В оппозиции
18 июня 2019 г.
Немцов превращается в марш, коалиция демократов – в тыкву

ТАСС

Выходили год назад, выходили вчера, выйдем завтра. Немцов превращается в марш. В принципе это счастливая судьба для политика – стать иконой протестного поколения. Однако Боря на это бы сказал: «Не смешите, я не псих! Лучше я буду живым, чем убитым». Но получилось, как мы видим, иначе, и никакое счастье политтехнолога не уравновесит горечь потери.

Оттого Москва выходит самой большой колонной. Мятежный город, более мятежный, чем Петербург или Новгород. Или Воронеж — там вообще активистов забросали яйцами и мукой и облили зеленкой веселые, добрые люди. Что они хотели этим сказать? Что человеческая жизнь в России — мука?

В Москве, однако, такой номер не пройдет. Тут тысячи и тысячи людей, и видно, что Дума в очередной раз села в грязную вонючую лужу, отказавшись почтить память любимца городского класса. Впрочем, Москве это обязательно припомнят, снесут торговые палатки, придут с акцизами и водосчетчиками, везде навтыкают платных парковок, повысят собираемость налогов и выгонят НКО с зарубежными грантами. Цари ведь тоже не сильно любили Москву. «Хотел бы я, чтоб у Москвы была только одна шея — и я смог ее отрезать одним ударом!» — думает иной русский Калигула.

Честен автор в оголтело фашистской газете «Завтра». «Где же наш марш по случаю «Крымнаша», — размышляет он, как бы удивляясь, что при 80% поддержке Путина по зову сердца выходят почему-то лишь сторонники Немцова. — Почему мы не вышли на улицы? Быть может, потому что другие у нас марши. Маршируя, наш народ освобождает земли, покоряет столицы, меняет лик Земли».

То есть надо понимать его так, что все «правильные люди» теперь исключительно на бомбежках, отрывают руки и ноги у детей Сирии, захватывают крымы, готовятся к штурму Прибалтики, меняют лик Земли, одним словом, — вот и нет никого на Москву.

Москва же не скрывает своего недовольства. Однако это недовольство глухое. Не введет никого в заблуждение радикальный призыв на листе A4. По большому счету нам действительно почти не удается вывести массы для мирных гражданских требований. Не потому что массы согласны, а потому что требования все равно не выполняются. Ни по выборам, ни по сиротам, ни по концу войны, ни по «Путин уходи!». Российская власть ни в какую не понимает «мирное». Она понимает только силу.

Дальнобойщиков на мощных фурах или «Pussy Riot» в разноцветных балаклавах. Если кто-то кинет пластиковую бутылку или оцарапает палец полиционера, это она отлично поймет и скривится. Несчастного, конечно, разыщут, схватят, упрячут в кутузку. И через год, и через пять ничто не будет забыто. Но что-то в сознании правителей щелкнет: сейчас они палец поцарапают, а завтра… На Зимний пойдут?

Поэтому москвичи всегда под конвоем. Поэтому Москва идет тихо, мирно и молча. Немцов превращается в ежегодный зимне-весенний марш. В традицию. В жизнь после смерти. Но он, этот марш, не про будущее. Не про политическое требование, которое не выполняется, а про горечь минувшего и ясность настоящего. Всего лишь про трезвую оценку «банды жуликов и воров». С таким можно ходитьтут хоть целую вечность.

Совсем не странно, что все меньше вокруг знакомых лиц. Двадцать лет демократическо-авторитарного «тяни-толкай» перемололи многих. Кто заболел, кто уехал, кто просто устал. Подрастают, конечно, новые, но от рождения с разочарованием в душе. И таким образом этот марш становится маршем о том, что всем всё понятно, но что делать дальше, не ясно. Марш не проекта, а понимания, что проекта нет. Рукописные грозные плакаты – обманка.

В эти дни кто-то поднял веки Явлинскому

И Григорий Алексеевич, прервав многовековое затворничество (в масштабах истинной скорости времени), сказал. Как всегда, взвешенно, емко, красиво и верно. Именно про отсутствие проекта и про то, что тупик. Более взвешенно, емко, красиво и верно, чем обычно твердит на публику вся его верная партия под управлением невесть откуда взявшейся Слабуновой.

И тому есть свое объяснение. Дело в том, что партия «Яблоко» все еще имеет уникальную возможность поучаствовать в грядущих выборах, выступить как бы «системно» и получить от Кесаря, олицетворяющего Систему, финансирование. Следовательно, «Яблоку» придется наступить на горло собственной социал-демократической песне, и какой-то период вести себя пай-мальчиком, политично и политкорректно.

В частности, вот, по Крыму. Ясно, что федеральная партия должна выдвигаться, в том числе и от Крыма как от субъекта федерации. А как выдвигаться, если ты заявляешь, что Крым – ни в какую не субъект федерации? Абсурд! Поэтому была придумана хитрая, хотя и никого не обманывающая идеологема. Мы, мол, были против аншлюса и от своих слов не окажемся. Но что сделано – то сделано. А теперь мы, как реалисты, как пай-мальчик, готовы вступить в длительный процесс урегулирования. Провести международную конференцию, а если потребуется, то и повторный референдум. А там как-нибудь все и уладится.

Сам Григорий Алексеевич, конечно, такие глупости не говорит. Глупости – только по части рядовых его партии. Он же прекрасно понимает, что у такого гипотетического референдума нет вопроса для референдирования. Поскольку ни в Украине, ни в России перепланировка границ по решению отдельно взятой «деревни» не предусмотрена. Тогда о чем такой референдум?

Но все это не очень волнует ни Явлинского, ни «Яблоко», да и вообще никого в России. Ни о том разговор. «Яблоку» нужно поучаствовать в выборах, а Григорию Алексеевичу побороться в качестве кандидата в президенты. Ибо, как он сам заявил: «Мы не доделаем – следующие доделают. Но мы должны сделать свою часть работы».

Причем, я уверен, Явлинский и вправду был бы отличным президентом, а «Яблоко» — лучшей партией в нашем парламенте, если бы прошла. Которая проголосовала бы за возврат политики здравого смысла, а это очень просто – перестать конфликтовать с Западом. Но только всем известно, что обычным путем этого никогда не случится. Никогда Григория Явлинского Система не сделает президентом, а «Яблоко» никогда не получит сколько-нибудь значительное число голосов в легальном представительном органе. Тогда в чем заключается «своя часть работы»?

Этот вопрос больше, чем Явлинский, больше, чем ПАРНАС, и даже больше, чем объединение или разъединение демократов и либералов. Он вообще корневой. Шанс на изменения в стране путем ближайших выборов призрачен, и все это прекрасно понимают. А это значит, что тупик и провал останутся на прежнем месте, независимо от того, объединятся головные конторы либералов и демократов или не объединятся. Тогда, может быть, лучше параллельно обсудить, а что же тогда не призрачно?

Ибо, как заметил тот же Явлинский, разговаривать с избирателями «надо честно, открыто, профессионально, но самое главное – с любовью к ним».


Фото: Dmitry Savostianov \ZUMA\TASS












  • Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...

  • "Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.

  • Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Междумаршевые мысли перед акцией Гусева-Винокуровой
14 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Новая газета» опубликовала дискуссию Юлии Латыниной и Кирилла Мартынова по поводу марша 12.06.2019. Для Мартынова участие в акции — это ответ на «коренной мировоззренческий вопрос: доказывать, что после освобождения Голунова нужно было сидеть дома, можно только из полицейской перспективы». То есть участие в марше 12 июня было единственной возможностью объяснить власти, обществу и себе самим, что мы рады тому, что Иван Голунов на свободе, но нас не устраивает, что, во-первых, заказчики провокации на свободе, а во-вторых, мы требуем освобождения всех политзеков и пересмотра всех дел, возбужденных по пресловутой 228-й статье, в которых есть малейшее подозрение на провокацию...
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2019
Сергей Пархоменко: У них была абсолютно конкретная техническая задача — сократить количество людей 12-го числа. Никакого долгого замысла тут нет...
В СМИ
14 ИЮНЯ 2019
"Новая газета": Как это часто бывает с нашим гражданским обществом, тактическая, пусть и беспрецедентная победа — прекращение уголовного преследования Ивана Голунова — обернулась расколом.
В блогах
14 ИЮНЯ 2019
Зара Муртазалиева: Вся страна под домашним арестом  
Полицейский реванш и его последствия
13 ИЮНЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Отдадим должное российской власти. В нынешнем своем состоянии она предельно откровенна с «продвинутой» частью общества, она не нуждается в одобрении со стороны интеллигенции и совершенно не собирается с нею «заигрывать». На сей раз надежды на либерализацию прожили меньше суток. Начались они заявлением министра внутренних дел Владимира Колокольцева, который — невиданное в современной России дело — не только сообщил, что все обвинения в отношении журналиста Ивана Голунова снимаются за недоказанностью, но и о том, что инициировано снятие с должности двух полицейских генералов, чьи подчиненные устроили провокацию с подбрасыванием репортеру наркотиков.
Прямая речь
13 ИЮНЯ 2019
Леонид Гозман: Они обиделись, потому что были вынуждены отступить. Отступать — действие неприятное, и за ним последовала реакция.
В СМИ
13 ИЮНЯ 2019
"Ведомости": Признание силовиками своих ошибок не помешало им разогнать марш в поддержку журналиста.
В блогах
13 ИЮНЯ 2019
Лкы Пубинштейн: Говорят, что диалог с властью невозможен. Отчего же - вчера... состоялся вполне адекватный диалог с властью. ...Мы высказывались в аргументации и стилистике, свойственных нам, а власть как свойственно ей.
Прямая речь
12 ИЮНЯ 2019
Александр Рыклин: Тут важно понимать, что, когда начались переговоры, медузовцам крайне сложно было понять, что весь этот шантаж - чистая ментовская разводка...
Как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская слили протест
12 ИЮНЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Про марш. Наша позиция: мы отбили нашего парня, всем огромное спасибо. Это общая победа, результат невероятной кооперации людей. Но активизмом мы не занимаемся и не хотим быть героями сопротивления, простите. Поэтому на завтрашнюю акцию не призываем. Если люди пойдут – будем освещать плотно, как положено», – сообщил Иван Колпаков, главный редактор «Медузы». «Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», – это уже цитата из совместного заявления того же Ивана Колпакова, Галины Тимченко, Елизаветы Осетинской, Дмитрия Муратова и адвоката Сергея Бадамшина.