Церковь и государство
22 сентября 2018 г.
На круги своя

ТАСС

Пока неизвестно, какие последствия будет иметь встреча папы Римского и патриарха Кирилла в далекой перспективе, но если она хоть как-то поспособствовала заключению перемирия в Сирии и, тем более, если это перемирие приведет к миру, то, на мой взгляд, уже можно сказать, что дело того стоило. Однако в результате церковь оказалась в весьма уязвимом положении, которое в дальнейшем может стать еще более уязвимым.

Встреча с папой, как это ни удивительно, несмотря на отмечаемый многими сугубо христианский язык принятой на Кубе декларации, судя по всему, разбередила в патриархе Кирилле навыки советского церковного функционера. Во всяком случае, «язык молитвы» и «дух Божий» были тут же отставлены в сторону, и уже в интервью каналу Russia Today (RT) буквально через несколько дней после встречи патриарх заговорил на языке партийного протокола: им с папой, «на самом высоком уровне», требуется «выработать общее понимание того, где мы и куда мы идем. Во-первых, как христианская семья и, во-вторых, как человеческая цивилизация».

Склонность к идеологизированию проявилась у церковных руководителей не сегодня — они грешат этим с начала 2000-х, когда митрополит Кирилл (тогда еще митрополит, глава Отдела внешних церковных связей) напечатал в «Независимой газете» статью «Норма веры как норма жизни» с подзаголовком «Проблема соотношения между традиционными и либеральными ценностями в выборе личности и общества». Уже по той статье было видно, что Священного писания владыке явно недостаточно (и как его не понять: который век и какие люди бьются-бьются, а толку пшик!), ему очень хочется создать некий умозрительный конструкт, который поможет активизировать процесс наращивания у церкви мускулов. С начала 2000-х Московская патриархия начала проявлять очевидные признаки беспокойства из-за своей «оставленности» властью и нащупывала пути сближения. Для этого требовалось ввести идеологические искания в определенное, четко обозначенное русло: спасение, жизнь вечная — все это на рынке государственных услуг не котировалось; «традиционные ценности» имели какие-то, впрочем, тогда еще весьма смутные, перспективы.

Русло несколько раз менялось. Сначала это была «православная цивилизация», которая осталась практически невостребованной. Чуть успешнее оказалась «русская цивилизация» — власть к тому моменту уже тоже разлюбила либеральные ценности и искала новый цементирующий раствор для общества. Позже возник «русский мир», который пришелся как нельзя более кстати, хотя общество вместо «скреп» получило глубокую травму, от которой еще долго будет приходить в себя. Мимо «солидарного общества», заявленного последним Всемирным русским народным собором как новая желательная цель, пока удалось проскочить, поскольку на повестку дня встал более жгучий вопрос — борьба с терроризмом. Эта тема была затронута и в кубинской декларации: папа и патриарх призвали мировое сообщество сплотиться, чтобы «покончить с насилием и с терроризмом, и одновременно через диалог содействовать скорейшему достижению гражданского мира». Не знаю, что понимает под «сплочением» папа Римский, но вот патриарх Кирилл в том же интервью RT изложил свое видение вопроса довольно подробно. Что побуждает террористов брать в руки оружие? В том числе «развитие человеческой цивилизации, которое, к сожалению, сегодня включает в себя отказ от Бога — от божественного, нравственного закона», убежден патриарх.Стало быть, для того чтобы победить терроризм, «нам всем нужно стать другими». Необходимо добиваться «глобального нравственного консенсуса» на основе нравственного чувства человека, которое заложено в человеческую душу Богом. «Нам нужно договориться об этих общих нравственных ценностях и на основании этого консенсуса строить общую глобальную цивилизацию».

Итак, перед нами очередная идеологема — теперь уже не «русская», а «глобальная цивилизация». Патриарх Кирилл хотел бы вывести процесс десекуляризации, не без трудностей запущенный в России, на международный уровень, «предотвратить дехристианизацию современного общества» и вернуть христианам подобающее им место в общественном пространстве. При этом патриарху, судя по всему, кажется, что в России «нравственный консенсус» уже достигнут. Во всяком случае, 6 марта на освящении открывшегося при МГИМО храма в своем напутствии будущим дипломатам глава церкви, в частности, сказал: «В сегодняшней ситуации защита России есть защита веры, защита православной веры, христианской веры…». Возникает вопрос: а что же другие верующие и неверующие — их нет или их можно не защищать?

На самом деле патриарх не так кровожаден, как может показаться, всему виной стремительно возрождающаяся советская матрица церковно-государственных отношений. В советские годы главной задачей РПЦ на мировой арене была борьба за мир. И Русская церковь, «вместе со всем передовым человечеством», разоблачала ложь идеологов войны, срывала «маски лицемерия и ханжества с преступного лица международных разбойников с большой дороги». Сегодня перед ней не менее важные задачи — борьба с терроризмом, защита христиан по всему миру. В тактике есть некоторые перемены: нас уже не призывают срывать маски, а «всего лишь» «стать другими». Неважно, что человек, неспособный «стать другим» ради Христа, вряд ли станет другим, чтобы показать пример террористу. Важно, что этот месседж открывает богатые возможности для новых государственных заказов. Заметим, что до сих пор скорее власть черпала из идеологических закромов патриархии. Встреча с папой, которая, по мнению многих обозревателей, могла бы еще долго не состояться, если бы не интересы власти — вожделенное членство в международной коалиции против ИГИЛ — стала, возможно, первым таким заказом.

Пока церковь вынуждена исправлять ошибки режима, рассорившегося с международным сообществом, и ей это неплохо удается, нет оснований беспокоиться за ее судьбу. Но в дальнейшем ведь могут быть и другие заказы.

Советская матрица отказов не предусматривала. Принятые в 2000 году Основы социальной концепции РПЦ содержат положение о возможности гражданского неповиновения церкви, в случае если власть понуждает верующих к чему-то богопротивному. Однако гораздо актуальнее для нынешнего момента зафиксированное в той же концепции недовольство принципом отделения церкви от государства, который воспринимается как «результат антиклерикальной или прямо антицерковной борьбы, хорошо известной, в частности, из истории французских революций». Церковная свобода может не устоять перед натиском неосергианства.

«СОВА»

Фото: Россия. Москва. 6 марта 2016. Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл на церемонии освящения храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО МИД России. Александр Щербак/ТАСС















  • Алексей Макаркин: Реакция Московского патриархата, выходящая за рамки обычной настороженности, куда более серьёзная, показывает, что решения возможны.

  • РИА "Новости": Константинопольской патриархат не может единолично даровать автокефалию Украинской церкви без ратификации этого решения всеми поместными православными церквями...

  • Роман Лункин: Константинопольский патриарх, скорее, говорит о своих амбициях, самоутверждаясь за счет Москвы и Украины.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Константинополь дает добро Киеву
5 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вселенский патриарх Варфоломей не испугался страшилок Гундяева, Алфеева (церковная кличка – Илларион) и Венедиктова и заявил о праве Константинополя решать вопрос о предоставлении автокефалии Украинской православной церкви без участия Москвы, а также о готовности решить этот вопрос положительно. Выступление Варфоломея на проходящем в Стамбуле Синаксисе – собрании всех иерархов Константинопольского патриархата – было крайне резким по отношению к Москве и крайне недвусмысленным в отношении предоставления автокефалии Киеву.
Прямая речь
5 СЕНТЯБРЯ 2018
Алексей Макаркин: Реакция Московского патриархата, выходящая за рамки обычной настороженности, куда более серьёзная, показывает, что решения возможны.
В СМИ
5 СЕНТЯБРЯ 2018
РИА "Новости": Константинопольской патриархат не может единолично даровать автокефалию Украинской церкви без ратификации этого решения всеми поместными православными церквями...
В блогах
5 СЕНТЯБРЯ 2018
Роман Лункин: Константинопольский патриарх, скорее, говорит о своих амбициях, самоутверждаясь за счет Москвы и Украины.
Зачем Путину нужна Киево-Печерская лавра
3 АВГУСТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Российско-украинский церковный спор переместился из чисто духовной в имущественную сферу. Выступая 31.07.2018 на телеканале «Прямой», глава УПЦ Киевского патриархата Филарет заявил, что после признания единой Украинской православной церкви ей будут переданы и Киево-Печерская и Почаевская лавра. «Никакой собственности Московский патриархат в Украине не имеет. Вот взять, например, Киево-Печерская лавра, Почаевская лавра — чья это собственность? Собственность украинского государства. И государство передало свою собственность в пользование украинской церкви Московского патриархата. Но когда будет тут украинская церковь признана, то лавра...»...
Прямая речь
3 АВГУСТА 2018
Георгий Чижов: В перспективе весьма вероятно, что лавры, начиная с Киево-Печорской, всё-таки перейдут к Украинской поместной церкви, но это не произойдёт мгновенно после представления автокефалии....
В СМИ
3 АВГУСТА 2018
Газета.RU: Вопрос, кому принадлежит... Киево-Печерская лавра – на самом деле не так уж однозначен. ...Еще в 2010 году заповедник был передан в ведение министерства культуры и туризма Украины.
В блогах
3 АВГУСТА 2018
Елена Привен: Как томос-то чешется И ведь никто не банит Филаретку за разжигание религиозной розни...
Скрепоносный огонь
6 АПРЕЛЯ 2018 // АНТОН МУХИН
7 апреля, накануне православной Пасхи, в храме Гроба Господня сойдет, как обычно, Благодатный огонь. И самолет специального летного отряда «Россия», как обычно, привезет его в отечество. Такие самолеты возят только особо ценные грузы — первых лиц государства или крупные партии кокаина. И это правильно — Благодатный огонь для родины не менее ценен. Даже более. Можно сказать, что он — квинтэссенция родины. Благодатный огонь традиционно не только воодушевляет верующих, но и провоцирует настоящий холивар с неверующими или маловерующими. Которые норовят упрекнуть Московскую патриархию в том, что она до сих пор эксплуатирует суеверие про божественную природу Благодатного огня. Хотя все, кому интересно, в подробностях знают не только, откуда он берется, но и даже за какой иконой в Кувуклии спрятана лампадка, от которой Иерусалимский патриарх, предварительно ритуально обысканный полицией, зажигает свечи.
Фигурант вопроса
8 ФЕВРАЛЯ 2018 // БОРИС КОЛЫМАГИН
А все-таки жаль, что в «кремлевский список» не попал «духовник президента» епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов). По всем ведь параметрам подходит: и с властью вась-вась, и с купюрами все в порядке. И главное, все больше и больше втаскивает церковь в политику. Чего стоит только устроенное в Сретенском монастыре, где он настоятельствует, обсуждение вопроса о ритуальном убийстве последнего императора и его семьи большевиками. Не открещивается владыка: да, говорит, революционеры вводили свой культ.