттого Москва выходит самой большой колонной. Мятежный город, более мятежный, чем Петербург или Новгород. Или Воронеж — там вообще активистов забросали яйцами и мукой и облили зеленкой веселые, добрые люди. Что они хотели этим сказать? Что человеческая жизнь в России — мука?

В Москве, однако, такой номер не пройдет. Тут тысячи и тысячи людей, и видно, что Дума в очередной раз села в грязную вонючую лужу, отказавшись почтить память любимца городского класса. Впрочем, Москве это обязательно припомнят, снесут торговые палатки, придут с акцизами и водосчетчиками, везде навтыкают платных парковок, повысят собираемость налогов и выгонят НКО с зарубежными грантами. Цари ведь тоже не сильно любили Москву. «Хотел бы я, чтоб у Москвы была только одна шея — и я смог ее отрезать одним ударом!» — думает иной русский Калигула.

Честен автор в оголтело фашистской газете «Завтра». «Где же наш марш по случаю «Крымнаша», — размышляет он, как бы удивляясь, что при 80% поддержке Путина по зову сердца выходят почему-то лишь сторонники Немцова. — Почему мы не вышли на улицы? Быть может, потому что другие у нас марши. Маршируя, наш народ освобождает земли, покоряет столицы, меняет лик Земли».

То есть надо понимать его так, что все «правильные люди» теперь исключительно на бомбежках, отрывают руки и ноги у детей Сирии, захватывают крымы, готовятся к штурму Прибалтики, меняют лик Земли, одним словом, — вот и нет никого на Москву.

Москва же не скрывает своего недовольства. Однако это недовольство глухое. Не введет никого в заблуждение радикальный призыв на листе A4. По большому счету нам действительно почти не удается вывести массы для мирных гражданских требований. Не потому что массы согласны, а потому что требования все равно не выполняются. Ни по выборам, ни по сиротам, ни по концу войны, ни по «Путин уходи!». Российская власть ни в какую не понимает «мирное». Она понимает только силу.

Дальнобойщиков на мощных фурах или «Pussy Riot» в разноцветных балаклавах. Если кто-то кинет пластиковую бутылку или оцарапает палец полиционера, это она отлично поймет и скривится. Несчастного, конечно, разыщут, схватят, упрячут в кутузку. И через год, и через пять ничто не будет забыто. Но что-то в сознании правителей щелкнет: сейчас они палец поцарапают, а завтра… На Зимний пойдут?

Поэтому москвичи всегда под конвоем. Поэтому Москва идет тихо, мирно и молча. Немцов превращается в ежегодный зимне-весенний марш. В традицию. В жизнь после смерти. Но он, этот марш, не про будущее. Не про политическое требование, которое не выполняется, а про горечь минувшего и ясность настоящего. Всего лишь про трезвую оценку «банды жуликов и воров». С таким можно ходитьтут хоть целую вечность.

Совсем не странно, что все меньше вокруг знакомых лиц. Двадцать лет демократическо-авторитарного «тяни-толкай» перемололи многих. Кто заболел, кто уехал, кто просто устал. Подрастают, конечно, новые, но от рождения с разочарованием в душе. И таким образом этот марш становится маршем о том, что всем всё понятно, но что делать дальше, не ясно. Марш не проекта, а понимания, что проекта нет. Рукописные грозные плакаты – обманка.

В эти дни кто-то поднял веки Явлинскому

И Григорий Алексеевич, прервав многовековое затворничество (в масштабах истинной скорости времени), сказал. Как всегда, взвешенно, емко, красиво и верно. Именно про отсутствие проекта и про то, что тупик. Более взвешенно, емко, красиво и верно, чем обычно твердит на публику вся его верная партия под управлением невесть откуда взявшейся Слабуновой.

И тому есть свое объяснение. Дело в том, что партия «Яблоко» все еще имеет уникальную возможность поучаствовать в грядущих выборах, выступить как бы «системно» и получить от Кесаря, олицетворяющего Систему, финансирование. Следовательно, «Яблоку» придется наступить на горло собственной социал-демократической песне, и какой-то период вести себя пай-мальчиком, политично и политкорректно.

В частности, вот, по Крыму. Ясно, что федеральная партия должна выдвигаться, в том числе и от Крыма как от субъекта федерации. А как выдвигаться, если ты заявляешь, что Крым – ни в какую не субъект федерации? Абсурд! Поэтому была придумана хитрая, хотя и никого не обманывающая идеологема. Мы, мол, были против аншлюса и от своих слов не окажемся. Но что сделано – то сделано. А теперь мы, как реалисты, как пай-мальчик, готовы вступить в длительный процесс урегулирования. Провести международную конференцию, а если потребуется, то и повторный референдум. А там как-нибудь все и уладится.

Сам Григорий Алексеевич, конечно, такие глупости не говорит. Глупости – только по части рядовых его партии. Он же прекрасно понимает, что у такого гипотетического референдума нет вопроса для референдирования. Поскольку ни в Украине, ни в России перепланировка границ по решению отдельно взятой «деревни» не предусмотрена. Тогда о чем такой референдум?

Но все это не очень волнует ни Явлинского, ни «Яблоко», да и вообще никого в России. Ни о том разговор. «Яблоку» нужно поучаствовать в выборах, а Григорию Алексеевичу побороться в качестве кандидата в президенты. Ибо, как он сам заявил: «Мы не доделаем – следующие доделают. Но мы должны сделать свою часть работы».

Причем, я уверен, Явлинский и вправду был бы отличным президентом, а «Яблоко» — лучшей партией в нашем парламенте, если бы прошла. Которая проголосовала бы за возврат политики здравого смысла, а это очень просто – перестать конфликтовать с Западом. Но только всем известно, что обычным путем этого никогда не случится. Никогда Григория Явлинского Система не сделает президентом, а «Яблоко» никогда не получит сколько-нибудь значительное число голосов в легальном представительном органе. Тогда в чем заключается «своя часть работы»?

Этот вопрос больше, чем Явлинский, больше, чем ПАРНАС, и даже больше, чем объединение или разъединение демократов и либералов. Он вообще корневой. Шанс на изменения в стране путем ближайших выборов призрачен, и все это прекрасно понимают. А это значит, что тупик и провал останутся на прежнем месте, независимо от того, объединятся головные конторы либералов и демократов или не объединятся. Тогда, может быть, лучше параллельно обсудить, а что же тогда не призрачно?

Ибо, как заметил тот же Явлинский, разговаривать с избирателями «надо честно, открыто, профессионально, но самое главное – с любовью к ним».


Фото: Dmitry Savostianov \ZUMA\TASS












  • Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?

  • Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.

  • Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Уже нечего согласовывать и не с кем согласовывать
11 МАРТА 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В оппозиционной среде дискуссия о том, стоит ли испрашивать у властей разрешение на проведение массового протестного мероприятия, не утихает который год. Аргументы противников «прогулок в загоне» более чем убедительны. Оспорить тезис, что просить дозволения на то, на что имеешь право по Конституции и другим законам, унизительно, крайне трудно. Кроме того, сторонники несанкционированных акций утверждают, что подобного рода практика — походы в мэрию за заветной бумажкой — только снижает накал оппозиционной борьбы и, следовательно, играет на руку властям.
Прямая речь
11 МАРТА 2019
Алексей Макаркин:  Проблема таких протестов в том, что они скорее фиксируют наличие активного и молодого слоя людей, которые недовольны... Но возникает вопрос, а что дальше?
В СМИ
11 МАРТА 2019
Lenta.ru: В акции за свободный интернет на проспекте Академика Сахарова в Москве приняли участие около 6,5 тысячи человек, сообщает пресс-служба столичного главка МВД.
В блогах
11 МАРТА 2019
Жуковский Владислав: Когда против антисоциальных реформ и репрессивных законов выйдут полмиллиона, ситуация изменится.
Марш Немцова. Почему люди пришли. Почему не все
25 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Если рискнуть абстрагироваться от эмоциональной составляющей этих ужасных «немцовских дней», которые мы переживаем уже пятый год… (Хотя, впрочем, я вовсе не уверен в целесообразности и даже возможности такого психологического эксперимента…) Но если все же попробовать взглянуть на ситуацию, убрав за скобки ее трагический контекст, то картина вырисовывается следующая. «Марш Немцова» — последняя массовая акция оппозиции, которую власть согласовывает, фактически не корректируя заявку организаторов. Однозначного ответа на вопрос, почему это происходит, нет. Не исключаю, что четыре года назад от верховного правителя поступило твердое указание «не препятствовать им в день памяти Немцова»...
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин:  На марше было гораздо меньше демонстративных автозаков, вертолётов и прочего. И людей прошло побольше, чем 10 тысяч, но не в 5 раз, примерно — 15-20 тысяч.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2019
Газета.RU: В центре столицы прошел согласованный марш памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, который был убит четыре года назад на Большом Москворецком мосту. ...В акции приняли участие... 10,8 тыс. человек.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2019
vodolei 13: Ну, что сказать : народу было меньше, чем по сути нынешней ситуации должно бы быть, но больше, чем я ожидала.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. 
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2019
Дмитрий Орешкин: Стоит ли гнобить дальше или не проявлять избыточного зверства? Чем раздрай в верхах кончится, непонятно, но он уже начинает ощущаться.